5089

«Царапают, рвут стринги, снимают штаны»: 3 истории самарских стриптизеров

Ксения Частова

Сезон свадеб — время, когда телефоны мужчин, умеющих раскрыться в танце, разрываются от звонков. Накануне вала заказов и женских восторженных вздохов «Большая Деревня» успела поймать трех артистов, выступающих в стрип-жанре и расспросить о любимых сценических образах, навязчивых поклонницах и рабочих моментах.

Антон Селиверстов

Творческий псевдоним Jorj

Я начал работать в этой сфере довольно давно — уже лет десять прошло, скоро юбилей будет. В детстве хотел быть водителем автобуса. Потом поступил в СамГУПС. По образованию я инженер-проектировщик мостов и транспортных труб. Специальность достаточно узкая сама по себе, невостребованная в Самаре, да и вообще в России.

Когда я учился на первом курсе, понадобились деньги на личные нужды. Я не знал, куда пойти, рассматривал в основном ночную работу — и тут услышал по радио, что идет набор танцовщиков в клуб Pablo Escobar. Решил попробовать, но меня не взяли — сказали, ты слишком молодой и неопытный, нам такие не нужны. Я сильно расстроился, но почему-то этот отказ меня не остановил — наоборот, я решил добиться своего.

Впервые я вышел на сцену в качестве танцора-аниматора на вечерке клуба «Звезда». Их еще тогда устраивали для школьников. Потом попробовал себя уже на взрослой вечеринке. Там я танцевал с открытым торсом, но это все еще не было стрип-пластикой. Работал в формате гоу-гоу. Потом была «Аура». Кастинг в этот клуб я помню до сих пор. Мне кажется, если бы я его не прошел, то всю эту историю сейчас бы не рассказывал. Организаторы придирались, требовали не стесняться, показывать себя, а для меня это было, как острый ножик. Зато когда взяли, я подумал: вот оно, мое начало. Клуб был легендарный.

Удержаться там долго, правда, не удалось: через два месяца менеджмент «Ауры» порезал бюджет и сократил некоторых сотрудников, в том числе и меня. Тогда я нашел место в «Метелице». Честно говоря, никогда не хотел туда, всегда считал ее каким-то скверным местом, но на тот момент там все было шикарно. Вот тут-то я и получил свой первый опыт выступления в жанре стрипа. В тот день к нам приехало «Тарзан-шоу». И мой арт-директор заставил меня выйти на сцену до них — так сказать, на разогрев. Сказал: «Делай все, что хочешь». А я вообще понятия не имел, что надо делать. Сцену знал, чувствовал ее. Но как именно надо раздеваться, не понимал.

После выступления надо мной угорал абсолютно весь персонал «Метелицы»: начиная от официанта и заканчивая тем же арт-директором. По-моему, он меня потом еще мини-Тарзаном назвал. Но было и одобрение со стороны публики: овации, аплодисменты. Тогда я впервые задумался, почему бы не переквалифицироваться с гоу-гоу на стрип, но пока продолжил работать в том же жанре, и даже заслужил должность управляющего по внутренней программе артистов. В мои задачи входил контроль над тем, что творится на сцене: приглашение артистов, формирование программы, распределение бюджета и прочее. На «Метелицу» были большие надежды, но неожиданно сменилось руководство и меня уволили.

Я не понимал, что делать дальше, обошел все заведения Самары, которые считал приемлемыми. Временным пристанищем стал клуб «Театро», там меня тоже взяли на ставку гоу-гоу. Но я понимал, что нужно двигаться дальше, хотел развиваться в направлении стрип-пластики, поэтому периодически бегал в «Леди-Рай» — не столько зарабатывать, сколько обучаться. Не помню, как получилось так, что у меня появились собственные заказы. Не помню, когда во мне стали нуждаться люди. Но вдруг мне начали звонить со словами: «мы вас знаем» и «вас посоветовали». Тогда я понял, что стал сам себе брендом, и могу спокойно работать самостоятельно, не нуждаясь в каких-то перебежках.

