3733

JBC Promotion: «Иностранцы иногда не хотят даже рассматривать вариант выступления в Самаре»

Арина Гриднева

Говорим промоушен — подразумеваем JBC, говорим JBC — подразумеваем львиную долю концертов в Самаре. Тандем Бориса Елатомцева и Славы Чудо стал по-настоящему знаковым для Самары: команда познакомила город с сотнями андеграундных и не очень исполнителей и привезла на Волгу Хаски, The Hatters, Скриптонита, The Subways, Napalm Death и Оксимирона с Гнойным (последние выступали с разницей в день). «Большая Деревня» узнала, как родилась промо-группа, зачем работать с артистами, которые не собирают стадионы, что можно обнаружить в звёздном райдере и почему известные исполнители иногда отказываются выступать на самарской сцене.

На фото: Борис Елатомцев (слева) и Слава Чудо (справа) вместе с рэпером Хаски

Как вы стали работать вместе?

Слава: До 2000 года я не занимался организацией концертов и вообще не был связан с музыкальной индустрией — просто слушал музыку в наушниках, не более того. Концертами я загорелся после первой поездки за границу, когда московский парень в автобусе включил кассету с группой Drugly Cats. Мне дико понравилось, и я решил привезти эту группу в Самару. Все получилось: Drugly Cats я потом привозил больше 15 раз. Я начал организовывать концерты рок-групп в «Манхэттене», «Подвале», «Сквозняке», а со временем стал арт-директором клуба «33 ⅓». Там и появилась идея создать JBC Promotion.

Борис: С 2005 года я занимался менеджментом группы Bajinda Behind The Enemy Lines, а Слава часто организовывал нам концерты. Когда он предложил объединить усилия, чтобы привозить в Самару новых артистов, я сразу согласился, потому что знал, что со Славой можно иметь дело, — проблем с нашими концертами никогда не возникало. Изначально нас было трое: я, Слава и Дима Джем. Дима руководил группой CamapaJAM и играл в ней на губной гармошке. Мы проработали пару лет и до сих пор дружим, сейчас он руководит серф-школой на Шри-Ланке.

Концерт группы Accept

Слава: Наш первый совместный привоз — группа Punk TV, а впервые заработать удалось только через три месяца после этого благодаря польской группе Kangaroz: мы получили 6000 рублей на троих.

Борис: С самого начала мы ориентировались на маленькие площадки, потому что занимались андеграунд-исполнителями, а они чаще всего не собирают большую аудиторию. Мы привозили музыкантов, которых слушали и знали сами: мне нравились инди-группы, а Славе рок и панк-рок. За первые два года в Самаре побывали почти все наши любимые исполнители. На концертах в разных городах я пересекался с новыми артистами — и для них сразу же открывались концертные площадки в Самаре. Славу вообще знала вся московская андеграунд-тусовка, так что его часто рекомендовали как организатора.

Сначала были небольшие привозы, а с 2009 года мы начали делать крупные концерты: однажды в ресторане «Тинькофф» в один день выступили сразу три группы — Cheese People, Punk TV и Bajinda Behind The Enemy Lines. Тогда они были на пике популярности, так что пришлось даже останавливать продажу билетов, чтобы площадка смогла вместить всех слушателей. Это был первый солд-аут в нашей практике.

Если сейчас оглянуться назад, какие исполнители собирали самую большую аудиторию, а чей концерт, по-вашему, оказался по-настоящему провальным?

Слава: Группа Drugly Cats всегда хорошо собирала: у них была своя аудитория, которая регулярно на них ходила.

Борис: «Кирпичи» собирали по пятьсот человек. Мы до сих пор организуем им концерты, и послушать их приходят наши старые друзья. Если честно, тогда мы не вели статистику сборов, но могу сказать точно, что заработка практически не было.

Концерт группы «Кирпичи»

Слава: Деньги никогда и не были основной целью — нам просто хотелось, чтобы в город приезжали нормальные артисты, а не только Филипп Киркоров. Независимые исполнители выступали исключительно в «Подвале», и это нас не устраивало: хотелось развивать андеграундную музыку во всем городе — чтобы артисты приезжали на нормальные сцены, и люди действительно хотели их слушать.

Борис: Успех приходит волнообразно: на первые концерты On-The-Go в Самаре почти никто не пришел, зато последующие выступления пользовались популярностью. Группы Cheese People и Bajinda Behind The Enemy Lines были на пике в свое время и собирали по восемьсот человек, а сейчас произошел спад активности.

