1423

«Ночь музеев — 2018»: итоги

Текст: Любовь Саранина, Арина Гриднева Фото: Олеся Ши, Денис Сарбаев, Арина Гриднева

К традиционной всероссийской акции «Ночь музеев» в Самаре присоединились 20 площадок: свою программу предложили как уже опытные галереи, так и ребята, которые, скорее, связаны с ночью, чем с музеями. Всех объединила заявленная цель — показать все новое, лучшее, а главное, прежде недоступное зрителю. В этом году «Дом 77» нашел повод, чтобы презентовать свой летник и Пашу Тетерина, Публичная библиотека откопала портрет Гагарина, «Виктория» и музей Алабина открыли крыши, а музей Рязанова — просто открылся. «Большая Деревня» прошлась по участникам программы и выяснила, кто и как подготовился к «Ночи» на этот раз.

Культурно-выставочный центр «Радуга»

Не знаем, много ли посетителей привлекает местная статуя Зевса в обычные дни, но в Ночь музеев в залы набилось полсотни человек — то ли сработал бесплатный вход, то ли дата (в «Радуге» мероприятие традиционно проходит на день раньше).

В прошлом году программа была суперактивной — люди метались между играми, арт-викторинами и квестами. В этот же раз тон задавала экспозиция «Япония»: тема была заявлена как «Гармония человека с миром», и гости медитативно собирали огромный цветок сакуры и слушали часовую лекцию про гейш. Единственное, ради чего сюда действительно стоило прийти, это концерт композитора Sirius Eyes. Большинство гостей собралось именно ради него, так что перед выступлением зал сразу же заполнился. После некоторых композиций часть зрителей пускала неловкую слезу, а по итогу пианиста категорически не хотели отпускать.

Ощущение гармонии словили, кажется, не только гости «Радуги», но и ее работники — настолько, что обещанное театральное представление после концерта решили уже не показывать. Вместо него по-быстрому подвели итоги розыгрыша и отправили всех блаженствовать по домам.

Дом-музей Фрунзе

Музей с провокационной вывеской «Назло жлобам и ротозеям ходите, люди, по музеям» был готов к встрече самарцев с десяти утра — здесь подготовили кучу интерактива, а на входе поставили антуражную фигуру часового в деревянной будке. Однако в пять вечера, за три часа до конца программы, между посмертной маской Фрунзе и предметами времен Гражданской войны, кроме нас, прогуливался только один посетитель. Не знаем, с чем это связано: то ли вся Самара уже здесь побывала, то ли только собиралась забежать на просмотр фильма про Михаила Фрунзе, намечавшийся через час.

В любом случае, сотрудники работали в полную силу: помогали надеть фуражку красноармейца, с жаром рассказывали об экспонатах, вручали перьевую ручку, чтобы заполнить мандат на вступление в Красную Армию и таинственно предлагали расшифровать послание, написанное азбукой Морзе. Мы, посчитав все точки и тире, цитируем для тех, кто не успел это сделать: «Четвертая Армия держит инициативу в своих руках. О наступлении за Волгу не может быть и речи!»

Галерея «Виктория»

Галерея — одна из немногих, кто не отошел от задачи «показать все, что скрыто», заявленной в этом году. Поэтому главным событием местной «Ночи» стало открытие крыши. Нельзя сказать, что гостей там ожидало что-то невероятное, но и тягаться со «Скай баром» галерея явно не собиралась: наверху можно было посмотреть на набережную с трехэтажной высоты, послушать небольшую лекцию об истории бани напротив и здании самой «Виктории» и, конечно, пофоткаться — на селфи гостям оставляли отдельные пять минут.

Помимо крыши, галерея открыла красную лекционную комнату с работами местных художников. Смотреть, как Сергей Баландин рассказывает о работе Оксаны Стоговой двум восьмилетним детям, — бесценно, для всего остального есть еще 364 дня в году. Большая часть гостей при этом сосредоточилась в основном белом зале — как нельзя кстати к «Ночи» пришлась текущая выставка «Электрическая Россия» — во многом интерактивная и не менее селфибельная, чем крыша. Мы даже не знаем, остались ли люди, у которых еще нет фото с соломенным медведем Ирины Наховой.