Сейчас меня многие знают именно благодаря моей деятельности. И нельзя сказать, что это как-то портит мою репутацию. Хотя стереотипы, бывает, мешают продвигаться в других сферах, строить отношения. Некоторые девушки, например, начинают думать, что ты можешь изменять. Но давайте посмотрим с другой стороны: люди, которые сидят в офисах, разве не могут? Многое зависит от конкретного человека, его качеств, а не от профессии.

Поэтому я не стесняюсь того, чем занимаюсь, могу открыто об этом говорить. И когда люди видят, сколько я прикладываю своего труда, то начинают иначе меня воспринимать. Мужчины даже поддерживают, говорят: «Все красиво, все супер, ничего лишнего». Еще все зависит от подачи: я отношусь к стриптизу как к искусству, не вижу в этом никакой пошлятины или извращенства. Что касается раздевания, давайте не забывать, в чем мы ходим на пляж. Я в первую очередь танцор, творческая личность. Не часто, но встречаются люди, которые хотят как-то меня задеть. Я киваю головой, улыбаюсь, и по сути, не обращаю внимания. У меня нет задачи всем угодить. В первую очередь, я выкладываюсь на 100% для себя.

Работаю сейчас в основном по частным заказам. В клубах время от времени устраивают тематические вечеринки — например, к 8 Марта. Вот тогда начинается прямо зомби-апокалипсис: не знаю, что происходит в этот день, но девушек как будто переклинивает, и они готовы разорвать любого, кто проявит инициативу что-то снять с себя.

Большая часть моих заказов приходится на свадебный сезон, когда устраивают девичники — они, наверное, все мои. Опять же, срабатывает стереотипное мышление: «Куда ж на таком мероприятии без стриптизера?» Я сразу оговариваю с подружками невесты, не против ли будущий муж, знает ли он об этом и не узнает ли прямо сейчас. Конфликтов с женихами пока удавалось избежать. Конечно, я не остаюсь на девичниках — даже если очень просят. Во-первых, я не знаю компанию, во-вторых, не пью, да и говорить мы будем явно не на интеллектуальные темы, — какой смысл? Объясняю, что очень сильно занят, надо ехать на следующий заказ.

Что касается образов, тут тоже заметно влияние стереотипов: насмотревшись всех этих фильмов с полицейскими, которые хотят всех арестовать, дамы просят то же самое. А я люблю классический образ — брюки, пиджак. Он тоже идет на ура, и интересен любому поколению — от 18 до 45 лет. Кстати, самый старший возраст, с которым довелось столкнуться — 75 лет. Это был подарок-розыгрыш для бабушки. Она оказалась прямо-таки зажигалкой, сама готова была встать и станцевать. Был интересный эксперимент и с образом клоуна — девушке заказали такой подарок на день рождения. Я заявился к ней с надувными цветами, а потом заиграла музыка. Именинница была, мягко говоря, удивлена, но в целом осталась довольна. Вообще мне нравится что-то новое делать. В этом плане не каждый может гордиться своей работой — некоторые просиживают штаны в офисах в надежде на то, что что-то изменится.

Цены на выступления стартуют от 2,5 тысяч рублей и зависят от многих факторов — времени, даты, оригинальности, географической точки. По максималке я просил за гастроли около 30 тысяч рублей, но это было сразу за три номера на 8 марта, да еще и в другом городе.

(фамилия изменена по просьбе героя)

Олег Андреевских

Творческий псевдоним Горячий Олегас

Я бывший педагог физкультуры. У меня есть педагогическое образование и опыт работы в сельской школе. Все недоумевают, как учитель переквалифицировался в стриптизера, а я на это всегда вспоминаю, что в 2016 году премьер-министр Дмитрий Медведев посоветовал тем, кого не устраивают маленькие зарплаты, идти в бизнес. По правде же я занялся им чуть раньше — в 2015 году: какое-то время продавал газовое оборудование, а потом ушел в артисты. Не исключаю, что могу вернуться к педагогике — мне нравится работать с детьми, вести тренировки по единоборствам. Я ведь мастер спорта по карате. Такой вот стриптизер-каратист.