Как вы вообще выбираете, кого пригласить
с концертом?

Слава: Есть артисты, с которыми мы не хотим и не будем работать. Никогда не станем приглашать, например, Стаса Михайлова. Мы его, конечно, очень уважаем, но такое сотрудничество слишком затратно и не особо интересно для нас. Гигантские фестивали никогда не будут работать с группами, которые собирают меньше тысячи человек, а мы не станем приглашать артистов с Первого канала, потому что это не наш срез исполнителей. В основном, мы работаем с андеграундом и зачастую не отбиваем деньги, которые вкладываем в независимых артистов, но продолжаем это делать, иначе такие группы никогда в Самару не приедут.

Борис: Иногда к нам обращаются менеджеры артистов, чтобы мы помогли организовать концерт, а некоторых исполнителей мы приглашаем сами. Каждый год я посещаю Moscow Music Week и отсматриваю молодых артистов, чтобы выбрать наиболее интересных для нас. Также мы организуем концерты групп, которые знаем давно, независимо от того, как много они собирают. Нам важно охватить всю музыкальную индустрию и ориентироваться на все возрастные и социальные категории.

Сейчас большую популярность набирают русскоязычные группы — хороший русский андеграунд. «Пошлая Молли», например, очень выросла в последнее время и скоро, возможно, даже выйдет из андеграунда. Группу «Порнофильмы» Слава заметил задолго до их первого концерта: в декабре 2016 года она собрала в Самаре сто пятьдесят человек, а в этом году послушать ребят пришло уже человек семьсот.

Концерт группы «Пошлая Молли»

Бывали случаи, когда артист целенаправленно
не приезжал именно в Самару?

Слава: Конечно. Иностранцы иногда не хотят даже рассматривать вариант выступления в Самаре. Несколько лет назад мы приглашали The Prodigy, но они отказались из-за слишком маленькой площадки и недостаточной оплаты. Спустя время группа поменяла свои запросы и приехала к нам в рамках тура по России.

Борис: Мы часто пытаемся привозить крутых артистов, но нам отказывают, потому что в туре запланировано только два российских города — Москва и Санкт-Петербург. Нам сразу говорят, что нужно много денег и провинция такие суммы просто не потянет.

Слава: Да и артисту у нас не всегда интересно. В Москве он соберет 2000 человек, а в Самаре 300. Ехать на такую маленькую площадку — это не для всех.

Расскажите о самых необычных райдерах, которые вы встречали.

Борис: Солистка группы Arch Enemy — веган-сыроед, и найти еду для нее было очень сложно: пришлось обзвонить десять поваров и всех, кто с этим связан, чтобы найти хоть какие-то варианты. В итоге только в ресторане «Огород» согласились приготовить блюда по особым рецептам. Веганский райдер для Самары до сих пор проблема — хоть у нас и появились специализированные магазины, в них все равно нет продуктов тех брендов, которые ожидают увидеть иностранцы.

Иногда артисты шутят — известно, например, что в райдере MGMT были цветные шубы и маленькие щенята. Некоторые просят синтезатор в номер, чтобы была возможность распеться, а кому-то необходим PlayStation. Бывают мелочи вроде свежих газет, но это совсем просто осуществить. Мы не работаем с артистами, которые требуют чего-то невыполнимого.

Концерт Скриптонита

Слава: У Скриптонита, например, очень дорогой райдер. Когда мы прочитали его впервые, хотели даже отказаться. Нужно накрыть стол не только в гримерке, но и в отеле, а также отдельный стол для вип-гостей. По запросам его можно сравнить с группой «Ленинград», хотя в команде рэпера всего семь человек. В итоге мы выполнили все требования и привоз себя оправдал, но уровень совершенно другой, и это чувствуется.

Борис: Андеграундные исполнители не требуют больших затрат — их бытовые райдеры ограничиваются 5000-7000 рублей. А когда затраты в 200 тысяч, ты не знаешь, окупятся ли они. Хотя не все популярные исполнители требуют особого приема — к примеру, у Тимати очень скромный райдер: для выступления ему понадобились только полотенца, вода на сцену, чай и кофе в гримерку.

Почему вы пришли в «Звезду» и осели именно здесь?