Музей Алабина

«Ночь» выпала на реконструкцию главного входа в Алабина и зайти в музей можно было только через служебный вход. Указателей вокруг не было, так что прежде чем попасть к основной экспозиции, мы детально рассмотрели временную — бетонные плиты, земляные кучи и уставших рабочих между ними. Внутри здания растерянных посетителей заботливо направлял местный охранник.

В этом году тут впервые отказались от традиционных театральных постановок и просто открыли вход на местную крышу, как в «Виктории», — и это, кажется, стало лучшим из возможных решений. Подъем на высоту был доступен только тем, кто записался заранее, поэтому группы оказались небольшими — всего по 10 человек. Гости с интересом слушали экскурсию, жмурились от палящего солнца и делали сотни фотографий с видом на купол филармонии и фасады старинного центра. Правда, на созерцание видов было отведено всего 20 минут, а затем участникам предлагали познакомиться с основной экспозицией — заценить выставку «Дамские штучки» с костюмами и аксессуарами XIX-XX веков и пройтись по главному залу музея. Здесь начались первые зевки, но благодаря непререкаемому энтузиазму экскурсовода о дореволюционной России, театральной Самаре и животных, населяющих самарскую область, узнали абсолютно все.

Музей Рязанова

Самара ждала этот музей больше года, — поэтому запись на экскурсии закрылась через пару часов после объявлении об открытии. Не успевшие то и дело ворчали на входе: «Только для избранных что ли? Ладно, поедем в Литературный». Хотя развлечения предусмотрели абсолютно для всех: во дворе музея поставили огромный экран, стилизованный под советский телевизор, и крутили там «Невероятные приключения иностранцев в России». В десяти метрах от мини-кинотеатра расположилась почти точная копия ретро-авто из фильма «Берегись автомобиля». В общем, было несколько вариантов хорошо провести время, заодно выложив в инстаграм пару небанальных фото.

Счастливчики, которым удалось попасть внутрь, заценили комнату, в которой жила семья Рязанова, прочитали его воспоминания о городе, потрогали свитер известного режиссера и посмотрели отрывок документального фильма о его жизни. Советуем зайти в музей в дни свободного посещения — он однозначно стоит внимания.

Самарский художественный музей

К последней «Ночи» Худмузей привлек молодых сотрудников, и перед началом казалось, что им, наконец, удастся избавиться от местной надменности и нафталина. У новых пиарщиков действительно многое получилось: у музея, наконец, появилась вменяемая карта активностей, а одной из центральных площадок акции стал зал «Лекторий» — с нашумевшим фестивалем современной иллюстрации и его кураторским показом от Александра Бердина-Лазурского. Но на одном имени Саши Во далеко не уедешь. В целом программа выглядела так же пестро, как в прошлые годы: в холле второго этажа гостей встречали скрипка и гитара, за соседней колонной проходил мастер-класс по буквице, во дворе — концерт самарского композитора-неоклассика Sirius Eyes, а рядом на импровизированном фуд-корте люди в сарафанах и кафтанах рассказывали о пользе расстегая.

В музее было все — экскурсии по текущим экспозициям, мастер-класс от Даниила Богомолова и дефиле в кольчугах из крышек от «Жигуля» и «Балтики», но не было главного — свободы передвижения. Некоторые работники Художки в полной мере иллюстрировали стереотип о брюзжащих музейных пенсионерках: отгоняли публику, стоявшую в метре от неприкосновенного портрета Алабина, и были не слишком приветливы, отчитывая молодых пиарщиков прямо при гостях. Надеемся, что в следующем году у янг блад-команды музея получится действительно классная акция — все необходимое для этого у нее есть.