Родом я из Екатеринбурга, а в Самаре работаю всего год. Начинал в одном из екатеринбургских клубов. Помню, первое время очень волновался, опыта здорово не хватало. Выступали тогда командными номерами по 3-4 человека в классических костюмах галантных джентльменов. Постепенно начал работать самостоятельно, сам костюмы придумывать. Теперь по всей России езжу: за два года выступал в 70 городах — пусть и небольших.

Юмористические номера пользуются спросом — например, сантехник с вантузом

В мегаполисах публику удивить сложнее, а вот в маленьких городах на стриптизеров порой смотрят, как на инопланетян. Здесь зрителей легко впечатлить придуманными образами, телом, какой-то изюминкой в плане актерской игры, постановки, режиссуры. Я нередко ставлю юмористические номера, акробатические танцы. Меня знают по фитнес-номерам — в них присутствуют такие элементы, как колесо, шпагат, рондат, шпагат в прыжке, отжимания на одной руке. Гибкость ко мне пришла с единоборств, с пластикой проблем никогда не было, а танцам учился, просматривая на ютубе ролики конкурентов. Я продолжаю тренироваться и совершенствоваться. Постоянно хожу в зал — 3-4 раза в неделю. Работа в эротическом шоу стимулирует к тому, чтобы хорошо выглядеть: если бы я сидел в офисе, наверное, в свои 33 года не был бы в такой форме.

С заказами проблем нет — иногда я даже привлекаю коллег по своему заказу за определенный процент: продаю так номера по всей России. Заведения приглашают нечасто, тут некоторый спад пошел, хотя у меня был опыт выступления в «Метелице». В основном, моя работа — это все же частные заказы — в сауны, квартиры, дома, изредка в кафе. По событиям — девичники, дни рождения, юбилеи.

По популярным образам в Самаре все довольно стандартно: полиция всегда заходит на ура, спецназ, захват в маске в формате розыгрыша. Юмористические номера пользуются спросом — например, сантехник с вантузом. Стандартно любят джентльменов. Довольно универсальна роль хулигана, его воспринимает практически любая публика. У меня есть фитнес-номер «Моряк» с акробатическими элементами, «Черный плащ», «Котик». Если в сауну зовут, могу изобразить пляжника — в полотенце, сланцах и темных очках.

На самом деле, люди будут хотеть то, что ты им красиво преподнесешь. Все артисты эротик-шоу сами себе продавцы. Если я скажу человеку, что публика больше оценит полицейского, то он этот образ и закажет. Иногда людям вообще неважно, какой номер, — им интересно просто увидеть шоу, может быть, посмеяться, удивить или разыграть кого-то. Например, довольно популярен розыгрыш, когда лимузин с невестой останавливает «спецназ».

Бывают и нестандартные заказы. Однажды номер заказал трансвестит. Я сначала не понял, что передо мной мужчина: человек одет как женщина, а у меня еще зрение в минус 3,5. И только когда присмотрелся, увидел, что торчит из-под юбки. Я, конечно, опешил, но станцевал, хотя было несколько неуютно. Другой случай: приехал на квартиру, а там БДСМ-вечеринка. Мужчина тоже, видно, хотел станцевать стриптиз, но был связанный. Я ничего не понял, станцевал и уехал сразу. Некоторые мужчины заказывают своим девушкам мужской стриптиз и тоже хотят посмотреть на происходящее — не знаю, с какой целью.

Если просят остаться, остаемся:
мы не гордые, холостые

Вообще мужчины нередко заказывают стриптизеров своим женам. Меня как-то один военный позвал в закрытый город — рассказал, что с женой поругался и решил помириться таким вот образом. Я конечно, опешил, но приехал туда. Он с двухгодовалыми детьми ушел на улицу, а я танцевал минут 15. Женщина пирожки готовила на кухне, и я разыграл ее в форме спецназовца. Она была в шоке. Сказала потом: «Блин, Олег, я бы знала, хоть нарядилась, накрасилась, платье надела бы». Надеюсь, они потом помирились.

