5224

Я живу без секса: 4 истории

Над текстом работали: Анна Скородумова Владимир Сахмеев Елизавета Понякшова

Секс — одна из базовых потребностей человека и источник одного из самых ярких физических удовольствий, — тем невероятнее, что кто-то может от него сознательно отказаться. Нашли четырех героев, которые исключили интимные связи из списка своих жизненных приоритетов, и разобрались, почему это произошло, как выглядит жизнь без секса и всегда ли его отсутствие равно одиночеству.

Антон, 24 года

живет без секса 5 лет

Я молодой парень, и я не люблю секс. В общей сложности он был у меня раз десять. Я пробовал по-разному — оральный, обычный, и мне ничего не доставило удовольствия. Впервые я переспал с девушкой еще в старших классах — скорее, потому что так делали все пацаны. Вернее, у них началось раньше: все эти приставания к одноклассницам, разговоры «о телках» и прочих подобных вещах, которым я не уделял никакого внимания. Мне вообще было неприятно про это говорить и слушать. Меня даже стали обзывать педиком, но я тут же начал ухаживать за девчонкой из параллельного класса, которой нравился, и это прекратилось.

Я помню первый поцелуй — и странное ощущение от того, что я ничего не почувствовал. Ждал чего-то нереального, как в фильмах: бешеное сердцебиение, эрекция и все такое. Но ничего такого не произошло. Наоборот, в этом было что-то неприятное: как будто в мое личное пространство влезли и потоптались в нем в грязных ботинках. Хотя девочка была хорошая, и мне нравилось с ней общаться. Но ей хотелось большего, а я не понимал, как можно прикасаться к чужому человеку. Ведь совсем не обязательно трогать кого-то, чтобы получать удовольствие от разговора, правда?

Совсем не обязательно трогать кого-то, чтобы получать удовольствие от разговора

Мне кажется, она тогда ничего не поняла, либо я хорошо сыграл, стараясь ее не обидеть. Я старался говорить ей приятные вещи, а сам мечтал поскорее свалить и остаться один. Секс проходил примерно по тому же сценарию, и ей пришлось самой стараться, чтобы все получилось. Я боялся, что она может рассказать подружкам — мол, я импотент или вроде того, но девушка была порядочной, и я ей за это благодарен.

Расстались мы, как мне показалось, без боли и обид. Моя подруга просто поняла, что от меня ей не удастся получить желаемое количество тактильного внимания и секса — я всегда старался этого избегать, под разными предлогами. Однажды она намекнула, что я, возможно, гей и мне надо попробовать с парнями, но я никогда не испытывал влечение к своему полу. Отвращения тоже нет, но если выбирать, с кем мне все-таки вступить в интимную связь, я предпочту женщину.

У меня нет и не было психологических травм. Я рос в полной семье, мне всего хватало. Не знаю, почему я такой, да и не хочу думать о себе в ключе «ненормальности». Мне, наоборот, кажется ненормальной зацикленность многих людей на сексе и всем, что с ним связано. Ненормально, что люди определяют себя и друг друга, в первую очередь, исходя из ориентации и сексуальных предпочтений. Ненормально при знакомстве с человеком сразу же говорить «Привет, я Вася, и я гей» или акцентировать внимание на том, сколько у тебя было женщин. Есть другие, гораздо более интересные и важные вещи.

Мне тоскливо, что близость определяется тем, что ты пустил человека в постель. Даже в дружбе вы становитесь близки, если начинаете обсасывать интимные темы, говорить о том, кто с кем спит и как именно. Я иногда ощущаю себя выброшенным из любых взаимоотношений, которые так или иначе сводятся к сексу или разговорам о нем. У моих друзей всегда есть кто-то ближе, чем я, — любовница, жена, бывшие, или приятели, с которыми они могут поговорить «об этом». Со мной такие темы не заводят, зная, что я умираю от тоски и неловкости во время подобных бесед.

