2683

Записывайтесь на ноготочки: как сделать бизнес на маникюре

Антон Радучев

Лера Володина начинала, как все: чтобы сэкономить на маникюре, она еще в школе отучилась на нейл-мастера и стала красить ногти себе и подругам — прямо на собственной кухне. При этом Лерина история пошла дальше неумелого маникюра за три сотни и призывов с эмодзи в инстаграме: в 2015 году открылась ее первая мастерская «Рук не хватает» в центре города, а этой осенью девушка запустила уже вторую точку в спальном районе на Молодежной. Поговорили с Лерой и узнали, сколько можно заработать на нейл-дизайне, поддерживает ли государство такой бизнес и нужно ли отчитываться перед властями за гранты, как ее студия борется с парикмахерскими «Эконом» и как реагируют на цены салона жители панелек.

Маникюр на кухне

Все началось восемь лет назад. Я росла в простой семье, училась, и в одиннадцатом классе родители давали мне условные пятьдесят рублей в день — «ни в чем себе не отказывай». При этом уже тогда у меня был пунктик на ногтях: я считала, что руки должны всегда выглядеть ухоженно, даже если тебе не хватает на мороженое, так что каждый месяц я ходила на еще модное тогда наращивание.

Дальше — тоже все обычно: на день рождения мне подарили деньги, но вместо того, чтобы всадить их на тот же маникюр, я решила пойти на обучение — чтобы самостоятельно делать ногти себе, а заодно маме и сестре. Папа тогда причитал: «Зачем тебе все это надо, ты думаешь, к тебе кто-то будет ходить?». Но у меня тогда и не было цели зарабатывать на своем увлечении.

Лера Володина

Первой моей клиенткой «со стороны» стала моя одноклассница: она сломала ноготь, и попросила меня помочь, пока ее мастер в отъезде. Я только-только закончила обучение, не могла нормально держать в руках кисточку, и в итоге мы возились с одним пальцем часа четыре. Правда, спустя время одноклассница позвонила и сказала, что у нее отвалились все ногти, кроме моего.

Потом я поступила в универ и начала делать ногти одногруппницам — по сценарию «трех рублей за маникюр». Но вместе с тем я сразу стала работать на крутых американских материалах, понимая, что отсутствие опыта нужно компенсировать качеством продуктов, которые ты можешь предложить клиенту. Постепенно к однокурсницам присоединились знакомые знакомых, но даже тогда я еще не относилась к этому занятию серьезно — как к работе или призванию. Приоритетом было закончить универ, причем «только б не на три».

На свой заработок я сняла квартиру. Опять же, не столько ради того, чтобы зарабатывать больше, — просто чтобы сократить время езды с Металлурга до госунивера. Я выбрала жилье в центре, и это сыграло мне на руку — работы стало больше. С третьего курса я уже жила в бешеном графике, во время сессий всегда садилась отвечать первой — не потому что смелая или все знаю, а потому что через час ко мне придет клиентка.

Сто тысяч в месяц на ноготках

Мой минимальный заработок на самом старте составлял 6000 рублей в месяц. Потом, развиваясь и также сидя дома, можно зарабатывать в среднем сто тысяч рублей и больше — это только вопрос времени и усилий. Но важно понять, стоит ли оно того. У меня была такая жизнь, когда зарабатываешь много, но не успеваешь готовить дома и спускаешь деньги в ресторанах, или так устаешь, что внепланово срываешься на тусовки.

В какой-то момент я поняла, что потеряла грань между работой и отдыхом. Это была первая причина, по которой мне понадобился кабинет. Плюс, я чистюля, и меня дико бесила ногтевая пыль на кухне — вплоть до того, что было противно есть. Так я решила снять помещение в салоне красоты. Это был уголок в два квадратных метра, где помещался только стол.

Поток клиентов увеличивался. Я работала без выходных, задерживалась до двух ночи и ужасно уставала. Мое дело приносило деньги, но совсем не приносило удовлетворения: с друзьями не увидишься, личной жизни нет — в таких условиях работа перестает быть в кайф. Поэтому я решила найти двух девчонок, которые бы принимали моих клиентов после шести вечера. Потом стало понятно, что в кабинете мне просто тесно и нужно расширяться — открывать свою полноценную студию.

Открытие первой мастерской

Мне не у кого было спросить совета, я не читала книг по бизнесу — просто поняла, что это мои деньги, и я могу рискнуть: если ничего не получится, я всегда смогу вернуться в кабинет.

Никаких специальных просчетов относительно места я не делала: я снимала квартиру недалеко от Полевой, потом нашла кабинет в двух остановках от дома — чтобы людям, которые привыкли ходить ко мне домой, по-прежнему было удобно. Когда искала место под салон, политика была такой же: девушки, которые привыкли ездить ко мне на Ленинскую, вряд ли поехали бы за мной на Кирова. Помещение нашлось случайно: я просто объезжала пробку по Садовой и увидела объявление об аренде, растянутое во все окна.

Первые три-четыре месяца мы выезжали на том обороте, который делала лично я — с этих денег мы платили и зарплату, и аренду. Постепенно мастеров становилось больше, и каждый из них набирал свою клиентскую базу. Изначально люди шли на мою репутацию, и я стремилась к тому, чтобы мои сотрудники мне соответствовали. Я продолжала учиться, повышать квалификацию, исправляла ошибки мастеров, показывала, как сделать лучше. В итоге у всех была полная посадка — просто потому что мы круто делали свое дело.

Финансовые трудности

На момент открытия салона у меня были накопленные деньги — около 900 тысяч рублей, но их, мягко говоря, не хватило, и многие вещи мы доделывали уже в процессе. К примеру, вывеску, которая стоила 120 тысяч, мы установили только через восемь месяцев — в рамках небольшого бизнеса это большие траты.

