3342

Передай другому: как избавиться от ненужных вещей в Самаре

Любовь Саранина

Задранные цены в масс-маркете породили моду на своп-вечеринки, где принято собираться большой компанией и обмениваться всем, что скучает в шкафу, — в основном (но не всегда), новым или почти новым. «Большая Деревня» разобралась в феномене и изучила другие способы дать гардеробу вторую жизнь: рассказываем, куда нести надоевшие платья и куртки — безвозмездно и в благотворительных целях или в обмен на скидки и обновки.

Обмен на своп-вечеринках

Идеи своп-вечеринок (от англ. swap — меняться) зародилась в Англии еще в 1940-е: она была предложена населению — в основном, женщинам и детям — в ответ на вынужденную нищету Второй Мировой. Тогда вещевые обмены были анонимными: кто-то стеснялся публичной благотворительности, кто-то — обносков с чужого, пусть и барского, плеча. Но, по сути, именно из административной кампании вырос дресскроссинг. Обмен одеждой, каким мы его знаем, сформировался в 1960-1980-х годах и был связан, с одной стороны, с ростом культуры потребления, а с другой, — с нарастающей силой женского движения: домохозяйки, выбившие право на работу, нуждались в новой, в том числе офисной одежде.

Сегодня дресскроссинг продиктован, скорее, не дефицитом одежды, а ее избытком — в наших шкафах. Именно поэтому набрала популярность идея домашних девичников, на которых, дурачась и распивая красное сухое, можно увести сохранивший (или не совсем) презентабельность свитер подруги или сбыть свой, необдуманно купленный или просто разонравившийся. При этом главным элементом таких сборов остается, скорее, атмосфера, а не качество вещей. Появились они, опять же, не вчера: стаж обмена одеждой у некоторых «барахольщиц» достигает десяти лет.

Ирина Корнец

Участница своп-вечеринок

Первый дресскроссинг мы провели около 8-10 лет назад. Организовывала вечеринки, как и сейчас, наша подруга. Тусовки проходили у кого-нибудь дома, в основном у нее же. Она создавала закрытую встречу вконтакте, приглашала туда девочек 25, из которых приходило человек 15, и мы пили вино — в общем, мне сразу понравилось. Сейчас состав этих вечеринок поменялся, но количество участников осталось прежним.

Первые лет пять вещи в основном были крутые, хотя были и такие участницы, которые всегда приносили колхоз. Шмоток было полно — спасибо необдуманному шопингу. Вид моих вещей чаще всего очевидно свидетельствовал о том, что я делала покупки под кислотой. Или наоборот — в муках совести от кислотного шопинга пыталась купить что-то строгое, а потом понимала, что я такое не ношу. Я часто приносила нормальные шмотки, так как в свое время работала в Calvin Klein и Mexx, — много одежды оттуда я раздала именно на таких тусовках. Правда, особенность нашей компании была в том, что все девчонки носили большой размер, поэтому я редко могла найти что-то подходящее.

Мы ни разу не ругались из-за шмоток. Если вещь хотели взять сразу несколько девочек, мы голосованием выбирали, кому она идет больше. Правил обмена у нас тоже нет. Некоторые приходят, чтобы избавится от лишних вещей и принципиально ничего не берут. Другие не успевают накопить лишний шмот, приходят просто повеселиться, но в итоге все-таки забирают какую-то лабуду. Вообще дресскроссинг — отличная штука для того, чтобы освободить место от хлама. После этого сразу чувствуешь, что не зря купила какую-то вещь, что она в итоге кому-то подошла.

На одном из дресскросиингов я увела шорты: они были микроскопического размера и ультраразвратные. На последнем взяла очень странное, похожее на мантию, черное пальто Cop Copine. Я не особо котирую «тотал блэк», но это пальто прикольное и бесплатное. Сама я, например, как-то принесла одно смешное платье: оно ходит из рук в руки все эти годы.

Итогом каждой вечеринки остаются пятнадцать девушек подшофе и ворох одежды в катышку. Очень много вещей мы отвозим в деревню, отдаем в интернаты или дома престарелых.

Своп-вечеринки давно переросли приватный уровень. Сегодня такие встречи стали публичными, а для участия в них не нужно вступать в изолированные чаты в соцсетях. Правда, принести сюда свалявшуюся ангорку уже не получится.

В ближайшее время в Самаре пройдет сразу два подобных мероприятия, оба назначены на 28 октября. Первое устраивает известный свадебный организатор Варвара Вишня в компании самарских стилистов. Кастинг для вещей строгий: платья и блузки должны быть «пару раз надетые или с бирками и в коробках», «глаженые, после стирки или химчистки, на вешалках; без дефектов, катышков, затяжек», обувь — «целая, в коробках», аксессуары — «в оригинальной упаковке или коробочках, пакетах».

В этот же день свой дресскроссинг организует Школа красоты «Стилистика». Своп-тусовки тут, начинавшиеся как часть регулярных «Дней красоты», с февраля 2016 года существуют как самостоятельный проект и проводятся каждый месяц.

Татьяна Моисеева

Менеджер проекта «Дресскроссинг»

Дресскроссинг начинался как онлайн-проект: у нас была группа вконтакте, где девочки сами списывались, а потом приезжали друг к другу в гости и обменивались одеждой. Затем мы решили выйти и на уровень полноценных мероприятий.

Участвовать в таких вечеринках может любой. Как правило, это девушки — мужского и детского дресскроссинга у нас пока нет. Вещи необязательно должны быть новыми — они могут быть в использовании, но в хорошем состоянии: без дырок и катышков, со всеми пуговицами и исправными замками.

