727

Все звезды: 10 интервью с музыкантами, блогерами и стилистами

Звезды не ездят в метро, но охотно дают интервью «Большой Деревне». Достали лучшие образцы из платинового фонда бесед с селебрити: в нашей подборке — диалоги с МакSим и Джаредом Лето, общение за стиль и шмот с группой On-The-Go, коленопреклонное интервью с Большим Русским Боссом и треп о блестках с Викторией Кохой.

Самопровозглашённый король российского рэпа Big Russian Boss стал известен широкой общественности благодаря своему хаслу, дерзким панчлайнам и осатанелому стебу над российским хип-хоп и поп-коммьюнити. Босс смешно и метко косплеит Рика Росса под биты от Araabmuzik и 4eu3, ведет собственное шоу на ютубе, пишет совместки с хардкор-горлопанами WLVS и проходится по русским МС так, что те давно должны его заказать. Наняли чартер до Майами и вышли на Величайшего, чтобы узнать, на чем он сколотил свой капитал, почему агрессирует на коллег и есть ли в Самаре рэп. В общем, спасибо, что воскрес.

Больше ждали только «Продиджей»: вспоминаем о концерте 30 Seconds to Mars в Тольятти и об интервью с солистом группы, взятом в состоянии фанатского аффекта. Золотой эксклюзив: Джаред Лето рассказал нам о плоских шутках Ивана Урганта, странных самарских памятниках и истерике подростков и гомосексуалов на концерте его коллектива.

Интервью с исполнительницей, которая однажды совместила мужское имя и зефирно-девичьи тексты и просто научила нас петь в фен. Марина Максимова, известная как МакSим, до сих пор пишет песни, снимает клипы, полудетским голосом поет про любовь и смерть, добро и зло — короче, бережет эстетику нашего трудного возраста. В интервью «Большой Деревне» Марина рассказала о роковом звучании, любви к группе The Doors и о том, почему нельзя петь о нежности на зеркалах в сорок лет.

Седовласый и крепко загорелый Александр Рогов, известный преображением ущемленных домохозяек на СТС и работой с российскими звездами, регулярно бывает в Самаре с мастер-классами. В каждый свой визит он норовит покошмарить местное телевидение или разругать самарские пельмени. Кажется, сейчас Рогову платят даже за то, что он просто дышит. А вот «Большая Деревня» поговорила с Александром по душам и узнала, как добиться финансовой успешности и всенародного признания, имея лишь хороший вкус, энергию и немного наглости.

В Самаре солистка группы «Обе две», которую мы до сих пор любим за подросткового «Милого», бывает нечасто, но город ей знаком: прошлым летом она в составе сразу двух коллективов гремела на «Волгафесте» и разгуливала по набережной, а в этом марте презентовала новый EP «Мальчик» в «Виниле» и страдала от неэстетичных трущоб. Поговорили с гипнотической нимфой российской сцены после весеннего концерта и узнали, почему Самара напомнила ей Екатеринбург двадцатилетней давности, относит ли Катя свое творчество к чисто женскому, и кого нужно читать, чтобы твои тексты растащили на цитаты.

Вспомним, что Павлова прикатывала на Волгу и пару лет назад — в баре «Саша» она оттанцовывала в качестве солистки электронного проекта Alpha-Beta. Интервью из почившего бара — по ссылке.

Группа «Хлеб» известна провокационными текстами и стебом над рэпом и свэгом. Трио комиков — Александр Шулико, Денис Кукояка и Кирилл Трифонов — впервые засветилось в 2010 году, стартанув на ютубе с проекта «Что за шоу». Позже парни стали продюсерами сериалов на ТНТ и запустили собственный музыкальный проект: их первая рэп-пародия «Чай. Сахар» появилась в сети в 2013 году и разошлась на цитаты, — сейчас у ролика почти 7 миллионов просмотров на ютубе. Мы поговорили с ребятами о том, как сегодня можно стать успешным ютуб-блогером, в какой момент музыка стала настолько меметичной и почему «Хлеб» — это неубиваемый проект.

Столичный бэнд местного разлива, поголовные обладатели чинов из разряда «икона стиля», наша ласточка, пытающаяся сорваться из родных рук в далекую Европу, и просто ребята, с которыми вы когда-то пили «Фанту» на соседних лавках, — все это On-The-Go. Любовь местных девчонок к модным трендсеттерам не стихает: каждый их концик в «Звезде» — бальзам на душу восторженных организаторов; одно воспоминание об их закрытии «ВолгаФеста» до сих пор вызывает экстаз всего; а ждать их приезда на фестиваль «Место» уже просто нет сил! В нашем материале — разговор о лайв-сессии в ГУМе, бесконечной ностальгии по Волге и лейблах, в которые одеваются стиляги из Автограда.

Виктория Матросова, она же Vivi Coxy — визажист-новатор с ироничным инстаграмом  , который сделал ее известной на всю страну. В своем профиле Коха примеряет безумные образы и выдумывает гадания для подписчиков — не менее эпатажные, чем макияж. Так она пытается сломать стереотипы о красоте. «Большая деревня» встречалась с Викторией дважды: глитер-спецкор Света Каннибала выяснила, в чем прикол вымышленных предсказаний и почему инстаграм делает нас несчастными, а дичь-репортер Алекс Ушаков узнал у дивы визажа, что ей нравится в Самаре, помимо людей с открытой душой, и актуально ли осыпать себя блестками с ног до головы.

Электронные музыканты Moa Pillar и Love Cult 

У Федора Переверзева и Вани Афанасьева из Love Cult слишком много общего: оба выпускаются на лейбле Full of Nothing, оба отыграют на предстоящем столичном фестивале «Боль» в июле, и именно они заставляли нас танцующими ногами шлифовать бетон на двух последних вечеринках по случаю дня рождения «Бигвилла». Узнали у хэдлайнера-2017, как он понял, что стал взрослым, и почему клауд-рэп — это реинкарнация эмокора, а у прошлогоднего гастролера — о существовании «русской сцены», запуске собственного лейбла и отношении к мемам про себя.

Рок-музыкант, чью «Маленькую лошадку» мы напеваем после каждого рабочего дня, связан с Самарой тугой творческой нитью: год назад у Найка вышел дуэт с Полиной Хвостовой, тогда же он приезжал в Самару как хедлайнер «Метафеста», а обложки для новых альбомов Найка рисует самарский иллюстратор Саша Во. Задали музыканту несколько вопросов о самарских коллаборациях и о том, как романтика сочетается с социальной критикой.