417

ABCD: «Мы сами выбрали субкультуру и направление, которое находится в борьбе»

Алсу Сайгак

29 декабря «Большая Деревня» подводит итоги года и устраивает тусовку «Тик-так» в баре «ДК Союз». Предновогодний танцпол мы почти полностью отдаем на растерзание гостям из Москвы — Kstcn и Nikita Telegin. Денис Костицын — идеолог комьюнити ABCD, которое за два года проделало путь от локальных вечеринок до винилового лейбла с шоукейсами в Москве, Петербурге, Казани и, конечно, родном Ижевске. Никита Телегин занимается букингом в ABCD и организует одну из самых многообещающих столичных вечеринок «Паттерн». Поговорили с ребятами о тусовочной жизни в столицах и регионах и стереотипах вокруг нее, узнали о печалях организаторов провинциальных вечеринок и спросили, нужен ли самарским промоутерам круглый стол.

Вы регулярно делаете вечеринки в провинции, а тур ABCD, приуроченный к запуску лейбла, охватил Ижевск, Казань, Санкт-Петербург и Москву. Контрастирует ли столица с периферией и в чем это проявляется?

Денис: В Ижевске пришло дофига народу, клуб был полный. А в Казани было чуть больше ста человек: и хотя у них ночная жизнь только начала развиваться, там дохрена крутых чуваков. Например, «Изолента» — они топят и делают это классно. Следим за ними, посмотрим, что будет дальше.

 Any Body Can Dance: 2 years. Источник фото

Никита: Я могу сравнивать только с Ижевском — заметно, что народу меньше, чем в Москве, но видно, что люди идут за музыкой, а не себя показать. В столице иногда приходишь на вечеринку, очень жарко, а люди ходят в шубах — показывают, какие классные у них шубы.

Так серьезно бывает?

Никита: Серьезно. Ты что, в Москве не была?

Была, но на вечеринках шуб не видела — разве что на голое тело.

Никита: Когда на голое тело — это класс.

А что в Ижевске понравилось?

Никита: Новые знакомства. Люди, будем считать, с другого конца России, с другим мышлением, которые живут в абсолютно другой атмосфере, потому что Ижевск практически в совке остался — думаю, как и любой региональный город.

И люди тоже в совке остались?

Никита: Взрослое поколение, наверно, да. А молодежи там сложнее: меньше рабочих мест для творческих чуваков, меньше возможностей развиваться, и они крутятся в этом, выживают. Возможно, от этого идет абсолютно другая энергия на вечеринке: люди оставляют там себя полностью. В Москве уже обыденность то, что на выходных ты куда-то идешь, а в Ижевске то, что делает ABCD, — значимое событие для всего города.

Весенняя вечеринка в Ижевске — день рождения ABCD — была очень насыщенной и мощной в плане лайнапа, оформления. Зачем делать такие масштабные мероприятия в провинции? Откуда уверенность, что это заинтересует местную публику и что она оценит уровень?

Денис: Да это потому, что я теперь живу в Москве. Если бы я жил в Ижевске, уровень остался бы таким, как раньше, — просто местечковые вечеринки. С переездом я заценил, как люди тусят, посмотрел, как это устроено, как сделать, чтобы народу было классно. Я перенял все это дерьмо и попробовал эту тему в Ижевске — она сработала.

А почему она работает? Ведь говорят, что людям в провинции все быстро надоедает.

Денис: Скорее всего, повезло с городом: в Ижевске всегда была классная клубная история, тот же самый «Бар веселых историй» был на одном уровне с «Солянкой» — короче, в Ижевске тусоваться умеют.

Денис Костицын. Источник фото

Как думаете, регионам реально привить вкус к хорошей музыке? Как это сделать?

Денис: Да, у нас же получилось. У нас были крутые лайнапы, было видно, что вечеринки серьезные — не на [отвали], а что-то такое, чего пропускать нельзя, сделанное по московским лекалам. Чтобы все получилось, нужно иметь цель, иметь идею и верить в это дерьмо.

