506

Что смотреть на выставке финского совриска в галерее «Виктория»

Сергей Баландин

До конца весны в галерее «Виктория» работает выставка современного финского искусства, — 20 мая на нее можно попасть бесплатно в рамках акции «Ночь музеев». Сергей Баландин рассказал, чем интересны художники, создающие работы из мусора и рубашек, фотографии с вдохновляющими видами севера, “туманную живопись”, а также другие работы на тему “Конец света в таинственном лесу”.

Выставка EXTENSION.FI — часть большого проекта московской галереи «Триумф», знакомящего зрителей с искусством неочевидных с точки зрения арт-рынка стран, таких, как Румыния, Эстония или Иран. Название проекта EXTENSION можно понимать как символ расширения границ нашего внимания в эпоху интернета: мы видим больше, становимся ближе, где бы мы ни жили.

Часть проекта, посвященная Финляндии, соответственно получила название EXTENSION.FI. Она имеет не вынесенный на афишу подзаголовок «Конец света в таинственном лесу». По замыслу куратора Яны Тиббе, общее настроение выставки должно передать мир загадочных северных лесов, вокруг которых строится не только мифология коренных финнов, но и современная культура страны; а тема «конца света» взята из книг Туве Янссон о Муми-тролле.

Участники выставки

Алекс Антас

Алекс Антас работает преимущественно в области фотографии, но для него важно фиксировать собственные эксперименты с натурой. Он помещает в пейзаж различные искусственные элементы: геометрические фигуры из различных материалов, бетонные шары, нагромождения скворечников, создает паутину из веревок. Из снимков этих причудливых объектов художник создает крупноформатные фотографии, часто выбеливая предметы на изображениях. Белый цвет придает его работам оттенок мистики и в то же время абсолютно точно передает атмосферу северной природы.

Мийкка Васкола

Мийкка Васкола известен своими живописными интерпретациями старинных фотографий, в которых превращает чопорных бородатых старцев в комических монстров со вторыми лицами на месте рта. Он разрушает традиционные представления о культе предков, создавая из «старинного» и «мистического» интернет-мем. К последней серии абстрактных работ художник приходит через эксперименты с псевдо-пейзажами, хаотичными нагромождениями разводов оттенков сепии, которые придают абстракции вид дикого ландшафта в тумане.

Саму Раатикайнен

Саму Раатикайнен создает свои абстрактные работы так же, как фотограф проявляет фотографии — будто постепенно слой за слоем выявляя на плоскости неясное изображение. Его живопись «туманна» буквально. Она получается в ходе взаимодействия веществ самой разной плотности и состава — красок, пигментов, кристаллов, порошков. При виде его работ зрителя может интересовать не столько изображение, сколько то, как оно образовалось. Возникает ощущение, что оно возникло каким-то естественным, но непонятным нам образом — например, наросло.

Петри Ала-Маунус

Петри Ала-Маунус с самого начала работал с романтическим пейзажем — горы, водопады, грозовые тучи, — но в начале карьеры он добавлял в них контрастные, почти кислотные оттенки розового, оранжевого, сиреневого, а на фоне гор возвышался атомный гриб или прыгали байкеры, неформалы, программисты и мифологические существа, словно вырвавшиеся из коллективного бессознательного. Последние работы художника более спокойные: ушли яркие цвета, а пейзажи стали совершенно дикими и мрачными, но доля сюрреалистичности от этого не уменьшилась.

Кари Кавен

Кари Кавен не создает скульптур, а находит странные вещи и переделывает их, создавая впечатление, будто перед нами моднейшее модернистское произведение искусства. Он ратует за экологичность и экономит ресурсы, находя свои объекты на помойках, — переносит идею переработки мусора в искусство и реализует ее. При этом его вещи никак нельзя назвать «поделками из мусора» или «мусорными скульптурами», как часто бывает с экологическим искусством. Они остаются стильными и яркими, превращаясь в сюрреалистические, конструктивистские или минималистские произведения, отчего его работы приобретают характер иронии над искусством ХХ века, столь же очаровательным, сколько глупым.

Мика Карху

Мика Карху занимается фотографией, инсталляцией, создает графические работы, всегда сохраняя черно-белую гамму, помогающую поддерживать в его произведениях тревожно-нервную атмосферу. Портреты, тела и объекты превращаются в пятнистое месиво. Угрожающе разбросанные в пространстве, лишенные объема и цвета, они становятся словно призраками самих себя.

Туомас А. Лфйтинен

Туомас А. Лайтинен известен видео- и световыми инсталляциями, в которых увеличенные проекции, отражения экрана, световые эффекты, неоновые лампы и интерактивные элементы создают особую магическую атмосферу. Одна из его работ, например, представляла собой белый автомобиль, в котором, как в снежном шаре, летали перья и сверкал стробоскоп. Таким образом, избегая прямых высказываний, художник переносит зрителя в некую сновиденческую реальность, где тот часто оказывается в положении подглядывающего.

«Мир Кристины» Йуона Карси

Йуона Карси воссоздает фрагменты ландшафтов то в виде террариумов, то в виде висящих в воздухе островов. Его интересует ноосфера — следы человеческой деятельности: дороги, заборы, а иногда и более загадочные сооружения — лабиринты, церкви, заросший сад с калиткой. Его пейзажи словно вырваны из чьих-то воспоминаний, безлюдны и безжизненны, но тем не менее они излучают притягательную энергетику. Художник изображает места, всем нам знакомые, даже если мы никогда там не были. Одна из его работ, например, воссоздает известную сцену из картины Эндрю Уайета «Мир Кристины».

«Вечерняя земля»  Арт-группа IC-98

Арт-группа IC-98 представляла Финляндию на прошлой Венецианской биеннале. Их предельно детализированные рисованные фильмы обладают завораживающим эффектом медитативного зрелища. В центре сюжетов — полные обороты человеческой цивилизации и мира от зарождения до гибели, образующие череду зацикленных апокалипсисов.

Анна Туори  — художница, постоянно работающая с контрастами «большого» и «маленького», «близкого» и «далекого». Сама картина становится у нее будто замерзшим окном, в котором через небольшую проталинку видна расстилающаяся даль, а скупые штрихи складываются в огромные сосны, фигурки людей и животных. Бесформенные рамки, в которые заключены пейзажи, создают особый уют маленьких сказочных мирков, словно бы навечно занесенных снегом.

Каарина Кайкконен создает инсталляции из вещей, которые принято называть «личными»: рубашек, маек, детских платьев, обуви, даже лыж — из всего того, что «ближе к телу», что связано с потом, с работой. Главная тема здесь — память, ее постоянство и хрупкость. ДНК, которые прежние хозяева оставили на одежде, вплетаются в гирлянды, которые создает из их одежды художница, рассказывая историю из своей жизни или жизни своих родителей. В одной из таких работ, она соединила накрахмаленные белые рубашки, ассоциирующиеся у нее с рано умершим отцом, образовав форму лодки, и назвала эту работу «Достиг ли я гавани?».