Борис: Несколько лет назад, когда у «Звезды» был другой владелец, мы договорились, что будем проводить у него вечерние концерты. Сделать это было довольно легко, потому что в музыкальной сфере все друг друга знают и стараются помогать. Сначала нас пускали только по будням, потому что в выходные в клубе проходили дискотеки: приезжали топовые российские и зарубежные диджеи тех лет и самарские тусовщики приходили отрываться. Там играл Володя Трапезников, DJ List, Anton Kubikov сольно и с группой SCSI-9. Было настолько круто, что я и сам часто туда заглядывал. Но со временем дискотеки стали неактуальны, и у нас появилась возможность проводить концерты не только по будням, но и в выходные. Сейчас мы основные арендаторы, и «Звезду» воспринимают как полноценную концертную площадку. Вместимость здесь от 200 до 700 человек — наши концерты как раз укладываются в эти цифры.

Есть еще «Метелица», но это клуб с определенной репутацией. Элджей там соберет, а на рок-концерт туда просто не пойдут. Для этого есть «Звезда», хотя раньше и ее избегали, считая, что для андеграунда гораздо лучше подходит «Подвал». Пришлось провести большую работу, чтобы люди не боялись подходить к бару и не считали, что в «Звезде» все очень дорого и вообще не для них.

Слава: При этом «Звезда» — не единственная наша площадка. Концерты, рассчитанные больше, чем на 700 человек, мы все-таки проводим в «Метелице» или в «МТЛ Арене».

Концерт T-Fest’а

Случалось ли, что музыкант отказывался от выступления, когда все билеты на него были уже проданы?

Борис: В 2010 мы готовились принимать Кажэ Обойму — рэпера из Санкт-Петербурга, но он позвонил прямо в день концерта и отказался. Оказалось, что артист рассчитывал на триста человек, а билеты купили только сто пятьдесят. Слава уже ждал его в аэропорту, а он просто не вышел из самолета. На его гонораре количество зрителей никак бы не отразилось — он получил его заранее в полном размере. Мы несколько лет пытались вернуть задаток и компенсировать затраты — и в итоге его агентство оказалось порядочным, и все решилось в нашу пользу.

Слава: Был еще случай, когда Джей-Джей Йохансон не смог выступить в «Виниле», потому что ему аннулировали визу.

Какой профит получаете лично вы от прошедшего концерта?

Слава: Организация концертов — это в первую очередь хобби, а только потом заработок. В 2016 мы потратили гораздо больше, чем заработали, и вышли в большой минус — около 500 тысяч рублей. В такой ситуации нужно либо закрываться, либо работать дальше. Мы выбрали второй вариант. Эта деятельность не для денег, а ради удовольствия.

Борис: 2017 год, кстати, оказался более успешным — в минус мы не ушли.

Концерт группы Little Big

Как вы организуете досуг музыкантов: в какие рестораны водите, что показываете?

Борис: Если артист в туре, у него мало времени на развлечения. Чаще всего день строится так: заселение в отель, подготовка к концерту, саундчек, выступление, сон и отъезд в новый город.

По досугу все зависит от времени года: зимой в Самаре не на что смотреть, но если исполнитель приезжает в мае и у него есть время, мы ведем на набережную и показываем пивзавод. Правда, возможность такая появляется редко — чаще всего артисты предпочитают экономить силы перед выступлением. Кормим чаще всего прямо в «Звезде», но меню там не слишком разнообразное: бургеры, пицца и все такое. Если нужно полноценно поесть, выбираем ресторан при отеле — еда и подача там обычно на высоком уровне.

Много ли артистов выступают пьяненькими?

Борис: Так делали лет десять назад, теперь это не актуально. Исполнитель может выпить рюмку для связок, но не больше. Если в райдере есть алкоголь, его распивают после концерта, но и такое встречается редко — все больше артистов гастролируют турами, а каждый день выступать с похмелья очень тяжело.

Концерт группы «Кровосток»

Есть ли в Самаре перспективные группы за исключением VLNY, давно вышедших за пределы самарской сцены?

Борис: Успех измеряется количеством гастролей и слушателей. Сейчас высоким уровнем обоих показателей могут похвастаться только VLNY. Недавно у группы «Бабба» вышел альбом, и в скором времени, думаю, они поднимутся на серьезный уровень. В ближайшее время с русскоязычным материалом вернется группа Cheese People — у них тоже большие перспективы. Молодых артистов много и многие мне нравятся, но за их гастролями я не слежу, так что о дальнейшем развитии говорить сложно. Сейчас в тур может поехать практически любой исполнитель — это совсем несложно, но цель должна быть не в заработке, а в возможности показать людям свою музыку.

