1540

«Танцы низкого качества»: «Это протест против власти и Путина»

Матвей Горячев

После оглушительного успеха самой громкой гитарной вечеринки страны «Танцы низкого качества» ее организаторы решили повторить саксесс-пати в Самаре в составе двух групп: Voditel Dlya Vera и Slackers. Редакция «Большой Деревни» связалась с участниками обоих коллективов, чтобы расспросить о главном и вечном: музле, бухле, угаре.

«Танцы низкого качества» в Самаре, август 2015

 

«Танцы низкого качества» второй раз едут в наш южный город: чего ждете от Самары в ноябре?

Рома Paranoid Eyes (барабаны Slackers): На концертах у вас всегда весело, а на «Танцах» в августе была взята новая высота в плане безумия, так что надеюсь, что и в этот раз ни мы, ни зрители не подкачаем. Ждал встречи с ребятами из Mystic Brew, но они укатили с туром в Европу, и мы с ними разминулись. Ещё Маша, которая нас пригласила выступить, обещала приготовить борщ и испечь что-то — поедим.

Андрей (вокал-гитара Slackers ): Опять приехать к тому же моллу, выступить в том же кафе и не успеть посмотреть город. В общем-то, именно так у меня все получилось в прошлый раз.

Ваня (вокал-гитара VDV): Я ничего не жду, так как я еду в первый раз, надеюсь напиться местным бухлом, не отравиться и потусоваться без драк.

Почему Slackers называют себя аутсайдерами и лузерами, а если переводить на русский, то вообще лентяями? Судя по вашей активности вы, парни, наоборот много работаете: пишете музло, ходите в офис, дизайните и прочее.

Андрей: Лузерами — потому что у них ничего не получается, лентяями — потому что они ленивые задницы, а аутсайдерами — потому что хотят ими быть, хотя и знают, что не получится. Работаю из нас троих только я. Оформляем обложки и афиши я и Рома. Музло мы пишем все, потому что любим это дело.

Рома: Я ничем особо помимо музыки не занимаюсь, учусь и не работаю, а музыка — это не работа, а кайф.

Ваня (VDV): Вот прям сейчас я — тру: окончил вуз и ни черта не делаю, ну, а вообще все это самоощущение засело внутри.

Вова (гитара VDV): Это такого рода протест против власти и Путина.

Почему в названии Slackers есть значок «зонтик»?

Андрей: Во-первых, это красиво.

Рома: Потому что это часть названия.

Вова (VDV): Символика Восстания.

Ваня (VDV): Дрон бухой поставил.

Voditel dlya Vera — одинокий чувак, фрустрированный, который того гляди грохнется в лужу. Откуда такой образ?

Ваня (VDV): Вообще, существование этого образа — чьи-то субъективные домыслы. О какой-либо концепции этой группы не было и речи. Если говорить о текстах, это набор образов, которые засели внутри и относятся к ситуациям из жизни, в которых много иронии и обрывков воспоминаний, хотя и не все тексты такие.

Вова (VDV): В НКВД запинали нас.

Вера — это вообще имя?

Ваня (VDV): Это слово нельзя вырывать из контекста.

Вова (VDV): Вера в свободу!

Те, кто всю жизнь увлекается одним и тем же, — скучные люди

Чем Voditel отличается от Slackers, исключая ответ: «Названием и составом»?

Рома: В общем-то и всем остальным, кроме набора инструментов — послушайте.

Вова (VDV): Умом!

Еще был такой фильм «Водитель для Веры» — русская мелодрама для второго канала категории «Б». Вы таким образом якоритесь на русскую идентичность?

Ваня (VDV): Название как название, я даже фильм не смотрел.

Вопросы всем. В основном вы играете музыку для 18-летних девчонок и парней, которые значительно моложе вас. Как думаете, понимают ли они ваши культурные айдентити?

Вова (VDV): Конечно да, они самые сильные и радикальные.

Андрей: Мы их сами не понимаем.

Рома: Да мы еще сами не выросли, не складывается пока. Нам совсем недавно было по столько же лет, так что, наверное, это нормально, что у нас с ними налажен контакт.

Ваня (VDV): Мы и не сильно старше этих ребят. Думаю, что все понимают, а если не понимают, то переиначивают на свой манер.

Недавно на экраны вышел фильм «Дача». В нем принимали участие музыканты обеих групп. Расскажите о съемках, продакшене, дистрибуции, новых проектах?. Быть может, планируете широкий метр?