Самарская публичная библиотека

Где мы точно не ожидали аншлага, так это в публичной библиотеке — а он случился. Как нам признались, заявленную тему хоррора здесь выбрали для привлечения гостей, и можно как угодно расценивать этот прием, но на лекцию с показом редких фильмов ужасов пришел полный зал.

Библиотека в этом году стала той точкой, которая максимально отразила изначальную суть самой акции: «Ночь» здесь расценили как возможность рассказать горожанам о себе, а не как великое одолжение зрителям. Во-первых, попасть на площадку можно было бесплатно, а во-вторых, сотрудники старались максимально расположить к себе публику: оборудовали несколько зон с чаем и домашними кружками, с воодушевлением рассказывали о текущей экспозиции — заводили патефон, наряжали подошедшего мальчишку в пионера, открывали для пары человек старинный ящик с формулярами и с гордостью демонстрировали единственную из оставшихся в библиотеке дверь советского периода.

Особенно редакцию растрогала сцена в комнате советского детства, когда сотрудники, спохватившись, что не представили в зале свой главный экспонат, попросили нас вынести из загашников портрет Гагарина с подлинным автографом, и все это — с восклицаниями «Как же мы не похвастались! Даже в Самаре Космической нет такого!». В общем, мы, кажется, впервые почувствовали, что в здании на Куйбышева есть не только Traveler’s Coffee.

Самарский литературный музей

Как бы ни старалась публичная библиотека, вся жизнь каждой «Ночью» проходит именно на усадьбе с ее удивительной зеленой лужайкой. Уже традиционно площадка сделала ставку на Григория Битнева, Павла Куприянова и воркшопы для детей, но также устроила массу простых развлечений с приставкой «мультимедиа»: на одной площадке всем городом писали стихотворение — каждый новый «поэт» искал рифму на предыдущую чужую строчку, а текст проецировался на стену, на другой — составляли «живую газету» в перфомансе от арт-группы «Мухи», на третьей — кривлялись перед веб-камерой, изображение с которой повторяло движения гостей. В общем, остается только удивляться, насколько минимальными по своей сути средствами здесь умудряются добиваться вау-эффекта.

Те, кто пришел в усадьбу не за рифмами и возведением домов из картона, могли танцевать под группу «Дзен Сити», сидеть под группу «Диджитоника» или просто отвисать под сиренью.

Костел

Католический храм не афишировал свою программу «Ночи», а по итогу собрал в своих стенах завороженную толпу: люди из соседних музеев, как мотыльки, слетались сюда на пурпурный свет окон. Как таковой программы у костела и не было: здесь просто создали праздничную атмосферу, подсветили белые своды, а каждые полчаса давали небольшой концерт — короче, устроили академический вариант вечеринки Static. Получилось очень круто. Часть гостей залипала на потолок, другие — на лик Христа, третьи столпились у инструмента и расспрашивали об истории органной музыки. Больше всего повезло тем, что пришел в костел ближе к полуночи — в это время здесь заговорщицким тоном объявили «А теперь прозвучит песня из мультфильма „Шрек“» — не знаем, что может быть богоугоднее.

Музей Модерна

Главными событиями минувшей «Ночи» в особняке Курлиной стала выставка «У истоков модерна», где собрали произведения Михаила Врубеля, Исаака Левитана, Валентина Серова и других русских художников начала XX века из усадьбы Абрамцево, а также танцы Григория Битнева. Музыка группы «Тушь» подействовала на самарского поэта как обряд экзорцизма — и к лучшему: вместе с по-хорошему разбушевавшимся на сцене Битневым у сцены активно танцевали и остальные горожане.

Двор Музея Модерна, может, и не такой зеленый, как у соседей, но традиционно собирает под открытым небом не меньшее количество людей. Уже привычно там оказались арт-объекты с первого «ВолгаФеста», на которых так любят раскачиваться посетители особняка. Из непривычного, но не менее радостного на «Ночи» оказались инсталляции от группировки «Цех». Впрочем, к моменту нашего визита они были куда менее интересны зрителю, чем кофе в White Cup и все та же бесовская хореография.