Я знаю, что есть люди, похожие на меня, но не хочу сбиваться в стаи по признаку отсутствия сексуальности

Я прошел через все стадии принятия себя «иным» и не считаю себя хуже или лучше других. Я знаю, что есть люди, похожие на меня, но не хочу сбиваться в стаи по признаку отсутствия сексуальности. Это та же история: «Привет, я Вася, я асексуал». И тем более я не собираюсь бороться ни за чьи права, хоть и хочу, чтобы в обществе каждому человеку можно было быть индивидуальным.

Мне хорошо одному. Вот правда: мне максимально комфортно быть одному в квартире. Мне не страшно и не одиноко. Иногда я мастурбирую, но это скорее какие-то отголоски физиологии, чем постоянная потребность «выпустить пар». Вряд ли я сойдусь с какой-то девушкой для совместной жизни, но не исключаю, что стану с кем-то встречаться ради общения и духовной близости. В целом, я чувствую себя полноценным человеком и уверен, что проживу долгую, счастливую жизнь.

Елена, 29 лет

живет без секса 4 года

Я выросла в маленьком провинциальном городе, мои родители пили, я была очень замкнутой. Когда мне было 16 лет, отец ушел из семьи, сперва избив мою мать. Это сильно изменило меня, поделило жизнь на до и после: до мне нравились мальчики, после я стала лесбиянкой.

Впервые я поцеловалась лет в 15 — с мальчиком из своего класса. Все шутили над ним, что он гей, так потом и оказалось. Целовался он ужасно, как собака. О сексе я думала уже тогда, но боялась сближаться: мне всегда больше нравились мои фантазии, чем реальность. После ухода отца я постаралась сбежать в выдуманный мир, где не было злых и жестоких мужчин: много читала, гуляла в одиночестве.

Лет в 20 я влюбилась в девушку. Мы учились на одном курсе, и я боялась даже дышать в ее присутствии. Представить секс с девушкой я тогда могла слабо — нигде такому не учат, правда ведь? У нас с ней ничего не было, я по-прежнему не хотела выныривать из мира своих фантазий в реальность.

Мне казалось, что я, наверно, единственная лесбиянка с своем городишке

Первый секс случился в 21 год — с девушкой и по пьяни. Я была в активной роли, она меня не трогала. Сам факт близости сильно сбил меня с толку: по факту, я переспала с подругой, к которой у меня не было романтических чувств, но секс задурил мне голову и заставил думать, что я влюбилась. Вела себя как дура, много обижалась и ждала от нее непонятно чего.

Потом я начала искать сайты, хотя тогда мне казалось, что я, наверно, единственная лесбиянка с своем городишке. Первые постоянные отношения завязались случайно и развивались очень быстро — секс был на первой же неделе. Она любила выпить и считала себя интеллигентом, я плохо понимала себя и свои желания, и наши отношения вылились в типичную патриархальную пару: она была кем-то вроде мужика, я — девушкой. В какой-то момент я спросила себя — в чем тогда смысл, не проще ли реально найти мужика? На меня все это сильно давило. И мы расстались.

Мне было очень больно, и я сразу стала встречаться с девчонкой, которая была влюблена в меня. Мне хотелось чувств, которые смогли бы отвлечь от прошлых отношений, но не получалось. Потом я влюбилась в парня, который сильно пил и считал себя интеллектуалом — в общем, по типажу был очень похож на девушку, с которой я рассталась. Я поняла, что хожу по кругу — влюбляюсь в призрак своего отца, который всегда держал меня на расстоянии. С тем парнем у нас пару раз был секс. Я, наверно, полгода мучилась от этой странной влюбленности, а потом мне все надоело, и я решила не ввязываться ни в какие отношения.

Несколько лет была одна, ни с кем не встречалась. Об эпизодах случайного секса в то время не хочется даже вспоминать: они были опасными и неприятными, оставляли после себя противное чувство вины, словно я убила старушку и закопала ее в лесу. Я много ходила по барам и клубам, почти всегда в надежде на перемены. Думала, что встречу Того Самого Человека, и каждый раз обламывалась. Теперь я понимаю, что просто была не готова к отношениям и вела себя соответственно: знакомилась, но никогда не перезванивала и не отвечала на звонки, не приходила на встречи. А сама при этом ощущала себя тотально одинокой и думала, что со мной что-то не так.

