1132

Личный опыт: как я путешествую автостопом

Текст: Любовь Саранина Фото: из личного архива Михаила Меламеда

BlaBlaCar и ему подобные сервисы по быстрому поиску автомобилей сегодня заметно упростили путешествия, но не убили романтику автостопа: тысячи людей постоянно отправляются в путешествия «дикарями» и ловят попутки с картонными табличками в руках. На счету самарского автостопщика Михаила Меламеда уже несколько таких оголтелых путешествий: он месяц скитался по Балканам, жил в деревне у русских старообрядцев в Уругвае и пытался говорить по-английски в Таиланде. Сегодня Миша знает и охотно рассказывает другим, почему унизительные сто долларов в «Орле и Решке» — это на самом деле роскошь, как ловить машину на трассе, вырубать супердешевые билеты и выживать на бытовом дне.

ПЕРВЫЙ ТРИП

Четыре года назад я отдыхал в Израиле. Прогуливаясь однажды, я посмотрел на карту и увидел, что прямо за углом находится Иордания, до которой можно дойти пешком. Я прошел 15 километров, погулял по Иордании и понял, что все границы только у нас в голове — пафосно, но это правда. Мне показалось прикольным пересекать границы между странами пешком — сегодня у меня накопилось около двадцати таких переходов.

Вернувшись, я наткнулся в интернете на Александра Кима — бродягу, который гонял автостопом по Балканам. Я решил скопировать его маршрут, но адаптировав его под себя. По итогу получилось шесть стран: почти вся бывшая Югославия и Болгария. Я уговорил друга поехать со мной, и у нас сразу все пошло не так. Мы приехали в аэропорт в Бургасе, вышли на трассу и договорились ловить машину по очереди — одну я, другую он. В результате первая машина остановилось только через два с половиной часа. Потом мы поставили палатку на берегу моря и в нее залезла чайка — я думал, что останусь без глаза.

Дальше мы решили ехать в Софию. Вышли на трассу и простояли семь с половиной часов под палящим солнцем: Балканы летом — это вторая после Севильи сковородка Европы. Мой друг взял с собой газовую горелку, топор, достал кирпич и прямо на обочине варил суп. В итоге оказалось, что это федеральная трасса, на которой запрещено останавливаться. Тогда мы стали ждать машину под мостом, откуда нас и подобрали.

София, на мой взгляд, — самая грязная столица Европы, настоящий цыганский ад. Мы погуляли, поели и увидели массовое скопление людей у огромного здания — все в красивых нарядах, костюмах. Мы присоединились к фуршету, а оказалось, что это был всемирный съезд свидетелей Иеговы. Когда они начали петь, махать руками и орать, мы поняли, что пора уходить.

Граница Болгарии с Македонией проходит по горной цепи. Мы не знали, что там не стопят — и в результате прошли 14,5 километров по горам с рюкзаками. В столице Македонии, Скопье, мы вписались у девочки из моего университета, которая проходила там практику, а на Охриде (город в Македонии — прим.ред.) спали в лесу — с польскими наркоманами и чудесным видом на Охридское озеро.

Третьей страной стала Албания — государство, в котором, кажется, не функционируют никакие законы. После правления диктатора Энвера Ходжи там крайне развиты наркоторговля и киднеппинг, поэтому моя мама написала за меня молитву на всех языках мира. В Тиране (столица Албании — прим. ред.) мы вписались в хостел, куда вместе с нами заселились представители еврейского конгресса, а на футбольном матче «Албания-Польша» хозяева приняли нас за поляков, начали гасить — полицейским пришлось запереть нас в подтрибунном помещении, чтобы не убили.

Потом я решил, что нам надо отдохнуть на море. Не ведитесь на то, что город с морем — это автоматически хороший курорт: албанский Дуррес убил в нас эту уверенность. По пляжу там ездят КАМАЗы: около одного из них, прямо на песке мы в итоге спали вахтовым методом.

В маленьких странах и в Европе в принципе очень плохой автостоп, поэтому до города Шкодра мы добрались за пять часов. Его существование вообще ничем не оправдано, поэтому здесь я пожалел, что албанцы не убили меня раньше. Мы вписались в хостел, ночь в котором стоила 90 рублей, а в двери номера была здоровенная дырка. Поэтому когда я пошел ловить вай-фай, мой друг спал с топором в руках.

Огромное количество жителей Албании живут в Европе и приезжают домой на каникулах: из-за этого на границе Албании и Черногории стоят пробки. Мы попали именно в это время. Решили идти пешком, но вскоре оказалось, что свернули не на ту развилку. Четыре часа шли пешком по проселочной дороге — нас не хотели брать ни автобусы, ни машины. В России был день ВДВ, и мой товарищ бежал в тельняшке и орал «Расплескалась синева, расплескалась». В финале нас подобрала повозка, привязанная к мотоциклу, на которой мы доехали до Черногории, где четыре дня потратили на классический туристический отдых.

