74

PICTUREPLANE: «Возможно, в прошлой жизни я был русским»

Азамат Жанбыршинов, Таня Симакова

q8gmpXQCEWk

Концерт Трэвиса Эджеди, известного миру под псевдонимом PICTUREPLANE, — настоящий подарок судьбы для Тольятти. Трэвис — чудотворная интернет-икона, звезда американского андерграунда, изобретатель термина витч-хаус и просто крутой музыкант, чьи живые выступления пропускать нельзя, если вы хоть немного понимаете в современной музыке. Хотелось бы не знать заранее о том, что в Тольятти таких наберется чуть больше тридцати человек, но увы.

Тем не менее, журналисты «Большой деревни» приехали в Автоград пораньше, чтобы пообщаться с Трэвисом о его путешествии по российским городам, первым из которых был Владивосток, и обнаружили его спящим прямо в концертном зале. Поборов в себе желание сфотографировать эту умилительную сцену, мы выяснили, что из-за несогласованной работы сотрудников авиакомпании S7, музыканта с его турменеджером не посадили на рейс в Самару, и им пришлось нестись в другой аэропорт через всю Москву, чтобы успеть на концерт. Вместо того, чтобы отдыхать после московской вечеринки в «Солянке», ребята провели все время в дороге. Сопровождал американца известный в узких кругах музыкант Виталий Зимин, глава концертного агентства STOP the SILENCE!. ««В прошлый раз PICTUREPLANE приезжал на мой день рождения, мы подружились и придумали этот тур, обнаружив, что в России интерес к нему огромный», — признался Виталий. В ходе интервью мы выяснили, что Трэвис и вправду очень дружелюбный и искренний парень.

 

— На сегодняшний день ты приезжал в Россию не раз и не два. Что заставляет тебя возвращаться сюда снова и снова? Какая-то необъяснимая любовь к России?

— Я здесь уже в четвертый раз. Определенно, это любовь к России. Сегодня здесь мои друзья из Казани, и они мне постоянно говорят: «Трэвис, в прошлой жизни ты был русским». И да, я думаю у меня здесь какая-то связь. Мой первый приезд сюда в 2010-м, в Москву был классным, особенным опытом. Как для меня, так и для тех, кто пришел на мое выступление. Я всегда чувствую большую поддержку в России. Не знаю, почему так. Возможно, в прошлой жизни я и вправду был русским.

s7e5TavsXJY
Фото: инстаграм Трэвиса.  «Help I haven’t slept in days the people are starting to look like Legos. #russia»

— Твой нынешний тур самый продолжительный. Такое глубокое погружение в Россию. Каковы впечатления, особенно от провинциальных городов?

— У меня вообще не было времени, чтобы где-то осмотреться, приехал сюда прямо из аэропорта. Хотя мне нравится быть туристом в России. Она прекрасна. Очень люблю Москву и Санкт-Петербург тоже.

— Успел ли ты послушать и полюбить каких-нибудь русских продюсеров?

— Я играл в Москве с ребятами из «Stoned Boys». Это было невероятно. Они — мои друзья, и мне очень нравится их группа.

zzcDUU8_Tqs
«East Russia warehouse chilling»


— Сегодня многие артисты вдохновляются прошлым. Теми же 90-ми с их рейвами, транс-движением и кислотой. Иногда кажется, что современная культура застряла в том времени. Почему так происходит и нормальный ли это ход вещей?

— На самом деле, это тот вопрос, над которым я в последнее время много думаю. Возможно, это все из-за интернета и доступности информации. Это заставляет нас смотреть назад, вместо того, чтобы двигаться вперед, мы будто анализируем свое прошлое. Возможно, все началось в ранние нулевые, когда все стало пост-модерном. И вместо движения вперед, как было во все предыдущие декады, мы стали рефлексировать. Переделывать вещи, которые уже были сделаны до нас — возможно, делая это несколько иронично. Я не уверен точно, что послужило причиной. Это сложный философский вопрос, и об этом можно проговорить целое интервью. 90-е были великой эпохой, поэтому неплохо иногда оглядываться назад на вещи, которые происходили тогда.

— В своих предыдущих интервью ты много говорил о DIY. Насколько важен этот подход для тебя?

— DIY — это огромная часть того, что такое Pictureplane вообще. Это сцена, из которой я вышел. Денвер, Колорадо — там мы делали все сами, и эта философия изменила мою жизнь.

76Xs38B7zTk
«I told this girl that I would ride or die for her and that I’d be her friend, always. So sweet. Moscow, Russia»

— Эммм. Да я не знаю. Я хотел бы чтобы вич-хаус вернулся, если честно.— Witch-house, Seapunk, Vaporwave. Что будет следующим большим трендом?

— Что тебя вдохновляет сейчас, и как будет звучать твой следующий альбом?

— Мой следующий альбом будет очень темной, меланхоличной, индустриальной поп-музыкой. Я бы хотел сделать такой индустриальный рэп.

— Говоря о поп-музыке. Мы знаем, что ты её большой поклонник. Кого из мейнстримных музыкантов сейчас котируешь? Как-то ты упоминал R. Kelly.

— Ха. Когда я говорил об R. Kelly? Ну, вообще да, я люблю R. Kelly. Он очень забавный, у него есть чувство юмора, которого у многих мейнстримных артистов нет. В Америке мейнстрим принимает себя слишком всерьез. В этом много эго. Я не говорю, что у R. Kelly нет эго, но ему, по-моему, на все плевать. Невероятный, сумасшедший чувак. А вообще я не знаю, кто мне нравится из мейнстрима прямо сейчас. Сейчас мейнстрим очень плох.

— Ты не раз высказывал слова поддержки «Pussy Riot», можно ли назвать твою музыку политической?

— Думаю да, она политическая. Я не говорю напрямую о политике, но стараюсь делать так, чтобы моя музыка давала людям силу. Давала возможность найти эту силу в самом себе. В этом смысле она политическая. Мне кажется, что «Pussy Riot» хотели сказать то же самое. Что никто не вправе контролировать нас, заставлять верить во что-то насильно.

QYdZ-s1PN3U
«I fuck with Russian borscht all day»

— Электронная музыка обычно аполитична. Должен ли электронный продюсер вообще думать о политике? Настолько ли это для него важно?

— Это важно для меня, как для артиста. Мне кажется, что мы живем в такое сумасшедшее время, что у тебя должна быть какая-то точка зрения, если ты являешься артистом. Я не говорю, что вся музыка должна быть политической, но говорить о чем-то важном, безусловно, нужно.

— Что ты сейчас читаешь?

— Сейчас я читаю «Лавину» Нила Стивенсона. Киберпанк из 90-х. Действие там происходит в виртуальной реальности, такая антиутопия из будущего. Крутая книга. Повсюду сумасшедшие машины, реальное безумие.

 

Несмотря на малочисленную публику, PICTUREPLANE раскачал зал на полную катушку. Резонируя с басами, потолок «Скотины» отчаянно звенел, усиливая эффект от первобытной музыки Трэвиса. В какой-то момент показалось, что на школьной дискотеке одновременно включились все хиты разом: девочки плачут, мальчики смеются от счастья. Мириады вокальных семплов и индустриальный бит объединились ради того, чтобы рассказать нам — возможно вообще все.