Я предпочитала убегать от реального человека в мир своих иллюзий

Я была в тусовке лесбиянок, геев и бисексуалов, а ее специфика, особенно в маленьком городе, такова: все друг с другом перетрахались. Мне не хотелось стать частью этой печальной статистики, я и так наломала дров.

Пару раз я регистрировалась на сайтах знакомств, но все вхолостую. Меня пугала перспектива начинать общение со всех этих стремных приветов и банальных разговоров. Все чаще возникало ощущение, что я просто перестала чувствовать, — мне никто не нравился. А если и нравился, то я предпочитала убегать от реального человека с его недостатками в мир своих иллюзий. Мне хотелось секса, но я ни с кем не спала, потому что так решила. Занималась мастурбацией, изучала себя. Мне этого хватало, но иногда появлялась тревога: годы идут, я не молодею, сейчас лучшее время — есть красота и здоровье. Кому я буду нужна в 30, 40, 50? Эти мысли выматывали меня до предела.

Прошлой осенью я впервые за несколько лет переспала с девушкой. Как всегда, по пьяни. Я не хотела пьяного секса, но когда кто-то инициирует близость, мне всегда стыдно отказать — как будто я должна кому-то свое тело. Глупо, но это загоны созависимой, которую так мало любили, что она удивляется каждый раз, когда кто-то выбирает ее. После этой истории мне было плохо еще неделю, я чувствовала себя ужасно — хотя по сути, просто трахнула девицу, которая спала со всеми подряд, она-то меня не трогала. Но вот это чувство, будто я убила и закопала старушку, оказалось невыносимым.

Меня не учили, как правильно сближаться, и у меня часто это не получается: я начинаю сходить с ума, вести себя неадекватно

Мне почти 30, а я до сих пор не знаю, что такое секс и близость. Для меня и то и другое чаще было болезненным, заставляло ощущать себя человеком без кожи, которого все ранит. Меня не учили, как правильно сближаться, и у меня часто это не получается: я начинаю сходить с ума, вести себя неадекватно. Много лет я пыталась понять себя, научиться быть одной без страдания. Частично мне это удалось, но не во всем, и я не могу сказать, что готова всю жизнь прожить одна. Мне нужен близкий человек — и в плане секса, и в плане отношений, заботы. Совсем недавно такой человек появился в моей жизни — и не передать словами, как мне было сложно вернуться в строй спустя столько лет одиночества. Я до сих пор словно хожу по минному полю, качаюсь на маятнике от состояния «не могу без тебя» до «наверно, мне лучше одной». Черт его знает, что выйдет, но я буду стараться.

Александр, 36 лет

живет без секса больше 10 лет

В 13 лет я осознал, что меня тянет к мужчинам. Шел 1996 год, интернета не было, но в газете «Из рук в руки» существовал раздел знакомств. Я написал туда объявление, что я молодой, симпатичный и согласен на все, лишь бы найти любовь. В ответ мне стали приходить письма неприличного содержания — я их хранил.

Как-то прихожу из школы. Папа сидит в дальнем углу и зовет меня поговорить. Такого никогда не было: обычно отец разве что просил меня сделать какие-то бытовые вещи, выкинуть мусор, например. Смотрю, а он нашел все письма и мои черновики ответов этим мужчинам. Я не смог ему признаться — наплел, что пишу рассказ, фантазирую, провожу расследование.

Я понимал: чтобы быть любимым, мне нужно стать «нормальным»

Я прекратил переписку со всеми, кроме Васи. Ему был 31 год, и он писал без пошлостей. «Саша, увы, наша жизнь усеяна не розами, а шипами», — красиво же?

Но тут уже и мама обнаружила письма. На семейном совете было решено, что меня отправят к психотерапевту. Лечиться я не хотел, но понимал, что так успокою родителей, они перестанут меня стыдиться и будут любить.

Психотерапевт, к которому меня привели, сказал, что решит проблему за 50 рублей в час — прозвучало так, будто меня продали. Он использовал техники гипноза, просил вспомнить какие-то фетиши, которые я просто придумывал. Я стал пить успокоительные. На последнем занятии нужно было выбрать мальчика или девочку. Я на него не пошел, а родителям сказал, что я выбрал девочку. Вопрос был решен.