Во время выездов на квартиры за свою безопасность я не боюсь. Спрашиваю, конечно, кто будет, да и по факту смотрю. Пока никаких казусов не было, как-то сразу по голосу возникает понимание, чего хотят люди. Конечно, за некоторые заказы не берусь: когда не скидывают предоплату или непонятно, кто и что будет. Вообще я сразу говорю, что у меня только танцы и ничего большего, но иногда просят «расширить программу».

Если просят остаться, остаемся: мы не гордые, холостые. В принципе, все артисты стрип-шоу должны быть хищниками по натуре, возможно, ловеласами, сердцеедами — иначе зачем тогда идти в эту сферу? Конечно, есть и женатые стриптизеры, но холостых больше, мне кажется. Поэтому, если мы свободны, то никогда не против посидеть, пообщаться, комплименты поделать, поухаживать за дамами, шампанское поналивать. Был случай, когда на одной вечеринке мне понравилась девушка, прожили с ней потом счастливых полгода. Я всегда пытаюсь на таких мероприятиях найти кого-нибудь — уже для отношений, возможно, — но не всегда получается, многим мешают стереотипы. Верю, что однажды найдется понимающая девушка.

Стриптизером, думаю, до 60 лет работать можно

Ни от друзей, ни от родителей я свою профессию не скрываю, но фамилию светить не хочу — зачем? Все сценические артисты и певцы работают под псевдонимами. Кроме того, мои родители — ученые, мама, к тому же, в органах работает. Ну или вдруг я устроюсь на другую работу — хотя стриптизером, думаю, до 60 лет работать можно. Я так и хочу. А может, брошу сцену и вернусь к детям — надеюсь, в нашем правительстве меня слышат и поднимут зарплату учителям. Тогда стриптизеры и другие люди, не работающие по профессии, вернутся к ней. А пока бизнес важнее: минимальный ценник за номер — от 4000 до 6000 рублей, за выступление команды обычно 30 000-50 000 платят.

Вообще, хотел бы еще актером стать. Всерьез задумался об этом после выступления в оперном театре: в образе стриптизера я играл в пьесе «Риголетто» — делать эту постановку тогда приезжал режиссер из Москвы. За участие в спектакле я получил совсем небольшие деньги, но опыт был полезный. Возможно, снялся бы в эротическом кино или каких-то боевиках, где нужны навыки единоборств, но это пока только мечты. На кастинги не хожу, хотя раньше бывал. Там предлагают много вариантов бесплатной работы, вот и думаешь, стоит ли только ради портфолио сниматься — охота все-таки, чтобы денежку платили, чтобы какая-то серьезная компания была, а не студенческий фильм.

Иван Митракович

Творческий псевдоним Маугли

Танцами я начал заниматься с четырех лет. Повзрослев, прошел кастинг в группу «Вадим и компания», куда набирали танцоров, ведущих, диджеев и так далее. Постепенно открыл для себя и ночную жизнь: сначала танцевал гоу-гоу, нарабатывал опыт, потом устроился в ночной клуб «Звезда», где уже была своя школа стриптиза. Когда набрал форму — окунулся в это направление. Стриптиз был более высокооплачиваемым: если за три номера гоу-гоу в те времена платили тысячу рублей, то за один выход с раздеванием — полторы.

Первое мое выступление в формате стриптиза было в пабе «Карамболь» в начале двухтысячных. К тому моменту я давно работал на сцене, знал ее — требовалась только небольшая доработка в плане взаимодействия с женщинами в процессе выступления. Конечно, как и любой артист, я испытывал волнение перед первым выходом. Да и вообще, артист — не артист, если не волнуется перед выступлением.

Первые образ придумали исходя из имевшихся костюмов. Их было два: сначала я вышел в костюме зайчика, затем — в русском народном стиле. Как мне кажется, свое первое выступление отработал на 80% в силу того, что это был дебют. Он не провалился — даже, насколько помню, собрал первый «чай» — рублей пятьдесят или сто, но на тот момент вообще очень редко кто-то давал чаевые. В целом, я остался доволен собой.

Творческий псевдоним я придумал не сразу: помню, хотел быть Странником, но потом остановился на Маугли. Я был загорелый, черненький и длинноволосый, да и звучит хорошо.

