84051

Я работаю в ЗАГСе: 3 истории

Ксения Якурнова

Цветы, шампанское, белые платья и обручальные кольца, — для кого-то лучший день в жизни, а кому-то — ежедневная рутина. Узнали у трех сотрудников «Теремка», сколько праздничных костюмов в их шкафах, что вытворяют женихи и невесты в день бракосочетания, какие ошибки случаются во время церемоний и говорят ли молодожены «нет».

Владимир Логинов, 21 год

Церемониймейстер

В июле 2016 года я, закончив первый курс юридического факультета СГЭУ, искал работу. Увидел в одной из университетских групп вконтакте объявление от своего знакомого: «Ищу на подработку парня приятной внешности с костюмом в центре города». Подумал: «Хмм, да у меня все есть! Почему бы не попробовать?». Сначала меня пригласили посмотреть на работу церемониймейстера в ЗАГСе — а уже на следующий день я вышел на три пары молодоженов. И понеслась! Меня очень вдохновила эта атмосфера праздника: каждые выходные, а иногда и в будние дни ты становишься свидетелем рождения новой семьи.

Я проводил регистрации и в то же время учился выстраивать интонацию, подносить кольца и общаться с гостями. Потом заучивал сценарий, проигрывал их перед специалистами ЗАГСа и администрацией. Это было сравнимо с выходом на огромную сцену: я чувствовал волнение, но мне было комфортно. Любовь к публичным выступлениям жила во мне еще со школьного выпускного, и я понял, что нашел работу мечты: стоишь на сцене в красивом костюме, произносишь торжественные клятвы, рядом улыбаются люди — просто вау!

Я встречаю гостей на лестнице Дворца бракосочетания, озвучиваю им основные правила: встать во время гимна Российской Федерации и не перемещаться по залу, пока идет церемония. Потом я провожу людей в зал, рассаживаю их, во время регистрации произношу торжественную речь-клятву совместно с регистратором, подношу кольца и объявляю первый медленный танец.

В нашей работе важно знать не только свои обязанности, но и быть готовым помочь коллегам. Команда ЗАГСа всегда на подхвате друг у друга. В этом году был случай, когда у моего напарника что-то случилось с голосом прямо перед тем, как молодожены должны были обменяться кольцами. Я быстро среагировал и подменил его.

Очень часто на церемониях плачут женихи, а не невесты

Рабочий график церемониймейстеров постоянно плавает: если пары нет, мы можем и не приходить на работу. Зимой или весной, бывает, регистрируем всего одну пару в неделю, а в свадебный сезон в день может быть и больше 20 пар. Если же посчитать общее количество свадеб, которые я провел за два года, их наберется около 700.

Родителям нравится, что я работаю в ЗАГСе и будучи студентом могу зарабатывать приличные деньги: в летние месяцы выходит от 20 000 до 22 000 рублей, в зимние — пять тысяч. Каждый вечер после церемоний мама спрашивает, какие интересные пары приходили на роспись. А вот друзья надо мной подшучивают: «Кем ты работаешь? Церемоний…что?». Но я не обижаюсь, это же по-доброму.

Многие думают, что работа церемониймейстера — это просто заучить слова. На самом деле это не так. Например, очень сложно проработать стихотворение-клятву. Это очень эмоциональный момент: от того, насколько правильно ты выстроишь интонацию и сопоставишь слова с музыкой, зависит успех всей церемонии. В самом начале моей работы я боялся перепутать имена молодоженов. Произносил их — и сразу же оглядывался на лица гостей. Если на меня не начинали коситься и шептать: «Эээ, вообще-то не Петр, а Василий», — значит, все было под контролем. И такие казусы действительно случались. Один раз я сразу же понял свою ошибку и исправился, а на второй все-таки дождался выкриков из зала. Было неприятно, конечно, но я извинился и постарался продолжить церемонию, как ни в чем не бывало.

Первые полгода во время регистрации я принимал все действия на свой счет. Представлял, будто это я и моя девушка стоим здесь и сейчас перед столом регистрации, обмениваемся кольцами, танцуем… Кроме того, всегда размышлял, что же приводит многих людей в ЗАГС, насколько же надо любить человека, чтобы стать с ним одной семьей. Меня это безумно трогало. Сейчас я уже привык, но интереса не потерял: каждый раз стараюсь что-то узнать о молодоженах через их поведение и поступки — держатся ли они за руки или нет, кто идет к столу регистрации первым. Из этого можно понять, кому свадьба нужна больше. Еще заметил, что очень часто на церемониях плачут женихи, а не невесты. Может, от счастья, а может и из-за того, что прощаются со своей холостой жизнью. Очень интересно наблюдать за этим с психологической точки зрения.