То, что мама и папа искренне хотели мне помочь, я понял позже, а тогда все эти методы приносили мне чуть ли не физическую боль. Я люблю родителей, но чтобы быть любимым, как я тогда понимал, мне нужно стать «нормальным». Окончательно все стало ясно, когда у меня уже появился молодой человек. Однажды отец зашел в комнату, где мы просто спали, обнявшись. Там было открыто окно и было холодно. Я проснулся от того, что папа закрывает окно. Он молча вышел и не пытался поговорить, была тишина.

В 16 лет я начал употреблять вещества, сначала — обычные сигареты. Я познакомился с компанией друзей моей старшей сестры. Они были творческими людьми: подпивали, подкуривали. Я впервые попробовал сигарету и выкурил сразу 8 штук. Мне не стало плохо, наоборот — я показался себе крутым и взрослым, весь этот паршивый банальный набор. Первую рюмку водки тоже выпил в 16, потом попробовал наркотики. Это был героин. Я употреблял не регулярно. Понимал, что если я заторчу, мое тело погибнет, и в жизни не будет удовольствия и гармонии.

В 2001 году я узнал, что у меня ВИЧ.

Интернет до меня дошел только в 2012 году — тогда я понял, что можно не шарахаться и не искать любовь в туалете

Регулярный секс в моей жизни существовал на протяжении трех лет — с 2002 по 2005 год. Это были полноценные отношения: я встретил Эльдара, который любил меня любым, принял меня с моими зависимостями, с моим диагнозом. Я понимал, что с этим человеком я могу не пить, ничего не бояться, быть собой. Три года полной гармонии.

Эльдар был татарином и младшим ребенком в семье. По мусульманской традиции он должен был ухаживать за родителями и стать продолжателем рода. Он даже встречался с какой-то девушкой до меня. Потом его братья начали что-то подозревать, мама стала догадываться — и его отправили в Москву, — якобы, на заработки. Оттуда он уже не вернулся — его убили. Скорее всего, на почве гомофобии.

В 2005 году мы с Эльдаром ходили в гей-клуб, и я там рассказал о своем диагнозе одному, как и мне казалось, хорошему товарищу. А он рассказал всему клубу. На меня стали показывать пальцем, и когда Эльдар меня бросил, я уже не мог никого найти в нашем сообществе. Интернет же до меня дошел только в 2012 году — тогда я понял, что можно не шарахаться и не искать любовь, грубо говоря, в туалете.

Сейчас я нахожусь в созависимых отношениях без интима, которые длятся уже 7 лет. Мой парень регулярно «спасал» меня от загулов и наркотиков, лечил и доставал из хреновых ситуаций. Я вряд ли выживу без него, а смысл его жизни — заботиться обо мне. При этом он — сектант и гомофоб, никогда не называет себя геем и плохо отзывается о них, но сам не может быть с женщинами. Одним словом, не принимает себя. Иногда мы тискаем друг друга, хотя до интимных зон не дотрагиваемся. Он мне как папа или мягкая игрушка, уютная и душевная, — мне сложно представить, как можно заниматься сексом с отцом или с любимой мягкой игрушкой.

Одиночество длится вечно, и я его не боюсь

В этих отношениях я ребенок. Когда во мне просыпается раздраженный взрослый, я дрочу. Дрочу много и часто. Он не видит и предпочитает об этом не знать. Мы не говорим об интиме. Я намекаю на то, что норм было бы ходить на сторону, он в принципе согласен, но по факту жутко расстраивается, ревнует и учиняет мне всяческие козни. Однажды, когда в гостях я удалился с одним парнем в комнату и начал ему сосать, мой парень нашел меня, облил пивом и начал громко позорить. Сейчас, если случаются редкие походы налево, я стараюсь быть более осмотрительным. Мне невыносима мысль о том, что я его потеряю, но я очень сексуальный. Можно сказать, что я шлюха. Стареющая нереализованная шлюха — это очень больно.

Теперь, увы, я разделяю секс и любовь. Сердцем меня тянет к светлому, душевному и доброму, а возбуждает темное, грубое, агрессивное. Я осознаю эту преступную дележку, рефлексирую, но в целом, сердцу и телу не прикажешь.