Сольные выступления начались, когда меня пригласили в существовавший тогда клуб «Полигон». И все — заработало сарафанное радио, начались заказы: я никогда не давал рекламу, но успел выступить, наверное, во всех клубах города.

Но тут я в первый раз женился, и у супруги постепенно начали появляться вопросы к моему хобби. Стала говорить: «Тебе это уже не надо, прекращай, хорош». И я завязал на четыре года. Занимался продажами шуб, в такси работал, продавал машины, риэлтором успел побыть, торговым представителем компании, продающей семечки, фитнес-инструктором, — пробовал себя везде, где только можно. Когда продавал шубы, было много командировок по всей России, но все равно очень не хватало сцены, внимания зрителя. Мне не оставалось ничего другого, как каждые выходные бежать в ночной клуб и веселиться там. В том числе, знакомился с девочками — мог флиртовать с ними и даже потанцевать медленный танец, но никаких поцелуев и измен не было — кольцо для меня всегда означало табу. Меня изначально так воспитали, что женщина должна быть одна и на всю жизнь. Поэтому когда развалился первый брак, я испытал шок.

Все вернулось на круги своя после того как я попал на «Танцы на ТНТ». Меня пригласили, я прошел кастинг со своим народным танцем, хотя уже с самого начала понимал, что мне там делать нечего. Я когда приехал, пообщался с пиарщиками на пресс-атташе. Говорю: «Ребят, тут такие профессионалы, я все понимаю. Вы меня покажите по телевизору, я дочке помашу, передам привет, и больше ничего не надо». Примерно так и произошло. Считаю, что на проекте я хорошо повеселился и повеселил всех своим выступлением, мне очень понравилось. Съемки были летом, а выпуск программы с моим участием показывали уже осенью — меня увидели все знакомые, узнали, что я снова в строю. Вернулась популярность — снова стали звонить, писать, приглашать. Несколько раз просили выступить именно с тем номером, который был в «Танцах». В целом, участие в проекте оказалась именно той встряской, которая была нужна, и я снова воспрял духом.

Года через два я женился второй раз. Моя нынешняя супруга всегда меня поддерживает. Она придает мне сил, благодаря ей у меня все в жизни получается. Жена часто присутствует на моих выступлениях, да и на многие мероприятия стараемся ездить вместе — если только она не устала или не нужно ехать куда-то очень далеко.

Приглашают, в основном, по ресторанам, саунам, на девичники, свадьбы. Сегодня я часто показываю сразу два номера: один — обычный, и один — с питоном, чтобы устроить небольшое шоу. Я беру его напрокат. Для Самары это экзотика, из коллег больше никто с ним не работает.

Мой любимый образ — стиль быдло. Работаю под трек Ленинграда «У меня есть всё». И всегда, куда бы ни приглашали, публика воспринимает его на ура. Даже как-то ездил с этим номером в Отрадный. Я задержался, и заказчица встретила меня словами, что я ненадежный и она больше не будет меня приглашать. Ответил: «Вы же еще не видели, как я работаю». В итоге после того, как уехал, получил от нее смс-ку, что берет свои слова обратно и хочет сотрудничать в дальнейшем. Джентльмены, ковбои, полицейские — все это тоже есть, но у нас же русская душа: иногда хочется пожестить. Чтобы прям «яйца, табак, перегар и щетина».

В стриптизе я планирую работать, может быть, еще пару лет. Это зависит от обстановки в стране и непосредственно в Самаре. У меня уже более взрослые планы на будущее есть. Официально сейчас занимаю должность торгового представителя в пивной компании «САН ИнБев» и хочется повышения, планирую в дальнейшем стать супервайзером, а там посмотрим. Со стриптизом же можно, ради веселья, выступить, например, на том же корпоративе.