Приехав в Боснию и Герцеговину, мы выбрали для ночевки парк около самой большой мечети Сараево. На лавки постелили пенки, снизу прикрепили рюкзаки, залезли в спальные мешки. При таком раскладе ты лежишь, как в коконе, и если что-то случится, ничего не сможешь сделать. Хорошо, что еще до этого к нам привязалась стая бродячих собак — штук 25: кто бы ни проходил мимо, они начинали громко лаять и будить нас.

Наш рекорд на трассе пришелся именно на Сараево: машину мы ловили девять часов подряд. Все это время за нами наблюдали из хостела напротив и по итогу бесплатно пустили ночевать. После этого мы уехали в Белград на мерседесе C-класса с двумя девушками.

Закончиться все должно было классическим поездом «Восточный экспресс» по маршруту «Белград — Стамбул» через территорию Болгарии. Планы разрушились еще на болгарско-македонской границе, где оказалось, что у нас однократная болгарская виза, которую нам тут же закрыли. При этом обратные билеты из Стамбула уже были куплены, все рассчитано под копейку, поэтому мы начали планировать, как попасть в Турцию. Сначала хотели незаконно пересечь границу в фуре, но побоялись сесть в тюрьму, потом решили сделать в Белграде болгарскую визу, но в этом случае у нас просто не осталось бы денег на поезд. По итогу мы просто неделю прожили в белградском парке, ночевали на качелях и максимально оскотинились. А в Турцию улетели самолетом.

За тридцать дней я потратил 29000 рублей, но Балканы — это максимальное бытовое дно, которое я потрогал во время автостопа. Мы спали на улице, ставили палатку непонятно где, в Белграде вписывались в сквот к музыкантам и вместе с ними спали на бетонном полу. Едва ли когда-либо я буду проводить время аскетичнее.

Через полгода я совершил путешествие по Восточной Азии, по самому популярному маршруту российских зимовщиков, включая Таиланд и Лаос. После стопил по Южной Америке — от Чили до Бразилии через Аргентину и Уругвай. Также съездил в Иран и собираюсь в Марокко. Много стопил и по России, но это не так интересно: огромные расстояния преодолевать проще — у нас вполне реально, например, поймать фуру, которая из Самары сразу идет в Питер.

Моя цель — доехать автостопом из Самары до Владивостока. Это популярный маршрут, так делали многие до меня, но собственный опыт всегда будет отличаться. Мне хочется составить маршрут с заездами в интересные города — Красноярск, Новосибирск, Омск. Также хочется заехать на Чукотку.

СЪЕМ КВАРТИР И ЖИЗНЬ С ИНОСТРАНЦАМИ

Жилье в других странах я ищу через Couchsurfing: эта соцсеть позволяет оставаться дома у людей бесплатно. Аккаунт на платформе верифицируется, а значит, все подтверждено и безопасно. Для тех, кто не готов жить в другими людьми, есть Airbnb — более цивильный вариант для брони квартир.

Плюс каучсерфинга в том, что он дает возможность в полной мере ощутить ту страну, где ты находишься — ты можешь посмотреть, как живут, спят и умываются люди, как обогревают квартиры и разогревают обеды.
В Аргентине я жил в шикарном коттедже, где меня кормили аргентинским мясом на гриле и поили вином стоимостью не меньше 10 тысяч за бутылку. Но при этом можно попасть в дом к студентам или на наркоманскую вписку. Стоит обращать внимание и на правила проживания — так, у некоторых на полном серьезе написано, что в их доме нужно ходить голым или спать на одном диване с хозяевами.

Человек, принимающий гостей по каучсерфингу, должен быть сильно «оупен-майнд» — не каждый пустит к себе домой чужих людей. Но по большому счету это одна большая тусовка по всему миру: на платформе сидят люди примерно твоих лет и взглядов на жизнь, космополиты, у которых дома все устроено примерно одинаково. Да, в Иране все в коврах и вечный чай, но я бы не сказал, что это многое говорит о людях.

Во время Чемпионата я сам планирую вписывать у себя южно-американских болельщиков — столько, сколько смогу. Первых двух гостей из Уругвая я согласовал практически сразу после жеребьевки.