По вашему опыту, чего не хватает самарской сцене и насколько у самарцев прогрессивный вкус?

Слава: У самарцев хороший вкус, как и у всей страны.

Борис: Самарской сцене не хватает только присутствия в Москве. Не выезжая из региона сложно развиться настолько, чтобы потом успешно гастролировать. Ребята из группы On-The-Go переехали в Москву и только после этого вышли на новый уровень. Россия слишком большая, чтобы получить востребованность, не покидая провинцию, и обеспечить себе желаемый заработок. Это получилось, опять же, только у VLNY.

Концерт группы ON-THE-GO

Какой ваш привоз самарцы оценили не в той мере,
в какой вы планировали?

Борис: Группу Dope D.O.D. В Европе и Америке это артисты стадионного формата, а в Самаре они собрали 200 человек. Никто их не знал, поэтому не пошел на концерт, хотя сделать это стоило.

Слава: Хит «Rock & roll Queen» легендарных The Subways знает каждый, кто хоть немного интересуется рок-музыкой, но в Самаре эти ребята собирают не больше трехсот человек. Удивительно!

Борис: Maybeshewill — тоже топовая пост-рок группа, которая заезжала в Самару в рамках мирового тура на восемьдесят городов. Здесь они почти никого не собрали, а после этого уехали в Китай, где их приняли на ура.

Так получилось, что вы с разницей в день провели концерты Гнойного и Оксимирона. Как так вышло? Куда пришло больше народа и какой концерт в итоге был лучше?

Борис: Оксимирон сейчас делает свои концерты сам — с ним нельзя договориться и пригласить его за гонорар. Нас попросили локально помочь, поскольку мы раньше были партнерами — организовывали выступление в Самаре в 2010 году. Дата концерта была определена за год — еще до баттла со Славой КПСС. На момент их встречи было продано больше 1000 билетов. После баттла наш знакомый начал делать тур Гнойного и предложил выбрать дату для Самары. Мы забили какое-то нейтральное число, но у Славы не получилось и пришлось перенести концерт на 26 ноября. Так что совпадение по датам — чистая случайность. Сначала мы тоже переживали, что будет пересечение публики, но потом увидели, что фанаты в социальных сетях противопоставляют себя друг другу и поняли, что проблемы нет. На концерт Славы КПСС пришло около двухсот пятидесяти человек, а Оксимирон собрал в десять раз больше.

Я был на обоих концертах и лично мне больше понравилось выступление Оксимирона — чувствуется очень высокий уровень, он профессионал. Если честно, считаю, что он один из лучших артистов в своем жанре в России, а возможно, даже в мире.

Концерт Славы КПСС

Как вы думаете, почему в Самару каждый год привозят «Би-2»?

Борис: Было время, когда на концертах «Би-2» в «МТЛ Арене» было двести-триста человек, а сейчас у группы вторая молодость — они собирают солд-ауты по всей стране. Выросло поколение, которое воспринимает их как классику русского рока, они расцвели и будут выступать, пока имеют аудиторию, жаждущую их слушать. Элджей, например, тоже приезжает в Самару четвертый раз и будет продолжать посещать наш город, пока собирает солд-ауты.

Одновременно с этим Монеточка приезжает в Самару только в 2018 году.

Борис: Мы давно хотели ее привезти, но живя в Екатеринбурге, Лиза не гастролировала. После переезда в Москву она стала выступать в других городах, и с осени мы вели переговоры с ее мамой. В итоге, договорились на март этого года.

Концерт группы «Порнофильмы»

Ходите ли вы на привозы коллег?

Слава: Я был на шикарном концерте Hurts. Они собрали огромное количество людей и устроили отличное шоу. Организаторами выступали POP FARM и KONCERTSAMARA — на больших площадках они делают концерты очень хорошо.

Каких привозов ждете в 2018?

Борис: Очень ждем Монеточку. Впервые приедет Telefon Tel Aviv, потому что туром занимается наш друг и он согласился привезти их в Самару вдобавок к Санкт-Петербургу и Москве. Мы понимаем, что скорее всего этот привоз не будет востребован, но надеемся, что публика все же его оценит и воспримет положительно. А в апреле ждите концерт группы «Мы».