Мало кто из молодоженов знает, что в обычной жизни я заикаюсь. Это странно, но когда я веду церемонию, дефект исчезает. Я научился выступать на сцене. Но иногда, например, на 20 паре за день, заикания проскальзывают — мне за это становится очень стыдно, хотя никто не обращает внимания и никогда не делает замечаний.

Еще в последнее время появилась такая тенденция — на время регистрации роль сильной половины человечества берут на себя невесты. Стоят и сквозь зубы шепчут жениху: «Улыбайся» или «Кольцо надо на этот палец, что ты медлишь?». Выглядит это смешно.

Работники ЗАГСа обязаны выглядеть аккуратно. Внешний вид мы всегда согласовываем с администрацией. Все, как в школе: светлый верх, темный низ. Приветствуется официальный костюм не супер ярких тонов. Часто слышу мнение, что у работников ЗАГСа есть отдельные шкафы с нарядами, но на самом деле у меня всего два рабочих костюма — светло-серый и темно-синий. А чтобы разнообразить внешний вид, в моем гардеробе всегда много бабочек, нагрудных платков и носков — тут можно экспериментировать, сколько захочешь. Среди таких экспериментов: зеленые в яркий горох, оранжевые или жёлтые. А под новый год у меня есть особая бабочка с оленями.

«Здравствуйте, я церемониймейстер
из Йошкар-Олы, где найти слова этой клятвы?»

Но самое классное в моей работе — это даже не красивые костюмы. Я очень люблю проводить роспись знакомых людей! В том году летом я расписывал свою одноклассницу. Это было волнительно, потому что среди гостей было много знакомых со школы. Такие регистрации самые интересные и сложные, потому что всегда страшно что-то сделать не так. Боишься — а вдруг им не понравится? Правда, о моей работе ни разу не было негативных отзывов.

Периодически меня хвалят даже коллеги. После одной из регистраций в этом году ко мне подбежала женщина со словами: «Здравствуйте, я церемониймейстер из Йошкар-Олы, где найти слова этой клятвы?». Я был просто в шоке! Видимо, наше выступление тронуло даже профессионала свадебной индустрии.

Я и сам в будущем хочу жениться. Пока что не представляю, как будет выглядеть моя собственная свадьба, как буду реагировать на просьбы церемониймейстера — может, тоже надену кольцо не на ту руку от волнения. В любом случае, я думаю, это будет что-то нереально крутое!

Юлия Бурова, 37 лет

Начальник отдела ЗАГС Дворца бракосочетания г.о.Самара управления ЗАГС Самарской области, специалист по регистрации актов гражданского состояния

Я училась на историческом факультете Самарского педагогического университета. Окончив институт, вышла замуж, но смогла успешно совместить роль мамы и жены с получением второго высшего по юриспруденции.

Любовь к работе в органах ЗАГСа я переняла от мамы — она по сей день руководит ЗАГСом Куйбышевского района. При этом она никогда меня не агитировала, да я и сама отчетливо понимала, что работа в ЗАГСе — это не вечный праздник, шампанское и букеты. Это тяжелый труд, знание закона — при этом мы не бездушно регистрируем акты, а день за днем делаем все, чтобы истории человеческих судеб были сохранены.

И вот 31 декабря 2005 года я пришла в архив управления ЗАГС Самарской области. Сначала работала со вторыми экземплярами актов, корреспонденцией, отметками в записях актов. Со временем поняла, что хочу большего, меня потянуло к работе с людьми. 1 июня 2009 года я стала частью команды Дворца бракосочетания, начала проводить церемонии заключения браков. Через год я стала начальником Самарского и Ленинского ЗАГСов, а в этом году, 4 апреля, вернулась обратно в «Теремок» на должность начальника Дворца бракосочетания. Атмосфера этого помещения все же притянула меня обратно.

Пары действительно волнуются, но и им и в голову не приходит, как сильно за них волнуюсь я. Молодой специалист сначала просто наблюдает за регистрациями, ловит эмоции, которые надо вызывать у гостей и молодоженов, а только потом приступает к самостоятельной работе. Профессиональных актеров среди нас нет.

Помню, как тщательно я готовилась к регистрации первой пары в 2009 году: в каждую строку я старалась вложить как можно больше смысла и глубины. У молодоженов была сложная фамилия, и я как «уверенный специалист» решила не брать с собой памятку — и, конечно, переставила ударение. Тогда немного расстроилась и твердо для себя решила: «С каждым днем я буду стараться больше!». Сейчас я смотрю на эту оплошность с улыбкой, ведь больше таких ситуаций не возникало.