КУЛЬТУРНЫЙ ШОК

В Уругвае я жил дикарем и именно там я испытал самое большое культурное потрясение. Перед поездкой в Южную Америку я нашел статью про местных старообрядцев. Все писали, что люди они абсолютно неприветливые, дико закрытые и не общаются даже с русскоязычными.
В пятнадцати километрах от них есть поселение Сан Хавьер, все жители которого — русские по крови. Это выходцы из секты «Новый Израиль», которые бежали из России в начале XX века. Сегодня они ассимилировались, русский почти не знают, но там прикольно: есть культ-центр Максима Горького, повсюду матрешки. Так вот старообрядцы с ними не общаются.

Местные называют поселение староверов «Деревня бородаче», названия у них нет. Я долго стопил до Сан Хавьера и не понимал, как ехать дальше. Уж было подумал, что не судьба, но тут передо мной останавливается Toyota Hilux, из нее выходит девочка, как будто загримированная под съемки этнического фильма — тусклая, в цветастом платье и платке. Я начал на русском объяснять, что я путешественник из России и было бы круто, если бы они приняли меня на своих условиях. На что она мне ответила: «Токмо коль фильмовать нас не будешь, то поехали».

Девочка сразу меня предупредила, что их лидер — человек прямой, не понравлюсь ему — выгонит. Но я не думал, что они настолько неприветливы: меня встретили карикатурные мужчины в рубахах и с бородами, долго оценивали, но разрешили остаться. Их действительно нельзя фотографировать — они обижаются, что из их жизни делают шоу. Я пообещал, что не буду этого делать, но когда мы напились браги, уговорил их на селфи.

СБОР РЮКЗАКА

Я не турист, никогда не сплавлялся на байдарках и не ходил в походы, поэтому перед первым путешествием кинул клич по друзьям — нашел палатку, спальник и рюкзак. Последний был слишком большим, на 100 литров — это чересчур. Сейчас у меня свой рюкзак на 65 литров, и этого более чем достаточно. Наша первая палатка на Балканах тоже была огромной — а тут, опять же, нужен средний вариант, потому что разбивать ее приходится в самых разных местах. Спальник должен быть теплым, но не жарким. Мой — с температурой комфорта 0 градусов.

Я никогда не беру большое количество одежды, только то, что нужно, чтобы выжить. Понятно, что все зависит от сезона и климата страны.
В теплые регионы, например, я беру не больше двух пар джинсов, маек — по одной на каждые два дня. Удобно всегда иметь при себе куртку с подкладом: жарко — отстегнул утеплитель, совсем жарко — снял и повязал на пояс. Еще один маст-хэв — оранжево-белая жилетка со светоотражателями: в ней круто стопить ночью, плюс это еще и собственная безопасность на дороге.

Незаменимая вещь — портативный аккумулятор. Понятно, что тру-бродяги ездят по мху и солнцу, но я пользуюсь оффлайн-картами MAPS.ME, которые позволяют легко планировать расстояния. Единственный их минус в том, что они жрут батарею.

ЗНАНИЕ ЯЗЫКОВ

Я хорошо знаю английский, а испанский на разговорном уровне. Для того, чтобы путешествовать, английский нужен в любом случае. На нем я пытался говорить даже в тайских деревнях. Но если путешествовать вглубь стран, и он не поможет. В той же Франции за пределами больших городов мало кто говорит по-английски.

Испанский помогает в общении с 600 миллионами человек, проживающих на Юге. Так что это сильное подспорье, но на одном полушарии. Еще я бы выучил французский, чтобы поехать в черную Африку, и арабский — чтобы, соответственно, ехать в арабские страны.

СОСТАВЛЕНИЕ МАРШРУТА

Мое главное ограничение в выборе стран — время: я учусь, и каждый маршрут стараюсь подстроить под каникулы. Например, я не могу сейчас поехать в черную Африку, потому что глупо ехать туда ради двух стран, а времени стран на пять у меня нет.

Второе условие — время года. Логично, что все ниже экватора нужно объезжать зимой, а Европу и северные страны — летом. Разумеется, многое зависит от политической ситуации: в условную Ливию я не поеду — не хотел бы предавать маме приветы из плена по скайпу.

Информацию о странах я черпаю из Hitchwiki — автостопной «Википедии», где страны расписаны с точки зрения путешествующих автостопом. Также в России есть крутое сообщество «Академия вольных путешествий» — форум, где люди делятся практическим опытом. Их лидер Антон Кротов проехал миллион километров автостопом. Для сравнения: у меня всего тысяч тридцать.

Я всегда стараюсь найти человека, который уже проходил подобный маршрут до меня: мне не стыдно спрашивать и копировать, узнавать, где опасно, а где нет. Все равно в пути у тебя появляется свой собственный опыт. В любом случае я призываю всех, у кого нет детей, отказаться от пакетных туров. Туроператоры возят по тем местам, которые выгодны им, и ты не видишь настоящую жизнь стран и людей.

