3745

Как я уехала в Америку на три года: опыт соосновательницы «Большой Деревни»

Полтора года назад Лера Алфимова, соосновательница сайта «Большая Деревня», выиграла стипендию Фулбрайта и уехала учиться в магистратуру в США, а потом завела телеграм-канал с приколами о штатах. Публикуем ее честный рассказ о городе, где никто не ходит пешком, еде, которую невозможно есть, и реальности, к которой стоит быть готовым заранее.

Подача на «Фулбрайт»

Весь процесс получения гранта занял у меня примерно год — с мая 2015 по апрель 2016. Это долгая и довольно изматывающая история, все этапы которой подробно описаны на форумах и официальном сайте, поэтому вдаваться в детали не стану.

Основные моменты — терпение, знание английского и четкое понимание, для чего тебе нужно зарубежное образование. Если вы — поросенок Петр, и единственная ваша цель в жизни — свалить раз и навсегда, то эта программа вам не подойдет. По окончании университета необходимо два года прожить в родной стране. Это особенно важно, если в планы входит возвращение в Америку. «Фулбрайт» предоставляет много ништяков: образование (абсолютно бесплатное), стипендия, покрытие расходов на книги и компьютер, а также возможность привезти жену/мужа или ребенка. Ради таких бонусов есть смысл не нарушать визовый режим и немного отвялиться в России после завершения программы.

Кампус университета. Источник фото

У меня был очень плохой английский, который я начала сломя голову учить, как только подала на грант. Так как работала я очень много (привет, «Бигвилл»!), часы на подготовку собирала по крупицам. Например, слушала утренние новости журнала Time Magazine 20 минут в троллейбусе до работы, в обеденный перерыв смотрела канал про секс и грамматику с Ронни, вечера оставались для интимных свиданий с Мерфи.

В общем, с подачей на грант главное — не тушеваться и долбиться в одну точку, как будто от этого зависит вся жизнь (что может оказаться правдой).

Первые месяцы в Небраске

С «Фулбрайтом» нельзя выбирать универ, только специальность — так я оказалась в Госпоже Небраске, в городе Линкольн, где за три часа на улице можно не встретить ни единого человека.

За первые месяца три у меня чуть не отвалилась голова: я узнала, что такое настоящая, съедающая сердце депрессия, похудела на десять килограмм и чуть не сбросилась с моста. Я бы посоветовала не уезжать за границу, если вы не расписали список «за» и «против» и не убедились на 100%, что вам это нужно. Романтичные фотки всех, кто свалил — одно, реальность, в которой ты начинаешь жизнь с нуля — совсем другое.

Линкольн, штат Небраска. Источник фото

В Самаре у меня было все: любимая семья, отличная работа, бойфренд и куча друзей. В Небраске я обнаружила себя среди инопланетян, которые пьют колу пять раз в день и с трудом разбирают мой акцент. Я еле успевала записывать за преподами, стеснялась спросить, где находится уборная, а также написывала русским друзьям по ночам, чтобы убедиться, что они меня не забыли.

Даже если вы — психологически стабильный и абсолютно уверенный в себе человек, никто не гарантирует, что то же самое не случится с вами. Особенно, если вы не присосались к русскому комьюнити, партнеру или просто добродушной местной семье, а пытаетесь разобраться во всем сами.

Внутренний двор дома, в котором Лера жила в первом семестре

Но не все так плохо: после первого семестра учебы, который я слабо припоминаю, я начала лучше говорить по-английски и даже заводить новые знакомства. Кроме того, я взяла самые сложные предметы — в американских вузах можно выбирать их самостоятельно, главное, набрать нужное количество часов — и даже начала справляться с ними, что еще больше меня взбодрило. Депрессия отошла, правда, не без помощи психолога, русских друзей и соседки по квартире, и я снова стала веселой Леркой. Другая страна — это вам не шуточки!

Линкольн, Небраска — не город, а сказка!

Интенсивный учебный график не позволял путешествовать: за полтора года учебы (по идее два, но я закончила экстерном) я побывала только в Нью-Йорке и Чикаго. Зато Линкольном насладилась по полной! Человеку, который впервые оказался в этом городе, он может показаться раем: стерильно чистые улицы, велосипедные дорожки, белочки-зайчики на газонах, и каждый прохожий улыбается до ушей.

Однако вскоре я стала замечать, что прохожих не так уж и много, и вообще — а где общественные пространства, але? Выяснилось, что у всех американцев в маленьких городах — колеса вместо ног: они не передвигаются пешком — только на тачках, а также не тусят в парках и не гуляют по набережной. В Линкольне набережной и не было, только озеро, в котором НЕЛЬЗЯ КУПАТЬСЯ — ну вы представляете мой ужас.