Зарплата специалиста составляет
от 15 до 20 тысяч рублей

В мои обязанности входит много пунктов — от самой регистрации актов до работы с документами. В нашем отделе есть девиз: «Мы должны бережно относиться к прошлому, добросовестно трудиться сегодня, уверенно и с оптимизмом идти в будущее. Быть лучшими». Я всегда говорю своим специалистам, что мы обязаны все сделать на пятерку: и дать консультацию, и зарегистрировать акт, и оформить папку по делопроизводству. Работаем с 9-00 до 18-00 со вторника по субботу. Это эмоциональный и тяжелый труд, потому что ты отдаешь себя полностью.

Люди идут в ЗАГС не для того, чтобы заработать, — зарплата специалиста составляет от 15 до 20 тысяч рублей. Сюда приходят по зову сердца. Да и кто захочет работать по выходным? Только тот, кто любит свою работу! График работы может быть изменен — никто не отменял красивые даты, к тому же, иногда праздники выпадают на выходные. Например, День семьи, любви и верности, который проходил в этом году в воскресенье, был у нас рабочим. Также существуют и красивые даты, например, 8.08.2018. Моя семья — муж и две дочки, относятся к таким передвижкам с пониманием. Мы стараемся найти общий выходной и провести время вместе.

Я всегда стремлюсь сделать каждую регистрацию запоминающейся: без безвкусицы и цитат, без лишних слов и «воды». У каждой церемонии есть несколько этапов: приветствие, подтверждение согласия, обмен кольцами и подписание акта гражданского состояния. Если все же кто-то из молодоженов отвечает «нет», то мы имеем право остановить церемонию заключения брака.

На моем опыте это было лишь однажды. Жених и невеста долго колебались, потом мужчина сказал «нет» и ушел. Невеста всеми силами пыталась его вернуть. На этом мне пришлось остановить регистрацию и рекомендовать паре обратиться за отказом в государственной регистрации. Хорошо, что это была лишь театральная постановка на конкурсе ПФО «Лучший ведущий церемонии заключения брака», а пара была актерами.

Во время того же конкурса я поняла, что тема регистраций в регионах нашей страны печальна: церемонии до сих пор проводятся в устаревшем стиле. Наш ЗАГС старается выйти из этой традиции, постоянно придумывает новые тексты и сценарии, убирает ненужные фразы. У нас такого давно уже нет.

В 2009 году молодожены поругались
в кабинете оформления документов и уехали домой вместе с кортежем и гостями

Проблема непрофессионального проведения церемоний появляется из-за того, что специалистов не обучают. Наш ЗАГС примерно раз в полгода приглашает профессионалов для проведения мастер-классов по актерскому и ораторскому мастерству. Они дают основы, а все остальное наша команда берет из глубины души и делает так, как подсказывает сердце. Мы совещаемся, приходим к единому решению. Делаем все вместе.

На наших глазах иногда происходят настоящие спектакли: в 2009 году в «Теремок» приехали молодожены, поругались в кабинете оформления документов и уехали домой вместе с кортежем и гостями. Мы уговаривали их, оказывали психологическую помощь, но свадьба не состоялась

Был и такой случай: специалисты ЗАГСа принимали заявления у пары и предупредили, что в день регистрации брака молодожены должны предоставить два паспорта без обложек, и невеста от волнения начала отрывать корочки документов. Хорошо, что это было вовремя замечено и приостановлено.

Очень часто у нас регистрируют браки байкеры. Да, они не приветствуют официоза, но настолько объединенных людей больше нигде не встретишь. А мотоциклы, которые выстраиваются в ряд перед ЗАГСом и начинают сигналить — всегда мурашки от этого зрелища!

Свои платья я подбираю в соответствии с дресс-кодом Дворца бракосочетания: мы не носим белые платья, как невесты, и черные, потому что это цвет траура. Приветствуются красный цвет и все оттенки пастельных тонов. К молодоженам мы выходим в неброском макияже, с минимумом украшений, в элегантных платьях или костюмах.

Не представляю себя вне стен Дворца бракосочетания — без этих историй, наполненных ожиданием и надеждой, счастья родителей и слов благодарности. Мы каждый день видим, как рождаются новые семьи — самое ценное и дорогое, что должно быть у каждого.