Одиночество длится вечно, и я его не боюсь. Человек в мире изначально одинок. Когда в моей жизни нет партнера, я одновременно чувствую и провал, и свободу. Я осознаю свои необъятные возможности, но не всегда могу ими верно воспользоваться — наверное, из-за отсутствия твердого характера и наличия вредных привычек.

О далеком будущем я не думаю, так как с 19 лет живу с ВИЧ. Но если старость все же наступит, хотелось бы провести ее где нибудь на Гоа с теплым душевным другом или подругой. Мне незнакома полноценная близость — как возможность быть с человеком таким, какой ты есть, не лучше и не хуже, как притяжение души и тела. Я к ней стремлюсь, но руки опускаются.

Мария, 39 лет

живет без секса 3 года

Секс в разные периоды моей жизни был разным. В последние годы это была эмоциональная и физическая отдушина, максимальное напряжение чувств и физики и максимальное расслабление. И максимум доверия. Эксперимент, игра, разговор без слов. Казалось, что в этой плоскости лежит весь смысл, такая кульминация отношений.

Однажды я встретила парня, который был сильно моложе меня, и почти сразу влюбилась, а он влюбился в меня. Секс тогда повлиял на наши отношения очень сильно, он как будто спаял нас. Мы уехали каждый в свою страну и стали встречаться, переписываться, я просто с ума по нему сходила, и он тоже.

С первым мужем тоже было неплохо, но он не уважал меня, мы часто ссорились. Его мама одна воспитывала четверых детей, отец был алкоголиком — все это сказалось на его личности. Но с другой стороны, я понимаю, что сама бежала в его семью от токсичных отношений с моими родителями. Были оскорбления, поедание мозга. Я довольно быстро его разлюбила, начала ему изменять — и для меня это стало своего рода освобождением. Рада, что у нас не было детей.

У меня были отношения. Одни — с постоянными эмоциональными качелями и созависимостью. Другие — с домашним насилием, включая сексуальное

После этого тоже были отношения. Одни из них очень длительные и болезненные, с постоянными эмоциональными качелями и моей созависимостью. Другие — с домашним насилием, включая сексуальное. После такого опыта нужно очень долго приходить в себя, восстанавливать свою личность, учиться любить себя. Так что я больше рада, что рядом со мной сейчас никого нет, чем наоборот.

Трудностей при интимном сближении с человеком я практически не испытываю, но если чувствую, что мои границы нарушаются, все происходит слишком быстро, — останавливаю. Это одна из причин, почему я много лет живу без секса: мне нужна эмоциональная близость, хотя бы ощущение движения к ней со стороны партнера или партнерши. Я хочу чувствовать, что интересна сама по себе, а не только как предмет для самомастурбации. Секс мне очень нравится, но отдельно, как самоцель, голое действие, он мне неинтересен: я живой человек, а не актриса порнофильма, одного либидо для счастья мне мало.

Последние год или полтора я много раз знакомилась в тиндере и несколько раз встречалась с мужчинами и женщинами — из России и не только. С одним иностранцем у меня сложились дружеские отношения, с другими — ничего. Еще с одним парнем я продолжила общаться после первого свидания, но потом все сошло на нет — я ему отказала. Сейчас я общаюсь со своими друзьями, а секс в моей жизни присутствует только как мастурбация. Меня это вполне устраивает, хоть и не всегда.

Одиночества я не боюсь — даже дорожу им. Оно помогает сосредоточиться на своих целях и больше ценить себя и все, что происходит в моей жизни. Я знаю женщин, у которых никогда не было семьи или были отношения длиной в год — и все на этом. Я не воспринимаю их как несчастных. Когда думаю о старости, не испытываю никаких страхов, кроме некоторого страха деменции. Стараюсь заставлять свои мозги работать, чтобы этого не случилось. Хотелось бы, чтобы рядом со мной в старости был близкий человек — желательно тоже не выживший из ума. Будем заботиться друг о друге. Ну а если никаких отношений не сложится, буду заботиться о себе сама.

Мультимедийный проект «Секс в небольшом городе» можно посмотреть по ссылке