4148

Группа «Ранетки»: «Может, кто-то достанет из чулана вещи с наших концертов и стряхнет пыль»

Текст: Катя Мокшанкина Фото: официальное сообщество группы, паблик «Я смотрю ранеток и радуюсь жизни»

Казалось, наш 2007-й не вернуть, но не тут-то было — месяц назад группа «Ранетки» объявила о своем воссоединении и первом полноценном концерте: триумфальное возвращение пройдет 19 апреля в самарском Доме офицеров. Из старого состава группы остались только Наташа Мильниченко и Аня Руднева, продюсер бэнда — по-прежнему Сергей Мильниченко.

«Большая Деревня» утерла слезы ностальгии и послала на встречу с героями нашего времени Катю Мокшанкину, в 2009 году возглавлявшую самарский фан-клуб группы. Выяснили, что осталось в прошлом, о чем и для кого будут петь повзрослевшие «Ранетки» и почему слава для них — не самое главное.

Почему вы вообще решили вернуться?

Аня: Мы почувствовали, что пришло время: у ребят, которые слушали наши песни, началась настоящая ностальгия. Я открывала директ и видела письма тех, кто слушал нас еще детьми: поклонники выросли, но по-прежнему следят за нашей жизнью и очень благодарят за творчество, говорят, что мы остались их чистым и радостным воспоминанием. И мы захотели все это вернуть.

Аня Руднева и Наташа Мильниченко

Как местом возвращения стала именно Самара?

Наташа: Мы рассматривали несколько крупных городов, в том числе Казань и Уфу.

Аня: Выбирали, по сути, из мест с хорошей активностью и свободными площадками — мы довольно поздно поняли, что будем делать концерт.

Сергей: Полный зал сегодня не является нашей целью: мы просто хотим встретиться со зрителями и отыграть теплый, хороший, очень душевный концерт.

Наташа и Сергей Мильниченко

Какого зрителя вы ожидаете увидеть на самарском концерте?

Аня: Чтобы ответить на этот вопрос, я прямо сейчас открою статистику инстаграма: у меня на страничке возраст аудитории колеблется от 18 до 24 лет.

Наташа: Есть и помладше, есть и постарше, но это основной пласт.

Аня: 80 процентов наших фанатов — это девчонки. Мы, наверное, стали с аудиторией еще ближе, чем были: теперь нас слушают не только подростки, но еще и молодые мамы — а это очень благодарная аудитория.

Мы привыкли, что «Ранеток» всегда пять, а на афишах сегодня видим только двух. Почему вы возрождаете группу не в полном составе?

Аня: Это такая история, что без рюмки не расскажешь. Честно говоря, у нас с Наташей все было очень просто: мы снова захотели играть. Девчонки эту идею не поддержали, вот пути и разошлись.

Но тем не менее, они все же объединились и запустили свой ютуб-канал с ироничным названием «Курага», — там они высказались, что предлагали Сергею воссоединение, но он отказался.

Аня: Я эту историю знаю изнутри. Девочки предлагали возродить группу не Сергею, а нам — бывшим участницам, причем делалось это окольными путями, чтобы избежать подводных камней. История вышла очень некрасивая: мы всегда позиционировали «Ранеток» как что-то яркое, хорошее, позитивное, и сейчас совершенно не хочется касаться грязного белья.

А в чем заключались эти «подводные камни» и как вообще воссоединение планировали сделать за спиной Сергея, если он — муж Наташи?

Сергей: Когда я собирал группу «Ранетки», то сам писал основной материал, моим главным соавтором была Аня. Название группы тоже придумал я, — в общем, вкладывал в проект всю душу. И тут девчонки пришли с предложением отдать им песни и название, чтобы они могли ими пользоваться. Мы договорились о личной встрече, где хотели обсудить условия — у «Ранеток» есть некий светлый и добрый образ и не хотелось бы, чтобы он был превращен во что-то другое. Но на встречу пришла только Женя и обсуждения не получилось, в итоге, мы так и не договорились. Сегодня они занимаются другими делами, а мы занимаемся музыкой. Очень важное уточнение: я договорился с Леной Третьяковой, что мы больше друг друга не задеваем и не обсуждаем, кто кого куда звал и так далее. Они сами по себе живут, все девочки взрослые, мы — сами по себе.

Кто будет играть на инструментах вместо Нюты, Лены и Жени?

Аня: На этот вопрос мы пока не отвечаем, — советуем прийти на концерт и увидеть.

