1170

Ночь искусств — 2015: как это было

Текст: Дмитрий Жиляев Фото: Евгений Комиссаров

Вечером 3 ноября в Самаре прошла третья всероссийская акция «Ночь искусств», объединившая под покровом ночи главные культурно-просветительские центры города. С шести часов вечера до последней маршрутки можно было увидеть несколько театральных постановок, с десяток выставок, литературных перформансов, поучаствовать в стендап-шоу или наделать селфиков с ростовыми куклами.

Ставшие уже традиционными скитания от одного культурного поинта к другому едва ли отличимы от тех же похождений на «Ночи музеев» — и по маршруту, и по содержанию мероприятий. Главной особенностью и объединяющей чертой любой «Ночи» по-прежнему остается довольно сильный дух культурной событийности, дающий надежду на приобщение к чему-то значимому и актуальному, от полотен Бернхарда Хайзига в галерее «Виктория» до постановки спектакля по мотивам Рэя Брэдбери в музее Алабина. Ну и, конечно, к тусовке, образовавшейся под предлогом этих культурных фактов. Пожалуй, только этим и можно объяснить такие скопления народа в музеях, куда людей обычно силком не затащишь.

Музей Алабина

Привычная Самаре эклектичность в составлении культурных программ в этом году оправдана общим по стране ориентиром на мультижанровость и девизом акции «Искусство объединяет!». В музее Алабина, по словам его директора, объединение идет не только людских масс, но и всех активити, которые только можно придумать. После открывшего программу фаер-шоу можно было попасть на последний день экспозиции «Из Крыма — с любовью»: более двухсот изображений полуострова, выполненных в стиле уличной выставки-продажи на Ленинградке. Довольно понятный для госучреждения порыв к духовным ценностям.

В фойе кинозала самарские поэты читали (в основном с телефона) свои стихи, актуальные больше для времени постройки самого музея, но местами очень тонкие, как например у Андрея Савкина, или пугающе веселые, как у Павла Шиверова.

 

Владимир Лисейчев 

Владимир Лисейчев

Директор музея Алабина

Разнообразить программу этой «Ночи» мы старались по максимуму: у нас и кинопоказ, и литературные чтения, и спектакль. Специально продлили выставку о Крыме, хотя получилось, что в ущерб монтажа новой коммерческой экспозиции. В доме-музее Ленина у нас прекрасная, но довольно провокационная выставка детских игрушек эпохи Второй мировой войны.

Главным сюрпризом в подразделении музея Алабина была активность дома-музея Михаила Фрунзе. Так как смотреть там, в общем-то, не на что, живые посетители в количестве семи или восьми человек увлеченно слушали историю жизни советского революционера и военачальника.

Художественный музей

Красной нитью мероприятия стала проходящая там выставка Сальвадора Дали, главного эксцентрика ХХ века. Помимо основной экспозиции, можно было поучаствовать в мастерской на тему его творчества или поваляться в лаунже под слайд-шоу, посвященное ему же. Гостей непрерывно бодрили мимы, и это редкий случай, когда они были в тему.

Одна из главных удач «Ночи» — выступление самарской нойз-поп-группы Space Beatlos, играющей ироничные песни на стринг-машине, бас-гитаре и драм-компьютере в абсурдно-футуристических костюмах. Впечатление от музейного торжества, как от новогодней елки: сделано все минимальными средствами, но весело и нарядно.

 

Константин Зацепин

Константин Зацепин

Заместитель директора Самарского областного художественного музея, куратор

Нам впервые удалось совместить в рамках одного мероприятия две столь параллельные плоскости: областной министр культуры собирал пазлы на тему картин Дали, а тусовка клуба Party Hard, запивала медовый тортик пивом «Самара» в моем кабинете. Благодарные зрители назвали меня врагом народа за то, что у нас узкие коридоры. Увы, наше здание под такие ивенты не проектировалось. Так что это, наверное, недостаток. Ну а самый главный недостаток — Сальвадор Дали, конечно. Не люблю его. Но он абсолютно неизбежен, как и сама «Ночь искусств».

Литературный музей

Литмузей оказался единственным местом, где хоть как-то позаботились о, казалось бы, очевидной потребности публики перекусить и выпить горячего. В остальном доминирующей оказалась стратегия «все и сразу».

Каждый уголок особняка Толстого жил своей жизнью. Целью музея было показать всевозможные проявления литературы в различных искусствах. На стену усадьбы проецировалась графика Лермонтова, а внутри нее можно было поучаствовать в литературном стендапе, прочтя любимое стихотворение. В целом акция в особняке получилось довольно эклектичной. Спокойный медитативный ритм второго этажа, задаваемый экспозицией о детстве самарчан в военное время и аудио- и видеохроникой классиков русской словесности ХХ века, будто с презрением смотрел на выступление самарской инди-группы Mailo на первом этаже.

Музей Модерна

Возможно, здесь случилась самая динамичная программа. Темой акции в главном культурном особняке города стала литература эпохи модерна и способы ее визуальной репрезентации. Весь вечер работала медиаинсталляция Олега Елагина «Бодлер/Брюсов/Елагин — Красота» — трехчастная видеопроекция на большом экране во дворе музея, на самом особняке и на здании «Ростелеком». Проецировались стихи Бодлера — в оригинале и в переводе Брюсова.

В кинозале состоялся перформанс «Поэтическая Мастерская» с импровизационными чтениями стихов, по формату больше подходящая к привычному для этого мероприятия бару «Библиотека», чем к особняку Курлиной, ориентирующемуся на более изощренные и продвинутые в эстетическом плане практики.

Народу, тем не менее, на каждом подобном чтении почему-то хоть отбавляй — едва ли можно было разглядеть через толпу макушку Романа Мнацаканова, неумолимо терзающего микрофон. Главным козырем особняка на мероприятии оказался предпоказ выставки «Авангард. XX век»: Рене Магритт, Жоан Миро, Василий Кандинский, Виктор Вазарели и другие громкие имена авангардистской живописи. В финале произошел очередной кураторский эксперимент от Ильи Саморукова, в котором приняли участие молодые художники Самары. Многие из них уже выставлялись в особняке, но на этот раз задача у них состояла в производстве нематериального — нужно было прочитать любой текст на усмотрение выступающего. Кто-то читал свой дневник, кто-то кулинарные рецепты, а кто-то лекции по методам математической физики.

 

Илья Саморуков

Илья Саморуков

Старший научный сотрудник Музея Модерна

Каждая «Ночь искусств» — мероприятие очень суетливое, поэтому сложные смыслы усваиваются довольно плохо, однако в своей лекции я постарался объяснить, что есть модерн, как он связан с литературой и как произошел разрыв архитектуры с литературой в этом стиле. Людей в этот раз пришло больше, чем мы ожидали, что, в общем, радует.