Ночной Линкольн

В общем, сравнивать Линкольн с Нью-Йорком — то же самое, что сравнить Похвистнево с Москвой. Несмотря на то, что универ в Линкольне очень классный, кроме него, маленького кинотеатра и нескольких кафе-баров в городе ничего нет. Это пошло на пользу моей учебе: идеальное место для концентрации на домашках. Молодые небрасковчане (?) ходят в кино и в спортзал, иногда бегают в парке размером с треть Самарской площади. Еще все повально озабочены американским футболом: в дни игр жители города вываливаются на улицы, все одетые в красное (цвет команды) и орут «GO BIG RED!» Те, кто не попал на матч, раскидывают палатки прямо на автостоянках, жарят барбекю и смотрят телики, установленные на багажниках машин. В дни, когда игр нет, горожане все равно выражают свою преданность — носят мерч с названием команды.

Как человек, воспитанный рубриками «Бигвилла», перед поездкой я проверила гастрономический ландшафт и сделала вывод, что Линкольн прямо-таки напичкан ФУДИ! На деле все оказалось немного печальнее: все заведения адаптированы под американский вкус (эта кухня называется new american): гигантские количества сахара и соли, исполинские порции, бургеры и пицца, все как в кино. Зато очень много классного крафтового пива! В каждом штате — несколько десятков пивоварен, Небраска — не исключение.

Чтобы не попрощаться с поджелудочной, я готовила дома: ездила к черту на кулички за продуктами или заказывала их доставку онлайн — в черте города продуктовых магазинов нет, ни «Перекрестка» тебе у дома, ни «Пятерочки». Вредная еда стоит в разы дешевле нормальной. Американцы — фанаты готовых ужинов, заморозки, консервов, чипсов. Я для приличия попробовала вафли из сериала Stranger Things и cуп Campbell — есть это невозможно. Кроме продуктового набора на случай «20 лет в бункере», в любом большом (а маленьких и не бывает) магазине можно вырубить хорошего сыра, бутылку калифорнийского белого, органические, простите, фрукты — короче, жить можно.

Американские друзья

Первое время мне было сложно социализироваться — для некоторых ребят в Небраске я была единственной иностранкой, которую они встречали в жизни, и они пугались моих неуклюжих попыток завязать международные дружеские отношения. Кроме того, редкая вечеринка заканчивалась позже двух часов ночи (бары закрывались, а завтра на учебу), на мои любимые темы (интернет и музыка) зарубиться было особо не с кем, и я начала задавать людям очень простые вопросы и поддерживать смолл-ток.

Фото с матча по американскому футболу
Фото с матча по американскому футболу

Этот простой социальный прием оказался эффективным и открыл для меня новую сторону американской действительности. Нет чайников, греете воду в микроволновке? Выписываете банковские чеки, но ставите в кофейне автомат для обмена биткоинов? Радуетесь новому соседу так, как будто он ваш новорожденный сын? Обсуждаете виды топпинга для пиццы двадцать минут ? Ок, ребята, буду с вами дружить!

Мне посчастливилось прорваться сквозь культурный барьер, как только я приняла маленькие и большие различия и перестала сравнивать. Многие говорят, что с американцами невозможно подружиться, — это неправда. С одной моей подругой-американкой мы сели завтракать в 9 утра и случайно проговорили до 7 вечера, не вставая из-за стола. Невероятно, но факт: оставайтесь собой, не залипайте в телефоне, и у вас появятся друзья даже в Небраске.

Работа в Чикаго

После получения диплома я осталась работать в Америке еще на полтора года — еще один бонус «Фулбрайта». Работу нужно искать заранее, еще во время учебы, чтобы показать консульству официальную бумагу о трудоустройстве.

Сейчас я работаю маркетологом в компании Appodeal, которая делает продукт для мобильных разработчиков. Очень кайфую, хотя это мало похоже на то, чем я занималась в «Большой Деревне». Для американского правительства моя работа считается стажировкой на полный рабочий день, хотя по факту я занимаю полноценную рабочую позицию. Виза разрешает получать адекватный рыночный оклад, поэтому меня как ветром сдуло из дешевого штата Небраска в не очень дешевый город Чикаго, в квартиру с видом на море-озеро Мичиган.

Чикаго я выбрала не только из-за водоемов — здесь много классной музыки, и этот город гораздо менее претенциозный и дорогой, чем Нью-Йорк или Сан-Франциско. Здесь очень грязно, очень шумно, и очень по-настоящему, и мы с мужем зачастую единственные белые цисгендерные люди в полном вагоне метро. Приезжайте в гости, но вписывать буду только тех, кто привезет пять бутылок «Жигуля»!