Наташа: Но звук будет полностью живой, это мы гарантируем.

С предстоящим концертом все понятно, а помните ли вы ваш последний концерт в старом составе группы?

Сергей: Последних концертов было два: 20 ноября 2011 года, после которого ушла Аня, и второй — в 2013 году. Мы не знали, что он последний. Отношения с девчонками были рабочие, комфортные, никаких конфликтов не было — просто они хотели работать самостоятельно, а я хотел иметь отношение к тому, что я создал.

Аня: Мой последний концерт был на каком-то японском фестивале, где нас переодели в клетчатые юбки, моя до сих пор валяется где-то дома. На тот момент я была в положении и не хотела бегать по сцене с гитарой, так как это могло плохо сказаться на моем здоровье, поэтому играла сидя. Мы понимали, что это наше последнее выступление в полном составе, — внутри была полная раздробленность, жизнь коллектива напоминала «Санта-Барбару». Негативных эмоций хватало — мы все наговорили друг другу много разного, никто не отказывается от своих слов. Все в жизни меняется: рождаются дети, приходят и уходят мужья. Сейчас пришло время новой чистой истории — без грязи, без негатива. Хочется творчества, музыки, и мы готовы в это окунуться.

Чем вы занимались после того, как группа прекратила существование?

Аня: Главное — у нас родились дети. Для женщин это очень важный период в жизни, когда сознание полностью переключается и жизнь встает с ног на голову. Наташкиным малышам сейчас пять и шесть, моим — два с половиной и шесть. Сейчас у них такой классный возраст, что мы даем интервью, а они играют на улице. Есть возможность наконец заниматься творчеством и музыкой в более расслабленном режиме, без орущего ребенка на руках, который непонятно что у тебя просит и у которого режутся зубы.

Кроме того, с конца 2011-го года я преподаю вокал и гитару. Начала этим заниматься случайно — никогда не видела себя педагогом, но ко мне приходили ребята и стало получаться им что-то объяснять. У нас на ВДНХ своя школа-студия, плюс я работаю как частный педагог. Летом будем активно набирать учеников, хочется расти и развиваться в этом направлении.

В каком направлении будет двигаться группа после концерта в Самаре?

Аня: Мы собираемся выпускать новые песни. У нас очень много материала, мы хотим как можно скорее его показать. Но это работа, и очень непростая — в ней куча мелочей, которые надо соблюсти, чтобы получилось качественно. Летом мы плотно поработаем, а осенью будут и новые песни, и новые города.

Сергей: Мы не знаем, как все будет развиваться. Планируем снять пару клипов, выпустить мини-альбом. Концерт в Самаре — первый звоночек, которым мы заявили о себе. Спасибо всем, кто в это верит, кто ждет и помнит, — мы тоже всех помним.

О чем будут петь новые «Ранетки» — о взрослых проблемах вроде нехватки денег на квартплату?

Аня: Ну, о квартплате мы будем петь, когда нам будет шестьдесят. Если вы внимательно послушаете наш четвертый и пока последний альбом, то поймете, что это достаточно серьезные песни, но в народ они, к сожалению, не ушли. У зрителей сложился образ, что мы такие маленькие девочки и нам по 15 лет, хотя уже тогда мы отрабатывали серьезные гастрольные туры. Люди приходили посмотреть на девочек из сериала, а на сцене видели полнейший рок-н-ролл.

Сегодня из визжащих девчонок мы превратились в молодых женщин. Писать про то, про что сейчас пишут подростки, мы просто не умеем: например, не употребляем слово «хайп» в песнях, хотя мне, может, и хотелось бы.

Как вы собираетесь конкурировать с современной музыкой, — с теми же Гречкой или Монеточкой?

Аня: Знаете, мы просто будем делать то, что делаем. Мы точно знаем, что наши слушатели остались при нас. Посмотрите на Владимира Кузьмина — он был, есть и будет: поклонники десятилетиями ходят на его концерты, он уже стал им кем-то родным. Мы тоже стали для ребят частью детства и теплых воспоминаний. Поэтому на них мы и будем ориентироваться, зацепим новых — хорошо, нет — в любом случае будем продолжать.

Редакция с удивлением нашла ваш кавер на песню «Такого, как Путин», — довольно нехарактерную для вашего репертуара. Откуда она вообще взялась и спели бы вы ее в нынешней политической ситуации?