Рома: Это было на даче у Ванька, оператор и режиссер фильма — Славян (группа «Продавцы-консультанты» — прим. ред.), он снимал нас в разных локациях и обстоятельствах и в итоге смонтировал все в фильм, премьера была в «Инстаграме».

Андрей: Да, это был трейлер, планируем выпустить полнометражную версию на VHS.

Ваня (VDV): Скорее всего, съемки будут продолжены в зимних декорациях (грустная, пропитанная болью улыбка).

Вопрос Андрею Митрошину. Часто во время светских бесед в Москве и Петербурге после упоминания вашей фамилии слышится фраза: «Митрошин — отец». Насколько я понимаю, ты — батя многих проектов. Кто твои дети и что думаешь о «подрастающем» поколении?

Андрей: Да, проектов много. Последний раз насчитали пятнадцать. Они не все «активны», то есть многие просто придумались, записались и ушли в «архив». Пора бы уже сделать страничку в Интернете, где будет описана моя роль к каждому проекту, к которому я причастен, а также возможность все это послушать. Думаю, таким образом избавлюсь от необходимости каждый раз заново это объяснять. Займусь.

Кухонным панком быть кайфово!

Во всем этом многообразии есть не только музыка, но и интернет, видео и прочее. Жизнь некоторых из них составляет не больше двух недель. Ты специально делаешь много разного медиа, чтобы размножить себя до бесконечности или что? Каков принцип работы над проектами?

Андрей: Жизнь пройти — не поле перейти. Нет никаких принципов, я делаю то, что мне нравится, и сам для себя. Те, кто всю жизнь увлекается одним и тем же, — скучные люди.

Андрей, что ты делаешь в Look At Me, кто ты там и как туда попал?

Андрей: Работаю курьером, устроился по объявлению в «Самарской газете». Пришлось переезжать из Самары.

Вопросы от зрителей, собирающихся на концерт. Каково быть кухонным панком и почему кухонный панк? От этого еще дополнительный вопрос: что вы обычно готовите себе на ужин?

Андрей: Кухонным панком быть кайфово! Но я больше не кухонный панк, я теперь тви-тендер-панк. На ужин последнее время обламываюсь пиццей и бургерами. Готовить очень лень.
Что никогда не будет издано на dopefish family (лейбл Андрея Митрошина — прим. ред.)?

Андрей: Группа «Екатерина».

Кто сейчас самый топовый омич?

Андрей: Их много. Например, Антон Прокин (музыкант и поэт), Оля Фунтик (актриса и путешественница), Шнайдер (креативщик и дизайнер), Миханик (адвокат и рэпер).

Вова (VDV): Я.

Когда следующий выпуск «Чилим по-московски» (видеоблог Андрея Митрошина, посвященный тест-драйву различного алкоголя) и что Андрей будет обозревать?

Андрей: Точной даты нет, следите за обновлениями. Буду обозревать, скорее всего, какой-нибудь элитный коньяк.

Ребята, что будет с родиной и с нами после вашего концерта?

Рома: «Екатерина» придёт за тобой!

Ваня (VDV): Вы будете нас вписывать.

Как бы вы хотели потусить больше всего на свете?

Андрей: Ну, каждый, наверное, по-разному. Ну, я не знаю… Я бы дома посидел, взял бы немного воды, попил и спать лег.

Ваня (VDV): Так, чтобы пиво, батарейки в колонке, деньги и силы никогда не кончались, так, чтобы в драках быть всегда победителем и чтобы никогда не хотелось домой.

Рома: Я хотел бы жизнь как большой шоукейс между рождением и смертью — была бы классная тусовка.

Кто по-вашему «тру», а кто хрен собачий?

Андрей: Эрик Андре — тру. Я — хрен собачий.

Рома: Питер Пэн и Mr. Teeth — тру. Собачий хрен — хрен собачий.

Ваня (VDV): Тру — это когда у тебя пиво «Балтика 9» в руке, и ты мерзнешь на улице, пытаясь нажраться перед выступлением. Хрен собачий — любой [рифмоплет], который [болтает] не умолкая о себе и своих амбициозных планах в очень пафосной манере.

Кем бы вы могли стать, если бы не стали артистами?

Рома: Никем, как и сейчас.

Ваня (VDV): Унылыми фанатами подобных нашим групп.

Вова (VDV): Гаражными готами.

Андрей: Телохранителями.

Cloud Cafe, ТЦ «Скала», Московское шоссе 4, корпус 15, 20-00. Вход 200 рублей с репостом, для остальных 300 рублей. Официальная группа встречи — по ссылке.