Никита: Я тоже думаю, что вкус можно привить — просто нужно это делать и делать часто. Возможно, конечно, в провинции это будет сложно за счет того, что народу мало и ты не будешь вывозить финансово, будет пропадать мотивация. Два-три года ты можешь работать на личном энтузиазме, а потом тебе хочется, чтобы было комфортнее: хотя бы просто не сидеть в долгах, а в ноль работать. Да и в ноль работать сложно.

Денис: А поскольку у нас сейчас есть лейбл, мы уходим с головой туда.

Тогда давайте про лейбл. Зачем нужно было выпускать винил?

Денис: Лейбл всегда был нашей главной целью, а вечеринки стали просто сопутствующей историей. Лейбл — это тот механизм, за счет которого мы сможем поднять музыку в регионах. Вечеринки проходят, а музыка остается. В диджитал-пространстве ничего не запоминается, это не то, что можно пощупать: цифровой релиз выйдет и тут же забудется, а винил — это целое событие.

Пластинки вообще продаются?

Денис: Почти все продалось. Мы отбили долги за производство винила.

А долги за вечеринку?

Денис: Да рассосалось как-то.

Каким был твой максимальный минус?

Денис: 400 тысяч — как раз день рождения.

Вашими же силами делается московская вечеринка «Паттерн». Чем она отличается от ABCD идеологически?

Никита: Это абсолютно разные вещи. На «Паттерне» мы делаем минимум три танцпола: есть экспериментальный танцпол, мейн, чтобы всем угодить, и более светлый танцпол. Речь идет не о попсовости, а о том, чтобы каждый нашел себе место. При этом все классно визуально, эстетически, очень хороший звук. Последняя вечеринка на «Плутоне» тоже не окупилась, но мне все понравилось. В 4 часа ночи я в первый раз освободился, вышел на мейн и понял, что мне все по кайфу: как отстроен звук, что играет (тогда играли Poima), как выглядят люди, свет, проекции.

Вечеринка «Паттерн» на «Плутоне». Источник фото

Денис: Когда для ABCD мы черпали вдохновение из московских вечеринок, у нас были EBM и техно, а потом у нас начали формироваться собственные предпочтения, и мы ушли в более классическое представление о жанре, нежели «Паттерн». «Паттерн» разнообразнее: в ABCD — если есть два танцпола, то один будет хаус, причем не какой-то там дипчик, а диггерское дерьмо: Noizar, Borys. А на мейне будет прям техно-техно, без EBM`а — мы от него отреклись. Когда я тебе писал, что я хаус-дрочер, я шутил что ли?

Я надеялась, что да. Можно ли, исходя из этого, сказать, что «Паттерн» — более зрелая история?

Никита: Совсем нет. «Паттерн» — это про становление, поиски себя. В лайнап мы зовем людей, которые в данный момент вдохновляют, которые нам нравятся.

В конце лета 2018-го в Самаре собрали круглый стол самарских промоутеров (речь о паблик-токе — прим. ред.), чтобы показать, что клубная движуха — это не просто сборище торчебосов, а определенная культура.

Денис: Торчебосская тема — это часть культуры. Стереотип существует, и его нужно принимать.

А промоутерам вообще надо собираться за круглыми столами?

Денис: Надо сначала фундамент заложить, громко заявить о себе, а потом уже суетиться. У тебя же есть вечеринки? Ты должна [зафигачить] массивную дискотеку и посмотреть, как прошло, разложить на плюсы-минусы. После этого остальные подтянутся по поводу круглого стола. В Ижевске, например, нет такой функции.

Никита: А зачем вам круглый стол, если у вас нет проблем?

У меня нет, но у кого-то же есть, раз собираются.

Никита: Круглый стол есть смысл проводить, если, например, у вас одна и та же публика, а вы бы взяли и решили в один день вечеринки сделать. Вы бы сели и решили: «Йоу, чуваки, а давайте заведем гугл-табличку, где каждый будет отмечать свои даты, чтобы больше не пересекаться».

Матерь божья, да ты просто гений!

Денис: Мне кажется, нужно проводить круглый стол не в отдельном городе, а среди самых крупных региональных промоутеров.