Дом-музей Ленина

Вот тебе и раз: раньше в музее Ленина программа концентрировалась на экскурсии по местной экспозиции, а ее гвоздем была восковая фигура вождя со слегка раскосыми глазами. В этом году посетители должны были увидеть еще и фигуру матери Ленина — но шиш нам: основную экспозицию так и не показали. Вместо этого гости всю ночь отгадывали героев народных сказок, выясняли, кому прислуживают гуси-лебеди, и старались не перепутать молочную реку с кисельными берегами. За правильные ответы выдавали жетоны, заботливо вырезанные из бумаги сотрудниками музея.

Конкурсы были ориентированы в первую очередь на детей — но взрослые так заигрались, что оказались активнее малышей, уводя у них заветные жетоны прямо из-под носа. Несмотря на это, урвать победу удалось маленькой девочке, которой торжественно вручили пряник с изображением музея. В конце программы мелких отправили в кинозал — смотреть поучительную сказку о соломинке, лаптях и пузыре, а взрослым предложили присоединиться к ним или погулять вокруг.

Тайм-кафе Plastilin

Бесплатный вход и развлекательная программа традиционно приманили сюда студентов-первокурсников со всего города. Гости валялись на диванах, просматривая рекламные ролики накануне «Ночи пожирателей рекламы», играли в «Крокодил» с ведущими «Радио Ваня» и постоянно тусовались у полки с настолками.

Атмосфера музейности полностью отсутствовала — происходящее больше напоминало вечеринку старшеклассников из американского фильма про подростков: на первом этаже ребята разбились на компании, выбирая между «Монополией» и «Мафией», а внизу был общий движ с совместными играми и квестами. И пусть Plastilin ни разу не музей, а популярность тайм-кафе осталась в 2000-х, радуемся, что в городе нашлось место, где к «Ночи музеев» постарались приобщить школоту — и главное, все получилось.

«Парк чудес Галилео»

Команда заявила самый высокий ценник на программу — стоимость билетов доходила до 700 рублей. За это, помимо аттракционов, гости получали доступ в местную лабораторию. Здесь развернулся настоящий экспериментальный кабинет: школьники заморозили розу в жидком азоте и безжалостно разбили ее на тысячи осколков, а потом испробовали десерт «Дыхание дракона» из кукурузных палочек, опущенных в ледяную жидкость. Тут же проводили эксперименты над зрительным восприятием, осязанием, вкусом и координацией — причем заинтересовали не только детей, но и взрослых, которые визжали, задавали вопросы и радовались не меньше малолетних умников.

Те, кто купил билет подешевле, в лабораторию не попали — зато смогли просто погулять по парку, поблуждать в зеркальном лабиринте и поорать в комнате «Дом вверх дном» — в общем, взрослые вели себя как дети, а дети пребывали в настоящем восторге.

«Дом 77»

Что бы ни предлагали самарские музеи, главные экспонаты вообще любой ночи собрались в доме на Ленинградской. «Ночь музеев» стала хорошим поводом презентовать здешний летник — с диджеями, фаер-шоу и концертом Паши Тетерина, который плавно перешел в простую дискотеку формата «пати на заднем дворе» с грилем и столом для настольного тенниса. В это же время художник-каллиграфист Роман Далука прямо на глазах у зрителей — а глаз было немного — разрисовывал местный стеллаж, а гости курсировали по арт-коммуналке или зависали в тайм-кафе на первом этаже — танцы танцами, а кальян по расписанию.

Последние лет пять у Самары есть хорошая традиция каждое лето танцевать на новой оупен-эйр площадке. Не знаем, что об этом думают жители вплотную прилегающих домов, но, кажется, в этом году традицию хочет поддержать именно «Дом 77».