БЮДЖЕТ АВТОСТОПА

Понятно, что твой уровень комфорта зависит от денег. Тратить можно сколько угодно, и все зависит от твоих желаний и возможностей. Мой максимальный расчет без учета билетов — тысяча рублей в день. Именно поэтому «Орел и решка» — это просто сплошное преувеличение. Сто долларов, или 6000 рублей на два дня — это очень хорошие деньги. Можно легко найти себе приличный хостел за тысячу и на две оставшиеся спокойно тусоваться.

В январе я еду автостопить по Марокко, и уже нашел каучсерферов, которые меня впишут. Там я планирую потратить не более 18 тысяч. Билеты «Москва-Касабланка-Москва» я купил за 8,5 тысяч. Есть крутой портал Vandrouki, где я беру все билеты за смешные деньги. Например, билеты в Иран обошлись мне практически бесплатно: перелет «Москва — Тегеран — Москва» с пересадкой в Баку стоил 6000 рублей. На подобных платформах постоянно проходят акции на билеты, вопрос только в том, можешь ли ты лететь в назначенное время.

Конечно, у каждого человека своя зона комфорта — я, например, могу прожить без горячих обедов. Да, не всегда есть возможность вырваться, но никто меня не переубедит: захочешь путешествовать — будешь.

ВОПРОСЫ С ЗАКОНОМ

Было бы прикольно сказать, что я пересекаю границы в багажниках машин, но мне есть что терять. Поэтому я всегда перехожу границы официально.
Я не знаю миграционные правила в каждой стране, но практически все страны, где я бываю, — безвизовые, и правило всегда одно: пребывать в стране не более 90 дней.

Проблемы иногда возникают — например, этим летом на границе Грузии и Армении, посмотрев на штампы в паспорте, меня минут сорок спрашивали, что я четыре раза делал в республике Азербайджан. Но в основном пограничники видят, что ты путешественник, и хорошо относятся, даже пропускают без очередей. Например, меня очень приветливо встретили на границах Уругвая и Парагвая с Аргентиной — не уверен, что их сотрудники прежде видели русских вживую.

Я не углубляюсь в местные законы: достаточно понимать общую конъюнктуру и ориентироваться на местности. Понятно, что пить и курить на улице в Иране чревато высылкой или небольшим тюремным сроком. При этом иногда я ставлю палатки там, где ставить их нельзя. Были и задержания. К примеру, в Голландии я спал на лавке в парке, где официально разрешено заниматься сексом. Я рассудил: раз можно секс, можно и сон. Но полицейские рассудили по-другому. На этот случай я везде пою одно и то же: у меня украли все деньги, и мне негде спать.

В Бразилии я и вовсе отправился ночевать к полицейским: всяко безопаснее, чем на улице. Один из них после этого поймал мне фуру, но через 150 километров я обнаружил, что выронил в участке паспорт. Я начал дико психовать, но дальнобойщик, который меня вез, связался с заправщиками, те — с полицейскими. Через два часа паспорт отдали мне в руки. Я всегда беру с собой в дорогу матрешек, чтобы дарить тем, кто мне помог или просто был приятен. Полицейские от такого подарка открестились, побоявшись, что их уличат во взятке.

ИДЕАЛЬНЫЙ АВТОСТОП

Сейчас я знаю, что самое сложное — выбраться из города: поймать машину, которая вывезет тебя на трассу, практически невозможно, поэтому теперь я стараюсь селиться как можно ближе к окраине. В любом случае нужно постоянно ехать: пусть ты проедешь сто километров, но так ты увеличиваешь количество машин, которые могут подвезти тебя дальше.

Также важно найти хорошее место. Идеально стоять на прямой широкой трассе — в России, к примеру, легко стопить на М5. Нет смысла вставать на спуске с горы и на повороте: у людей должно быть время увидеть тебя и понять, как ты выглядишь. Это действительно имеет значение — «бомжей» не берет никто.

То, что в автостопе ты всегда нечистоплотный — это большое заблуждение. Мыться можно где угодно. В свою первую поездку мы ходили в бассейны — туда часто пускают бесплатно, когда объясняешь, что ты путешественник, но даже если и нет, разовое посещение стоит всего 2-3 доллара. Сто рублей, чтобы помыться — это нормальные деньги. В конце концов, летом можно искупаться на пляже.

Садясь к человеку в машину, ты представляешь для него опасность, а не он для тебя. У него есть машина, а у тебя — рюкзак с грязными вещами. Подвиснуть на трассе — это самая жопа: тебя не берут, ты просишься — дико неприятно. Но в плане безопасности, если ты не светишь деньгами, не провоцируешь людей и не трогаешь не тех женщин, все будет нормально.