От одной из клиенток я узнала о программе «Ты предприниматель» и субсидиях от государства на развитие малого бизнеса. Мне сразу сказали, что выиграть дотации в 300 тысяч нереально: их получают, в основном, производства и социальные проекты. Салон красоты — это не благотворительная история, так что надеяться было особо не на что. Тогда я решила получить грант в 60 тысяч рублей на открытие ИП — это казалось куда более реальным, хотя я до последнего не верила в успех: все говорили, что мне не дадут никаких денег, а если и дадут, то я замучаюсь за них отчитываться.

Тем не менее, свои 60 тысяч я получила в течение двух месяцев — нужно было всего-то защитить бизнес-план. Эти деньги нужно было потратить в течение тридцати дней, а после просто предоставить товарные чеки — никаких деклараций. Мы купили стерилизационный шкаф, которым до сих пор пользуемся, ноутбук, часть мебели. Кажется, что такая сумма в рамках бизнеса — это мелочь, но на самом деле это деньги, которые всегда нужны и нигде не валяются.

Никаких стрижек

Поначалу, разумеется, клиенты требовали от нас парикмахерские услуги — особенно те, кто заходил с улицы. Некоторые и сейчас спрашивают, сколько стоит постричься, и у всех квадратные глаза: как это — в салоне нет стрижек? Но я в какой-то мере перфекционист и считаю, что успех будет только в том деле, где ты понимаешь все от и до.

Во время ремонта помещения на Садовой у меня была мысль оборудовать одну из зон под парикмахерские услуги, но, во-первых, тогда я должна была сама пройти обучение по стрижкам и окрашиваниям, а во-вторых, волосы — это постоянный мусор, дополнительное место под хранение и мойка посреди зала. Нам этого не позволяют ни площадь помещения, ни нормы СанПиНа. Кроме того, я хочу, чтобы клиентам моего салона было комфортно: когда ты сидишь на маникюре, ты не хочешь, чтобы на тебя сзади дули феном.

По итогу мы делаем только ногти и те дела, которые можно делать одновременно с маникюром и педикюром — коррекцию бровей и укладки. Мы часто проходим бизнес-обучение, где нам то и дело говорят, что мы не шарим — мол, парикмахерские услуги обеспечивают колоссальную прибыль, которую мы не получим на ногтях. Но это лишь субъективное мнение тех, кто работает в другом формате. На данный момент я не хочу распыляться.

Поиск сотрудников

Сегодня всем рулит инстаграм, и пойти на ногти можно к кому угодно. Вопрос в качестве. Мы стараемся тщательно отбирать не только материалы, но и специалистов. Этим занимаюсь лично я: мне в вотсап сбрасывают портфолио работ, а затем приходят на личное собеседование. Мне важен уровень мастера: мы не можем себе позволить брать на работу тех, кого нужно доводить до ума, — у нас просто нет на это времени.

Важно и то, как человек ведет себя с клиентами. Есть девушки, которые хотят работать мастером, но не готовы общаться с людьми — а именно общение формирует привязанность и лояльность. Человек приходит не только получить услугу, но и классно провести время.

Бьюти-мастерская в панельках

Через год после открытия салона мы начали сотрудничать с брендинговым агентством Azbuka Pro из Питера. Это побудило нас развиваться — в том числе и географически. Мы решили захватить другую часть города — рядом с Просеками, дальше от центра и пробок. Можно было найти помещение на одной из просек — например, мы рассматривали вариант на «Поляне», — но в моем представлении аудитория там пересекается с клиентами центра, а нам нужно было привлечь совершенно новых людей, поэтому мы поехали чуть дальше и остановили свой выбор на пересечении Молодежной и Кирова.

Здесь много новостроек, молодых семей и — учитывая общую серьезную конкуренцию по городу — практически нет салонов. При этом люди, которые тут живут, тоже хотят выглядеть круто и ходить в классные заведения: когда мы уже делали ремонт, рядом с нами открылся «Перчини» на Ново-Вокзальной — и сегодня у них полная посадка.

Мы искали проходимое место — не во дворе. Вместе с питерцами разработали новый фирменный стиль и концепцию бренда «Рук не хватает», под которым можем объединить несколько направлений. Так пространство на Садовой стало «Мастерской красоты и зефира», а в новой точке у нас «Черный пояс по маникюру». В силу японской темы вместо администраторов здесь сенсеи, вместо мастеров — сэмпаи. То есть, это принципиально отличная от Садовой история, но с тем же набором услуг: маникюр, педикюр, брови, укладки и макияж. Из нового — расширенная педикюрная, которую мы оборудовали так, чтобы мастера могли работать в четыре руки.

Вообще нас не хотели пускать в это помещение: с торца дома здесь парикмахерская «Эконом», рядом еще один бюджетный салон, и у всех этих помещений один собственник. Владельцы боялись, что мы вытесним эти два места, и со мной долго не разговаривали — девушку-бизнесмена они всерьез не воспринимали. Только мой муж сумел донести до них мысль, что мы никому не переходим дорогу.

Здесь нас со всех сторон видно, особенно в темное время суток, и к нам часто заходят взрослые женщины, которые офигевают от наших цен — для них пятьсот рублей за маникюр это очень дорого.

Шоурум и большие планы

Под нашим брендом можно открыть любое направление — вплоть до модной шиномонтажки, но сегодня нашим ответвлением стал «Рук не хватает Store» — магазин одежды. Я всегда о нем мечтала, но я решила, что открою шоурум после запуска второй мастерской — чтобы не разрываться. Сейчас у нас интернет-магазин в инстаграме и небольшая точка при первой студии, но это только начало: я хочу продолжить работу с аудиторией салона, и знаю, что начинать с малого не страшно, — у меня большие планы.