Тамара Цион, 63 года

Концертмейстер

В пять лет бабушка отдала меня учиться играть на скрипке. Это было ее огромной мечтой — внучка-музыкант! А мне вот совсем не нравилось: хотелось гулять, а не заниматься на скрипке. Но повзрослев, я без памяти полюбила скрипку. Поступила в Куйбышевскую музыкальную школу, а после — в Куйбышевское музыкальное училище. В то время вся молодежь рвалась в Москву, и я тоже уехала: подумала, что если уж провалюсь где-то, то только в столице нашей страны. Поступила с первого раза в академию имени Гнесиных, училась у таких знаменитых людей, как Владимир Спиваков, Олег Крыса и Нелли Школьникова, видела в коридорах университета Арама Ильича Хачатуряна — красивого и харизматичного!

После окончания приехала в Самару и устроилась работать в Куйбышевский оперный театр. Просидела семь лет в оркестровой яме, а потом мне надоело: хотелось, чтобы люди не только слышали, но и видели меня. Однажды шла из театра и встретила давнего знакомого, который предложил перебраться в филармонию: «Там сцена большая, и все сидят на ней, а не где-то внизу». И вот уже 41 год я работаю там.

Из-за невысокой зарплаты музыканты вынуждены всю жизнь бегать и искать себе подработку. Долгое время я параллельно занималась преподавательской деятельностью — учила детей в 124 школе и Самарском музыкальном училище. Со студентами у меня всегда складывались теплые отношения — и через десятки лет после окончания обучения они звонят мне и поздравляют с праздниками. Хотя в школе обычно бывает наоборот: закончил 11 классов, а на следующий год и не помнишь, как там «эту учительницу» звали.

Мое сердце в этот день переполнялось чувствами — даже мысленно говорила себе «Тамара, спокойнее!»

Вот только платят и по сей день там немного — около 7000 рублей в месяц. Этих денег не хватает даже на еду, так что я решила искать другие варианты. Моя коллега из филармонии работала в ЗАГСе и как-то раз сказала: «Том, а как думаешь, моя арфа и твоя скрипка — хорошо звучат, да?», — и предложила мне стать ее напарницей.

Первый рабочий день в «Теремке» я помню, как будто он был вчера: мы с арфисткой играли, а пары одна за другой приходили к нам на роспись. Мое сердце в этот день переполнялось чувствами — даже мысленно говорила себе «Тамара, спокойнее!», но не могла сдержать эмоций. И вот уже около 20 лет я являюсь свидетелем создания новых семей.

В мои обязанности входит музыкальное сопровождение регистрации браков. Самое важное — подобрать музыку под слова, правильно расставить акценты, в определённый момент сбавить темп. Мне радостно, когда я могу достучаться до человеческих сердец. Жених и невеста должны растрогаться и познать истинную цель происходящего. А когда после нашей музыки начинает играть гимн Российской Федерации, многие начинают петь или пускать слезу. Этот официальный момент совершенно не мешает романтической обстановке свадьбы, а наоборот, дает молодоженам понять всю серьезность церемонии.

Это работа для моей души. Зарплата напрямую зависит от количества свадеб и в месяц колеблется от 1000 до 30 000 рублей. Сезонность в ЗАГСе прослеживается очень ярко: летом росписи проходят каждый день, а по выходным у нас здесь полный аншлаг. Но при этом многие пары отказываются от живого исполнения, потому что оно дороже.

На моей памяти я никогда не слышала ответа «нет» от жениха или невесты. Но лет десять назад, когда у нас еще был старый Дворец, разругались родители двух сторон. Молодожены не успели расписаться и уехали, а между гостями началась драка, которую разнимали охранники. Часа через три все дружно приехали обратно, будто ничего и не случилось, и свадьба состоялась.

Забавно, что я часто попадаю на свадьбы своих студентов. Году в 2010 выходила замуж одна из учениц. Казалось бы, скрипачка, скромная девочка, но когда я увидела ее в Дворце, чуть не упала: на ней было черное платье, черные перчатки, волосы были покрашены в черный и перо, вставленное в прическу. Какой-то черный лебедь! Сейчас невесты все чаще ищут альтернативу пышным платьям. Уже нет этих «баб на чайниках», как в 2012. Белые брючные костюмы — вот что действительно выглядит стильно и оригинально.

Пример таких изящных свадеб — итальянские. Иностранцы часто женятся на русских девушках — и их всегда манит именно наш Дворец бракосочетания. Пару лет назад жених-итальянец, услышав композицию из кинофильма «Завтрак у Тиффани», бросил свою невесту, подошел ко мне и начал кланяться, плакать и говорить: «Bella!». Было очень приятно. Я этот момент запомнила на всю жизнь.