1093

«Слишком хорошая жизнь ни на что хорошее не вдохновит»

Текст: Никита Маняев, Матвей Горячев

20 декабря усилиями сообщества «Индиривер» в Самаре высадится десант из московских озорных гуляк — «Пасош». Хранители «Китай-города» и любимчики девочек из инстаграма, рассказали о сериалах, лирике своих песен и почему стали играть панк-рок, а не техно.

фото-1

«Мы вполне отдаем себе отчет в том, что не попадаем в какие-то ныне актуальные тренды. Нам насрать.»

 

БД: Почему теперь вы решили играть панк-рок в 2015 году при всей стагнации стиля?

Кирилл (гитара): Ну вообще это связанные вещи, мне кажется очень правильной мотивацией стараться делать то, чего тебе не хватает. А вообще панк — это же очень растяжимое понятие, оно больше про этику, энергетику и коммуникацию с публикой, чем собственно про музыку.

Петар (вокал-гитара): Мы вполне отдаем себе отчет в том, что не попадаем в какие-то ныне актуальные тренды. Нам насрать.

БД: Романтика, Россия, вечное лето, а также ненависть к девушкам, откуда берёте темы для песен? Особенно последнюю.

Петар: Оу. Сразу хочу сказать, ибо кто-то в соцсетях это упоминал. Никакой ненависти к девушкам у нас и у меня в частности нет. Я очень люблю девушек. Если речь о «Суке» — то это ироничная уведенная в крайность песня про чувака, которого бросила девушка и он желает ей смерти самыми разными способами. В данном случае этот чувак — я.

БД: Ваш лирический герой будто бы списан с инстаграма Петара про бухло, тёлок и микроавтобусы. Насколько вымышленный персонаж близок к оригиналу?

Петар: В том то и дело, что никакого вымышленного персонажа нет. Я пишу о себе, о своих друзьях, о нашей повседневной жизни. Где-то это собирательный образ, где-то полнейшая обсервация происходящего именно со мной. Но в любой случае ничего вымышленного там нет. Это же мой инстаграм, алло.

1

БД: У вас был популярный в узких кругах проект «Прыгай Киска», что с ним стало и что ещё было до «Пасош»?

Гриша (барабаны): Я играл в группе с друзьями что то вроде блюз-рока. С Петей и Кириллом вообще знаком не был. Параллельно с этим работал звукорежиссером на концертах разной прогрессивной тяжёлой музыки и пост-хардкора, типа Chelsea Grin, или ADEPT. Во многом вдохновляюсь подобной музыкой до сих пор.

Петар: Хотелось бы напомнить, что «Пасош» как идея и попытка был раньше той же «Киски», но первым себя реализовал, по случайности, именно второй проект. Помимо вышеупомянутых были и другие музыкальные проекты и увлечения. В младшей школе я окончил класс аккордеона, подростком с другом читали рэп, а в универе я увлекся игрой на пианино и в один период сочинял много академических произведений. Долгое время мы с Кириллом котировали электронную музыку и у нас у обоих много невыпущенного материала из этой истории. Большая часть всех этих проектов и увлечений заканчивалась из-за перенасыщения жанром/методом. Не хотелось бы ничего загадывать, но в некотором плане «Пасош» — это тоже фаза. Другое дело, что гитарную музыку мы все же воспринимаем серьезнее, чем то же мое мимолетное увлечение гетто-хаусом, к примеру. Так что трудно предугадать сколько это продлится. Мы еще не сказали все, что хотелось и пока что не планируем заканчивать.

Кирилл: Есть такой расхожий момент, что для большинства людей музыка равнозначна звуку, но мне это совершенно не близко. Мне комфортнее воспринимать музыку через построения, как набор функционирующих тем или иным образом конструкций, и по-моему все остальное довольно вторично.

БД: Вопрос к фронтмену группы «Пасош» Петару Мартичу. Ты ездил на обучение в Европу, кстати, чему учился? Осталось ли желание вернуться обратно? И если «да», то почему? Если «нет», то тоже почему?

Петар: Этот вопрос вообще тема для отдельного интервью. Столько у меня всего там произошло, поменялось, переосмыслилось, что можно рассказывать бесконечно. Если вкратце — я учился 3 года в Англии, в Борнмутском Арт-институте. Большинство моего тогдашнего круга общения — люди занимающиеся той или иной формой искусства. В частности куча музыкантов. По большей своей части не бездарных. Это в некотором смысле заткнуло мне рот пока я был там, музыки там и без меня хватало. Я в основном впитывал информацию и скорее наблюдал, нежели участвовал. Но результатом всего этого является вся моя музыкальная деятельность за последние пару лет.

Что касается Европы — все у всех <слишком хорошо> : образование, работа для всех, культурная жизнь, толерантность, политкорректность, деньги, безопасность, надежность и т.д. В России с этим всем хуже. Поэтому вернулся. Слишком хорошая жизнь ни на что хорошее не вдохновит.

фото-2

БД: Сегодня большую часть нашей жизни занимают сериалы, собственно так называется одна из ваших песен. Какие посоветуете сериалы, что сами смотрите, а что бросаете?

Петар и Кирилл: Orange is the New Black — это удачное сочетание ситкома с аллюзиями на поп-культуру и ансамблевой драмы, Narcos — дебют года по версии нашей группы, Better Call Saul — потому что Боб Оденкёрк великолепный актер, смотрим Game of Thrones, как и все нормальные люди, и Bojack Horseman — лучший из ныне существующих мультиков и очень жизненный. Что мы бросили: Homeland, 12 Monkeys, Tyrant, Hannibal, Dexter, The Americans, The Blacklist, Weeds. А Гриша нормальный человек и смотрит фильмы. Страшно бесился, когда мы весь тур смотрели Lost.

БД: Вы в курсе, что вас называют русской Нирваной? Что думаете об этом?

Кирилл: А вы что об этом думаете?

БД: Петар, ты был замечен в компании Феликса Бондарева, что-то мутите вместе?

Петар: А так же в компании Макса Тесли, Арсения Морозова, Евгения Алехина, Сары Персефоны, Данилы Холодкова, Саши Ионова и так далее. Фестивальные гримерки — странная вещь.

фото-3

БД: Если бы молодые русские группы можно было бы ставить как фишки в казино, то кого бы ставил для блефа, а кем бы уверенно снимал банк?

Кирилл: Блефую пост-панком, забираю куш с помощью техно.

Петар: Блеф осуществляю при помощи клауд-рэпа и производных. Боюсь, что вонючий пост-панк все-таки надолго. Предпочту взымать деньги при поддержке Glintshake, Sonic Death, может Shortparis.

Гриша: Хитрить я бы стал пост-панком, однозначно. А вот уверенный куш могли бы собрать группы Джек Вуд или Глинтшейк, например.

БД: Последний город в вашем туре — Самара, что вы знаете о нас и что хотел бы с нами сделать?

Кирилл: Находится напротив крупнейшей излучины Волги, меж устьев Самары и Сок. На правом, кажется, берегу. Хотел бы перенести его куда-нибудь поближе к Москве, а то ехать долго.

Петар: Погуглил, нашел много интересного мне конструктивизма, на который с удовольствием посмотрю.

Гриша: Потрогать в неприличном месте.

Бар «Манхэттен», Стара-Загора, 27 (пересечение с Советской Армии), 20:00. Вход: с репостом этой записи и именем/фамилией в соответствующем обсуждении — 200 рублей. Без репоста — 300.