Сергей: Ситуация с песней очень интересная: нас позвали на программу «Музыкальный ринг» на НТВ, где кроме нас должна была выступить группа «Звери». Редакторы сообщили, что мы будем петь «Такого, как Путин», а они тоже что-то шуточное, уже не помню, что. Но когда мы приехали на запись, узнали, что вместе с нами будут участвовать не «Звери», а Глеб Самойлов. Он не делал никаких каверов и казалось, что для него вообще было унизительно находиться в формате передачи. Мы же никогда не «звездили»: нас попросили исполнить песню — мы исполнили. А в итоге все превратили в какой-то фарс, было очень неприятно (О выступлении резко высказались члены жюри, в частности, журналистка Катя Гордон подвергла сомнению выбор песни — прим. ред.).

Аня: Нам не хочется лезть в политику — ясно, что там происходит что-то свое и даже если захочешь разобраться, то будет непросто — вокруг много противоречивой информации. Мы стараемся смотреть на вещи позитивно. Да, может, в стране все не очень радостно, но мы хотим, чтобы люди понимали, что они живут в России, у нас есть президент, единая страна, где не идет никакая война.

Давайте тогда о вашем собственном репертуаре. На ваших концертах девчонки плакали под «Ангелов» и «О тебе». А вы сами когда-нибудь плакали, слушая свои песни?

Аня: Мы плакали, когда их писали, — за каждой стояла личная история. Записывая «Слезы — это яд, слезы — это я», я ревела белугой. Это было не просто бездумное долбилово, все песни писались серьезно, со смыслом — особенно наш четвертый альбом. С ним и в шестьдесят не стыдно выступить.

В чем, по-вашему, заключался секрет успеха «Ранеток» и почему ни одной девичьей рок-группе так и не удалось его повторить?

Аня: Все складывается из мелочей — мы работали честно и искренне, стояли стеной. Еще мне кажется, что крайне важен продюсерский состав. Сергей Мильниченко в этом плане очень мудрый человек: организовать пять женщин — это не то что сложно, это надо самому стать шестой женщиной, чтобы изнутри увидеть интриги, споры и пресечь их. Я помню, как Сереже было сложно с нами — то, что сейчас кажется смешным, тогда заставляло сражаться не на жизнь, а на смерть.

У группы был очень крутой маркетинг — от блестящих наклеек до собственного сериала. Как вы планируете завоевывать публику сегодня?

Сергей: Через соцсети, туда даже переведен наш сайт — ranetki.ru: если зайдете на главную страницу, вас переадресует на группу вконтакте. Может, и восстановим его в формате визитки, но без форума и прочих атрибутов.

Аня: Наверное, у нас будет какая-то своя атрибутика, майки хотя бы — это же круто, когда у тебя есть вещь с надписью группы. Но мне кажется, главное сейчас — наша музыка, а не символика. А там уж придут и наклейки на велосипеды. Может, кто-то сейчас достанет из чулана вещи с наших концертов и стряхнет пыль.

Вы стали звездами довольно рано — что бы вы посоветовали тем, кто мечтает прославиться в таком же юном возрасте?

Аня: Слово «прославиться» мне совершенно не импонирует. Заниматься творчеством, хотеть донести что-то до слушателя — другое дело, а прославиться можно и делая классные селфи. Надо всегда понимать риски. Известность не приходит потому, что ты классный. Это вопрос времени и удачи: кому-то в один момент просто везет, и они встречают нужных людей — продюсера, спонсора. Я все время привожу в пример ученикам свой случай: в мою музыкальную школу пришел Сережа, он искал гитаристку в группу. И он зашел в тот кабинет, где сидела моя педагог по гитаре. Ее могло там не оказаться, ему мог встретиться другой педагог, но это была именно она и она предложила именно мою кандидатуру, хотя я была отнюдь не лучшей ученицей.

Далеко не со всеми происходят такие случайности, надо это понимать и быть реалистом: мечты — это хорошо, мечтать надо обязательно, но родителей тоже стоит периодически слушать. Надо получать образование, к чему-то стремиться. Профессия музыканта хороша тем, что сейчас можно просто выложить свой трек в сеть, и если он бомбически классный, вы прославитесь в один момент — это не девяностые, когда на всю страну было двадцать артистов. Но этого может и не произойти. В общем, надо верить, но рассчитывать только на себя и свои силы. Заниматься творчеством, но не быть слепым.

Концерт группы состоится 19 апреля в 19-00 в ОДО