Цель у всех участниц одна, а причины могут быть разными: к примеру, девушка купила одежду впопыхах по акции, а дома поняла, что это не ее модель, либо она похудела или поправилась, а может, вещь просто ей надоела, и она думает, кому ее отдать без лишних заморочек с продажей. На дресскроссинге за каждую вещь она получает кросс-чек и потом обменивает его на вещи других участниц.

Обмен на скидки в магазинах

Дресскроссинг — не единственный способ сбыть то, что давно не вписывается в концепт гардероба. Вопрос только в том, что вы хотите сделать с этой одеждой и в каком она состоянии. Для категории «жалко выкидывать» или «можно пустить на тряпки» в городе давно известна эко-программа H&M. В 2013 году шведская марка запустила всемирную кампанию по сбору и переработке одежды: из принятых в магазине вещей шьют новые, а совсем непригодную ветошь трансформируют в текстиль для уборки.

Условия участия максимально лояльные, здесь неважно, насколько изношены или потрепаны вещи: за одну сумку с платьями, джинсами и носками любого бренда и любого качества здесь дают скидку 15% на одну вещь из чека на выбор. В 2016 году аналогичную акцию запустила еще одна сеть Inditex Group — Monki. Здесь на тех же условиях за одежду дают купон на скидку 10%.

Продажа в комиссионках

В самой большой сети стоков «Планета Секонд Хенд» вашу одежду и обувь не примут, но если вещи сохранили товарный вид и еще вполне пригодны для носки, на них все же можно заработать — например, отследить ближайшую гаражную распродажу. Последние, впрочем, случаются в Самаре не так часто. Альтернативный шаг — отдать сокровища из собственной Нарнии на реализацию в комиссионку. Магазины уцененных б/у товаров, пережившие бум в 1960-80-е годы, тогда выполняли роль сегодняшних барахолок: для советского человека комиссионный магазин был местом, где можно было дешево купить бэушные, но приличные вещи или продать свои — причем в их числе могли быть не только фарцованные «Левайсы», но и бытовая техника, украшения и даже мебель.

Сегодня под маркером «комиссионка» в Самаре существуют в основном типичные ломбарды. Здесь скупают телефоны и ноутбуки, а одежду если и принимают — то только шубы и дубленки. Тем не менее, в городе остались и небольшие точки, работающие по старой схеме. Как правило, самарские комиссионки ориентированы на детские вещи, но, к счастью, не все. Они располагаются на периферии и в цоколе зданий, а вещи принимают по расписанию. Один из таких магазинов — «Старый чемодан» на Московском шоссе, 290. Одежду по сезону (!) здесь принимают за месяц до его наступления и, как пояснили нам сотрудники, только при наличии места в магазине. С вещами сюда можно идти в понедельник, вторник и четверг с 14-00 до 18-00. Цена устанавливается по договоренности, а не проданные за три месяца товары возвращаются владельцу.

Еще один бутик есть на Краснодонской, 68. Алгоритм реализации здесь похожий: по договору вещи остаются в магазине на два месяца, по прошествии первого их уценяют на 10%. После этого непроданные вещи нужно забрать, заплатив 5% их стоимости за хранение. В магазин принимают сезонную женскую одежду в отличном состоянии.

По факту же комиссионки сегодня просто ушли в сеть: выставить свое добро можно на одной из множества онлайн-площадок типа Avito или в соответствующих группах вконтакте — их тоже тьма. Среди таких — федеральные паблики «Мне не подошло» или Your stuff 4 cash, а также местные крупные сообщества «Наш пристрой» и «Мой пристрой» — в последнем при этом выкладывают исключительно новые вещи.

Безвозмездный дар в благотворительные организации

Наконец, вещи можно сбыть, исходя из собственного альтруизма, — в благотворительные организации. Здесь не задирают планку для всего ношеного. Так, по словам работников фонда «Милосердие», критерий отбора у него один — «не грязное и не рваное». Неважно, детская это одежда или взрослая.

Примерно такие же требования у самарского отделения Российского детского фонда на Ленинской, 154. «Иногда, конечно, привозят „прошлый век“, приходится перебирать. Но в целом с удовольствием берем все, что годится», — рассказывают его сотрудники. Более того: помимо одежды здесь также ждут игрушки, бижутерию и даже косметику, которая не подошла вам по тем или иным причинам или, опять же, осталась нераспакованной.

На Некрасовской, 62 работает магазин волонтерского проекта «Благодарю»: сюда можно сдать одежду для тех, кому она нужнее. Большую ее часть бесплатно получают нуждающиеся — малоимущие, неполные и многодетные семьи, пенсионеры и люди с инвалидностью. Оставшееся отдают на переработку или передают кому угодно за пожертвования от 100 рублей. Пункты приема одежды расположены в самом магазине, а также в «Меге», «Вертикали» и «Авроре». Точка на Некрасовской принимает одежду по понедельникам, средам и пятницам с 15-00 до 18-00 и по субботам с 11-00 до 14-00.

При этом едва ли не первым местом, которое всплывает при желании помочь кому-то вещами, остается церковь. Правда, по словам Протоиерея Максима Кокарева, в приеме вещей в ближайшем храме вам могут «тактично отказать» — просто потому, что его служителям некуда их деть. Вариант «наверняка» — Отдел по социальному служению благотворительности при местной Епархии, как раз занимающийся подобными вопросами. Небольшой склад подразделения и его же «приемка» находится Храме в честь Трех Святителей в районе «Колизея». Требования к одежде здесь также лайтовые.

Максим Кокарев

Протоиерей

Иногда благотворительность понимается как «На тебе, Боже, что нам негоже». Да, вещи не должны быть совсем новыми — достаточно, чтобы они были в приличном состоянии. Каждый сам должен критически подойти к своим благим намерениям. Если это не стыдно отдать, то почему этого не сделать?