1572

Егор Крид: «Комментарии — мой лучший хохот»

Алсу Сайгак

Егор Крид, без преувеличения, — герой нашего времени: его песни занимают первые строчки чартов России и СНГ, концерты обязательно собирают аншлаги, а каждый новый клип — миллионы лайков и просмотров. При этом Егор активно использует свою популярность: заманивает девчонок в рекламе средства от прыщей, ходит на промо-свидания с поклонницами и удивляет фанаток заявлениями о любовных предпочтениях, что едва ли не перекрывает интерес к музыке. В 2017 году Крид стал наставником KFC Battle, в рамках которого учил ребят из провинции петь, а еще — собирался приехать в Самару, но не смог. Достучались до Егора Крида онлайн и узнали, как он относится к музыкальному андеграунду, почему рэп — это та же попса и над чем хохочет главный холостяк страны.

— Как ты вообще пришел в музыку и как стал подписантом лейбла Black Star?

— У меня творческая семья: я взял в руки гитару, когда мне было три года. Стремление схватить все, на чем можно поиграть, в будущем и сподвигло на то, чтобы начать сочинять что-то самому. Никакой глобальной цели при этом не было, — просто так получилось. Мой первый трек «Любовь в Сети» набрал огромное количество просмотров на ютубе, — благодаря этой работе и искренней подаче я заручился поддержкой лейбла и интернет-аудитории. Для меня, простого парня из Пензы, все было как сон. Только через полгода после подписания контракта я начал осознавать, что происходит. На протяжении нескольких лет мне было удивительно встречать артистов, которых раньше видел только по телевизору и в сети: это абсолютно другой мир, который казался недосягаемым.

— Если говорить о хитах, то в твоем случае особенно выстрелили «Самая-самая» и «Невеста» — это же откровенный поп. Ты сознательно пришел к такому сладкому стилю, адресованному женщинам?

— «Самая-самая» и «Невеста» нереально расширили мою аудиторию, но новый альбом совсем про другое. И говоря словами Димы Маликова, у нас сейчас все «поп»: то, что происходит на сцене, будь то рок, хип-хоп или рэп — это «популярная музыка». Дальше уже просто вопрос поджанров. Понятие попсы в России смазано: я не буду ничего доказывать, а просто постараюсь, чтобы мои песни нравились огромному количеству людей и очень нравились мне самому.

— А есть ли желание удариться в андеграунд, писать и исполнять музло из разряда «не для всех», как часто делают российские певцы?

— У меня половина нового альбома такая — не для всех.

— Мне кажется, ты стал настоящим кумиром девчонок до 18. Испытываешь чувство ответственности, когда понимаешь, что тебе смотрят в рот и слушают каждое слово?

— В какой-то момент я понял, что не могу ошибаться, точнее, могу, но это будет иметь последствия. Я все принимаю близко к сердцу, поэтому каждый мой неверный поступок подолгу не отпускает — чувствую ответственность за свою аудиторию.

— В твоем инстаграме несколько миллионов подписчиков, уверена, большинство из них хотят следить за твоей приватной жизнью. При этом практически все посты посвящены творчеству, бытовухи — минимум. С чем это связано?

— Посмотри внимательнее мой инстаграм и ютуб-канал: я бы не назвал себя закрытым человеком. Серьезно, все же предельно открыто: все знают мою семью, где я вырос, где учился, знают моих учителей, мои романы. У меня вся жизнь напоказ, и не потому, что я намеренно выставляю ее на всеобщее обозрение, а потому, что людям это интересно.

— Насколько для тебя важен фидбек от публики? Просматриваешь ли ты комментарии, фан-арт, мемы про себя и как к ним относишься?

— Есть строчка в треке «Что они знают»: «Читаю комментарии — мой лучший хохот». Если ты хочешь посмеяться — просто зайди в инстаграм и прочитай комментарии. Если хочешь вообще не понять логику людей — зайди на Youtube.

Иногда обидно, что конструктивной критики реально мало. Даже простых ругательств мало, в основном, либо чушь, либо абсурд, либо спам. Все это никак не может зацепить, показать какую-то отдачу и обратную связь. Фидбек можно получить от аудитории только по количеству просмотров, по тому, как крутится песня на радио, как песню покупают в iTunes, хотя это тоже весьма относительно.

Конечно, мне бы хотелось от аудитории более четких замечаний. Это же та публика, для которой ты все делаешь, — кого иначе слушать? Те артисты, которые слушают только себя и не слушают свою аудиторию, очень быстро скатываются вниз.

— На KFC BATTLE ты выступаешь в роли наставника, при этом тебе всего лишь 23 года. Ты чувствуешь, что набрался достаточно опыта, который можно передать начинающим певцам?

— Да. И могу смело им сказать — ребята, лучше даже не начинайте. Шутка. Не шутка. Или шутка.

— В промо-ролике проекта ты выступаешь против пропихивания в шоу-биз людей со связями. Сам с этим сталкивался?

— Сейчас такое время, когда важно мнение народа. Ни радио, ни телевидение уже не имеют такого эффекта навязывания, как раньше. Интернет — это огромная часть мира и это те реальные люди, которые делают выбор. Правда в том, что ты никогда не купишь себе талант, голос, артистизм и другие качества. И самое главное, ты никогда не купишь себе слушателей. Ты можешь купить себе песню, можешь купить профессиональную команду, но любовь людей купить невозможно.