Никита: И выбрать, как в Берлине, ночного мэра.

А у вас часто бывают проблемы, связанные со стереотипами вокруг тусовки? С полицией сталкиваетесь?

Денис: Перед каждой вечеринкой мы трясемся, как осиновые листы, потому что в любой момент на нас могут наехать — и [все]. В Ижевске есть такой прикол: какой-то [слюнтяй] пустит слух, что скорее всего на вечеринке будет «кто-то», и после этого половина сливается.

Никита: Ночью у каждого крупного клуба в Москве работает машина с полицейскими, и каждое проезжающее такси они проверяют, потому что знают: скорее всего чувак едет на тусовку, и скорее всего у него что-то есть, а значит, есть возможность заработать денег.

Денис: Тут чуваки пришли, я отойду, заканчивайте без меня.

Окей. Никита, как ты относишься к тому, что произошло с Хаски, IC3PEAK, к тому, что музыку начали жестко цензурировать?

Никита: Мы потихоньку возвращаемся в совок. Пока нет диалога между поколениями, мы ничего не сможем сделать. В шутку, но я прогнозирую, что лет через пятнадцать у нас появится свой интернет, в котором будет определенный перечень сайтов, разрешенных правительством.

Мы фырим в сторону Северной Кореи?

Никита: Не настолько. Но в Китае же есть собственный интернет — например, вместо ютуба у них какой-то аналог. У нас все идет в ту же сторону.

Будут ли в среде электронной музыки создаваться контр-мероприятия, как концерт «Я буду петь свою музыку» у рэперов?

Никита: К электронной музыке приковано меньше внимания — у нас очень часто нет слов. Гнобить могут в таком стиле: «Ой, да у вас тут все наркоманы, у вас тут все несовершеннолетние и вообще разврат». Несовершеннолетних быть не должно, согласен, а остальное — личный выбор каждого. В Москве остались две крупные площадки — «Агломерат» и «Плутон». Все знают, что по выходным там вечеринки с электронной музыкой, но ничего страшного не происходит. Да, бывали сложные ситуации, но никого не убили, все живы. Мы сами выбрали субкультуру и направление, которое находится в борьбе — у него изначально был такой посыл, который выражается в стремлении к полной свободе. За что боролись, на то и напоролись, короче.

Никита Телегин. Источник фото

Ты сам любишь тусоваться?

Никита: В последнее время я редко куда-то хожу, только если играю.

Как выглядит клуб, в который тебе не хочется?

Никита: Это места, где люди более попсовые — «пиджаки», которые после офиса заходят, чуть-чуть расслабляют ремень, рубашку навыпуск, верхнюю пуговицу расстегнут, стопка водки — и все, начинают тусоваться.

Ты играешь в таких местах?

Никита: Почему-то в местах, где я играю, начинают появляться такие люди. Все гонятся за деньгами: хочешь больше — нужно упрощать. Когда ты упрощаешь, к тебе идет больше народу.

И что такое упрощенная вечеринка?

Никита: Более лайтовая музыка, лайтово работает фейс, запуская девочек на каблуках. В итоге качество публики снижается. Это не про музыку: соски приходят, чтобы их мужики сняли, а мужики в рубашках приходят снять себе телку. Они не танцуют, а стоят возле бара. Да, конечно, приносят бабки, но это про животный инстинкт.

А разве в танцах нет животного и первобытного?

Никита: Первобытное, но не животное: ты пытаешься самовыражаться, но без половых и расовых предпосылок — просто танцуешь и слушаешь музыку.

Опиши свою идеальную вечеринку.

Никита: «Арма» всегда была такой. Много народу, много друзей, артисты, которые нравятся. Я не смотрю на время и не думаю: «Блин, через пять минут все закончится». Вечеринка обязательно должна быть долгой, можно даже в два захода: потусоваться до 8-9 утра, затем домой, спать, душ, а потом обратно тусоваться.

Вечеринка «Тик-так» в баре «ДК Союз»

29 декабря, 23-00

Встреча вконтакте