Стриптиз для меня — это, по сути, искусство. Прежде всего, умение показать свое тело, выразить музыку. Приятно видеть, когда все внимание зрителя приковано к тебе, — это значит, что ты все правильно делаешь. Никогда ни разу не было такого, чтобы кто-то подошел и сказал, что мой номер не понравился. Бывало, конечно, исходил из зала от некоторых ребят негатив. Это всегда было и будет, но тут речь идет о неуверенности в себе, поэтому я на подобные выходки внимания не обращаю. Не нравится, пусть не смотрят. А в основном все в восторге, хлопают — даже мужики кричат «Браво», многие записывают на видео.

На взаимоотношениях с людьми мое хобби никак не сказывается — наоборот, даже веселее становится, интереснее. Со мной люди всегда смеются, и я, как душа компании, всех поддерживаю. Никогда не скрывал то, чем занимаюсь, и не собираюсь: это часть меня. Да и не вижу смысла скрываться: люди же тебя видят на сцене. Как потом отнекиваться? Но я всегда разделял личную жизнь и рабочую сферу. И если на сцене могу сделать все, что угодно — сам раздеться догола, приставать к женщине, ее раздеть, — то как только заканчивается музыка, я захожу в примерку и всё. Для меня есть только одна женщина.

Вообще с личной жизнью тоже никогда не было проблем — наоборот, спускаешься со сцены, видишь: все хотят с тобой познакомиться. Я, конечно, поначалу пользовался этим вовсю. Но это был период юношеского максимализма, когда хочется всё и сразу.

Правда, очень много проблем создавали навязчивые поклонницы. Была даже история, как я, будучи с одной из них дома, был застигнут второй. Она звонила в дверь, звала в другой город. А что я там буду делать? Мне и здесь хорошо.

Поклонницы у меня были даже тогда, когда я еще учителем физкультуры в школе работал — я же педагог по образованию. Так вот, помню, девчонки красились, наряжались, чтобы со мной пофлиртовать. Ну их можно понять: взрослый мужчина, красивый, с опытом, не мальчишки, которые чего-то там хотят. Когда стал работать в школе, о моем хобби постепенно начали узнавать учителя, завучи, родители. Немного искоса посматривали. Я тогда на общем собрании сказал, что это другая моя жизнь, и не стоит все смешивать — не танцую же я стриптиз на уроках.

Есть тихони, которые отказываются выходить на сцену, а как берешь такую девушку на руки, она раскрывается

К счастью, сейчас навязчивых поклонниц нет. Правда, во время выступления, девушки всегда домогаются. Мы с ребятами между собой делим их на разные категории: есть тихони, неадекватные, адекватные, гром-бабы. Неадекватные даже с виду, как уж на сковородке, — и такие же в танце, на стуле, на руках. Работать невозможно. А раз вытащил — нельзя же обратно отправить. Бывает, такие женщины царапают, рвут стринги, костюмы, снимают штаны. К этому привыкаешь.

Если девушка мешает, раздевая меня, прибегаю к ее же тактике, начинаю раздевать ее — тогда она сразу прекращает это делать. Но иногда, если заранее срывают штаны и рубашку, приходится корректировать номер на ходу. Был забавный случай, в «Метелице» года три-четыре назад: переполненный вдохновения, я вышел на авансцену, и бешеные поклонницы сорвали с меня парео. И я перед многочисленной публикой стоял абсолютно голый. Ну что делать — прикрылся рукой, поклонился, и ушел.

Есть тихони, которые отказываются выходить на сцену, а как берешь такую девушку на руки или вместе со стулом, она раскрывается. Очень люблю выбирать полных женщин. Всегда производит фурор, когда поднимаешь их на руки.

В процессе работы возникают разные казусы. Прихожу как-то к девочке на квартиру, переодеваюсь, передаю ей флешку, а она говорит что ее некуда вставить. В итоге работал под Диму Билана на «Муз-ТВ». Как-то в бане так же под Энрике Иглесиаса танцевал. Помню, был в шоке, когда впервые позвали выступить на свингер-вечеринку. Я сначала подумал: ну свингеры, так свингеры. А тут мне открывает дверь женщина в одном красном сетчатом платье. И полуголый мужчина. Это был шок. А сейчас они довольно часто зовут меня к себе на вечеринки, которые проходят в конце каждого месяца. И они в восторге от меня, и я от них. Ребята раскрепощенные, весело с ними.