1398

Чем займемся в старости: 8 прогнозов для современных самарцев

Юля Ваулина

Новые технологии и научные разработки слишком сильно изменят нашу старость — мы не будем похожи ни на бабушек, ни на родителей. Основываясь на существующих трендах, «Большая Деревня» спрогнозировала, что ждет нынешних самарцев в старости: как мы будем выглядеть, где жить и чем заниматься. Итак, мы будем:

Гонять на великах по набе

…и вообще вести здоровый образ жизни. Годам к 60 мы, наконец, поймем, что спорт и правильное питание — наше все, а главное, выкроим время на зож: будем размеренно ходить в «Алекс фитнес», плавать в бассейне ЦСК ВВС и по вечерам рассекать на велосипедах и роликах вдоль Волги, ведь вставать на работу к 9 теперь не наша тема. Как раз к этому времени ремонт на всех очередях набережной, возможно, завершится.

Работать на фрилансе

С окончанием офисных будней придет свобода, а за ней — скука. Современное поколение не торопится с беременностью и не станет требовать внуков от своих детей — а значит, к 60 годам может
их и не увидеть. Чтобы развлечься, мы перетряхнем личный багаж знаний и навыков и попробуем извлечь из него пользу или займемся творчеством: пойдем учиться шить, рисовать, а может вспомним прошлое и заглянем на арт-вечеринки с вином. Желая красивой жизни, мы научимся извлекать доход даже из хобби: пооткрываем интернет-магазины или заделаемся SMM-менеджерами на удаленке.

Жить в Рождествено

…или в Царевщине, или вообще уедем в Пестравку. Волжские берега манят нас и сейчас, но связанные работой, тусовкой
или образованием детей, мы продолжаем дышать выхлопом
на Безымянке
. В старости все изменится, и мы переедем за город
с легким сердцем: 3G-модем и спутник не дадут скукситься вне информационного поля, а личное авто по свежепостроенному мосту доставит в Самару на субботние вечеринки.

Ездить на фестивали

Стереотип, что старость — это дача и внуки, останется в прошлом.
К 60-ти у нас может не оказаться ни того, ни другого,
а если и окажется, мы найдем возможность не ставить на себе крест. Разменяв седьмой десяток, кто-то из нас продолжит гонять на байке, кто-то — отвисать в ретро-баре Boathouse, а кто-то — слушать живые концерты группы VLNY. Остальные уедут на фестиваль «Боль».

Общаться с единомышленниками

Будущим старикам не грозит одиночество, а общение не будет ограничено лавочкой у подъезда — соцсети постепенно затягивают даже нынешних пенсионеров. Готовимся переписываться с друзьями
и детьми, обсуждать в сообществе микрорайона отключение горячей воды и иметь миллиарды чатиков — от «Седых кукушек» до «Собеса». Не забудем и о социальных инициативах: организовываться в живые группы по интересам пенсионеры стремятся уже сейчас, в будущем такие сообщества станут только разнообразнее и многочисленнее. Танцевать в обновленном Струковском саду, ходить на йогу в Kin Up
и осваивать новые рецепты гаспачо будем в компании.

Путешествовать

В отличие от наших бабушек, мы не станем стесняться: у нас хороший английский, а фриланс и накопительная часть пенсии дадут возможность оплачивать путевки без привлечения внуков.
Не ограниченные двумя неделями отпуска, обоснуемся в Крыму 
или на Гоа и, наконец, откроем Шенген – скоростную дорогу
до аэропорта тоже наверняка достроят. В остальное время будем кататься по родным местам от Безенчука до Соль-Илецка и плавать
на теплоходах по Волге: в Казани как раз пройдет 37-я Всемирная Универсиада, и Баумана будет выглядеть не хуже Виа Витторио-Венето (но хуже Ленинградки после ЧМ-2054).

Хорошо выглядеть

Дети 1990-х выросли модниками — время бессильно это изменить.
Мы не станем донашивать одежду внуков и растянутые свитера сыновей, откажемся повязывать платки и сочетать сандалии
с носками, — ведь мы знаем все распродажи этого города и даже дни смены коллекций в секондах. Мы привыкли стричься и краситься
в Cosmоtheca и делать аккуратный маникюр, ходим на водорослевые обертывания и разбираемся в восстанавливающей косметике.

Зож, путешествия, жизнь за городом, общение и спорт — мы будем прекрасны и вообще никогда не умрем.