544

Родная речь: «Самара во все времена» Александра Завального

Андрей Олех

«Большая Деревня» продолжает рассказывать о книгах, написанных в Самаре и о Самаре. В этом выпуске мы прочитали сборник «Самара во все времена» главного библиографа Самарской областной универсальной научной библиотеки с 1979 года Александра Завального.

Книга краеведа и литератора Александра Завального, вышедшая в издательском доме «Раритет» в 2008 году, — это сборник, состоящий из тысячи небольших историй, связанных с городом и губернией. Автор соблюдает хронологию событий с конца XVIII века до современности, во всем остальном отрывки носят совершенно случайный характер: это газетные статьи, фрагменты мемуаров и воспоминаний «великих», городские легенды и просто рассказы горожан. Каждая история имеет ссылку на источник, подтверждая истинность описываемых событий, что, в общем-то, не совсем срабатывает, когда дело доходит до современности и приходится верить рассказчику на слово.

«В конце 1912 года Самарское учительское общество провело анкетирование горожан. Им был задан вопрос: «Что представляет из себя Самара и самарцы?».

Ответили на анкету 20 человек разного возраста и профессий. Многие, отмечая за городом большую будущность, отмечали его грязь и неустроенность в настоящем. Пожалуй, образнее всех написала попечительница седьмого женского городского приходского училища Надежда Васильевна Батюшкова: «В общем Самара — будущий Нью-Йорк, а в частности… скажешь правду, потеряешь дружбу».

Сама форма анекдотов и общий ироничный стиль текста обещают развлекательное чтиво, но на деле получается наоборот. Самара — далеко не Одесса, и не знаменита своим чувством юмора или какой-то особой легкостью в восприятии действительности. Многие истории оставляют довольно тягостное впечатление от прошлого нашего города: воровство, взяточничество, самодурство и огромное количество совершенно напрасной жесткости. Отчасти это объясняется тем, что источником по XIX веку Александру Завальному служат по большей части самарские газеты, а чернухи в них хватает и в наши дни. Ситуация незначительно меняется ближе к современности, когда рассказывать начинают живые люди, но в целом общий фон повествования остается прежним.

«Один из самарских архиереев совершал поездку по епархии. Неожиданно в маленькой заброшенной деревеньке у экипажа сломалось колесо. Пока чинили, архиерей зашел в ближайшую избу и увидел на полке голову Зевса. В других избах также оказались бюсты и статуэтки Зевса и Венеры. Пастырь был поражен, а крестьяне упорно отказывались говорить, откуда и зачем принесли они олимпийских богов.

Так появилось уголовное дело о секте самарских язычников, поклонявшихся античным богам. Крестьян за измену православной вере посадили в тюрьму… и, как вскоре выяснилось, весьма кстати. Оказывается, ими был убит и ограблен торговец гипсовыми изделиями. А его товар крестьяне по-честному разделили между собой».

Из тысячи фрагментов «Самары во все времена» складывается в целом не самая лестная картина, и это, наверное, не плохо. По традиции, краеведческие книги носят довольно восторженный характер, и немного самоиронии Самаре не повредит. За два века город изменился полностью, но почти все его беды остались прежними, и это говорит о том, что проблемы кроются не во времени и даже не в самом месте.

«Дождливым осенним днем артисты драматического театра едут с гастролями в село Кошки. Через несколько часов утомительной дороги становится ясно, что автобус сбился с пути. Промерзшие пассажиры угрюмо молчат. И вдруг впереди показался человек. Водитель тормозит, а Вера Александровна Ершова с надеждой открывает дверь:

— Товарищ, а товарищ! Скажите, пожалуйста, куда мы едем?

Стоявший у обочины крестьянин мрачно взглянул на городскую барышню и недовольно процедил:

— А [хрен] знает, куда вы едете».