714

«Не заставляй меня нервничать»: о чем говорят на школьных ярмарках

Арина Муштакова

Подготовка к 1 сентября в последние дни лета напоминает предновогоднюю суету: витрины забиты тематическими товарами, родители с детьми в панике лавируют между отделами, а торговые центры соревнуются в привлекательности акций и количестве распродаж. «Большая Деревня» прошлась по школьным ярмаркам и подслушала, о чем говорят перед Днем знаний.

— Ты в школу ходил?

— Ходил.

— И что? Узнал, как учительницу новую зовут?

— Критина.

— Может, Кристина?

— Наверное.

— А отчество?

— Да там непонятно было! Сложное отчество. Потом с ребятами познакомлюсь и спрошу у них.

— Пап, я больше с мамой не пойду в магазин.
— Почему?
— Мы с ней весь день ходили, она себе столько всего купила, а мне ничего не подошло.

— Ты опять меня в «Адидас» тащишь? В трениках собрался в школу идти?
— Вообще-то, мне форма нужна для физ-ры.
— Мы же договорились, что поедем на Кировский завтра и купим.
— Ну мам, у нас все пацаны в «Адидасе», а на Кирыче — фигня одна.

— Смотри, может, эта жилетка подойдет?
— Миш, ты что, не видишь, она же короткая!
— Нормально, мужикам можно свой торс показывать. Даже нужно.

— Что это за рюкзаки стремные — с Бэтменами, Рапунцелями, Барби, машинками? Я с первого класса в школу ходил на лыжах по замерзшему озеру со старым отцовским чемоданом, все равно умным стал, а с этими детсадовскими портфелями дети деградируют.

— Ты с ума сошел? Мы не будем брать набор за 500 рублей!
— Ну мам, я потом отработаю.
— Как?
— Пятерками.

— У нас же первый раз в первый класс. Сынуля еще за полгода начал волноваться. Едем с ним зимой в машине, он сидит, чуть не плачет. Я спрашиваю: «Ром, что такое?», а он мне: «Мам, я так сильно волнуюсь». Я не поняла, спрашиваю: «Почему?», а Ромка в слезах отвечает: «Мне же в школу уже в следующем году».

Мама: Девушка, а вот такой рубашки нет побольше?
Продавец: Здесь висит все, что есть.
Папа: Конечно, сначала мы тратим на тортики для дочки, потом на одежду побольше, а потом на фитнес и танцы.

— Мам, мне эти туфли нравятся.
— Слушай, они с хлястиком, это неудобно.
— Тогда вот эти.
— Они тоже с хлястиком.
— А вот эти, смотри!
— Так, не заставляй меня нервничать. Они тоже с хлястиком.

— У нас сейчас план на год такой — он приходит из школы, готовит себе поесть и едет на тренировку.
— Сам готовит?
— Ну да, пельмени какие-нибудь, например, это же не сложно.
— Не знаю, я научился варить пельмени только в общаге, и то после того, как у меня они три раза слипались, и мы с пацанами от одного кома откусывали.

— Я хочу эту куклу. Купи!
— Нет, мы сюда пришли не за куклой.
— Я тогда скажу маме, что ты куришь.
— А я тогда скажу, что ты за компом целыми днями сидишь.
— Нет, не говори, пожалуйста!
— Значит, за куклой не пойдем?
— Нет, не пойдем.

— Будешь реветь — мама тебе ничего не купит.
— Она и так не покупает!
— Так потому что ты ревешь!

— Хорошо, я тебе беру эти кроссовки. Но! Если ты опять их потеряешь — будешь в школу ходить в сланцах.
— А зимой тоже?
— А зимой — в сланцах и шерстяных носках.

— Все, значит этот рюкзак берем. Возьми его и надень на себя.
— Нет, мам, я ещё в школе натаскаюсь, давай тележку возьмём?
— Привыкай, в школе тележек нет.