28383

Личный опыт: я прошла кастинг в «Дом-2»

Ксения Лампова

«Дом-2» — один из самых живучих проектов российского ТВ: кажется, в случае ядерной зимы выживут только скорпионы и участники этого адового реалити. 6 апреля кастинг для тех, кто хочет построить свою любовь, устроили в Самаре: он проходил в «ЯR баре», и претендентов собеседовали прямо посреди зала с обедающими людьми. По заданию «Большой деревни» журналист Ксения Лампова тоже отправилась на отбор — и прошла его. Рассказываем, как это было: блеск и нищета нарощенных ногтей, безумная борьба за бодипозитив и прямые путевки на лобное место.

Что такое «Дом-2»

Шоу выходит в эфир с 2003 года, и в настоящий момент за день показывают сразу несколько тематических выпусков реалити — облегченный «Дом-2. Lite» без мата и со множеством диалогов, «Дом-2. Остров любви» с Сейшел и хардовый «Дом-2. После заката» с нецензурной лексикой и сценами безудержного секса. К первоначальному проекту приросло не только несколько новых направлений, но даже собственный выпуск новостей — еще бы, ведь производством занимается один из крупнейших «телезаводов» — «ТНТ-Продакшн».

Для многих медийных лиц «Дом-2» стал задней дверкой, через которую они просочились в бессмысленный и беспощадный российский шоубиз: кто мог подумать, что Ксения Собчак однажды станет кандидатом в президенты, а Оля Бузова споет свои «Мало половин» перед тысячной аудиторией?

Как мы готовились

Следует признать, мы немного считерили: сначала на кастинг отправилась Настя Гриценко, которая решила быть честной и просто рассказала создателям проекта о тяготах жизни техно-промоутера в провинции. Ее не взяли — но именно она первая разведала обстановку и выяснила, что хотят услышать от участников на собеседовании. «Я тебе рекомендую определиться, к кому именно ты идешь на проект. Выбери себе идеологически похожего чувака, с которым ты могла бы составить пару. Еще нужно посмотреть, с кем твои ценности не совпадают — против них ты будешь бороться. Они очень ценят насмотренность», — наставляла меня Настя по телефону. Я вздохнула, по щеке покатилась слеза — за всю свою жизнь я не видела ни одной серии «Дома-2», лишь Май Абрикосов и Оля Солнце порой возникали в моей памяти, как вьетнамские флешбеки.

Я так и не смогла заставить себя посмотреть хоть один выпуск шоу, и прямо перед кастингом открыла вкладку «Герои» на официальном сайте проекта, чтобы быть в теме имен и отношений. Там же я на всякий случай выбрала «своего суженого» — им стал Иосиф Оганесян: судя по описанию профиля, остальные участники восприняли его в штыки — бунтарь-изгнанник, чисто мой типаж.

Миссию на проекте нам помог придумать экс-главред «Большой деревни» Стас Саркисов: он посоветовал крайне неадекватно топить за феминизм, тыкать в людей взлохмаченными подмышками и проникновенно говорить о том, как «Дому-2» не хватает бодипозитивности. Соответственно, моими главными врагами должны были стать девушки с гиалуроновыми губами и мерзкие абьюзеры, а друзьями — бедолаги, погрязшие в созависимых отношениях. Как выяснится позднее, стратегия беспроигрышна настолько, что этот пранк в итоге выйдет из-под контроля.

Как проходит кастинг

Прежде всего, потенциальным участникам «Дома-2» выдают анкету: в ней просят указать свой возраст, рост, вес, размер одежды и ноги. Я сразу хмыкнула: кажется, бодипозитива проекту действительно не хватает. Также анкета интересуется, как там у вас с семейным положением, есть ли дети и образование, сколько длились ваши самые долгие отношения и почему они закончились. Увидев вопрос «Сколько мужчин/женщин было в вашей жизни?», я запищала — а рука уже выводила цифру 30, потому что так можно было затереть еще и про слатшейминг. Естественно, в графе «цель прихода на проект» гордо красовалось «объявляю войну спермобакам». Я задала действительно высокую планку неадекватности и придерживалась легенды.

Сразу после заполнения анкеты участников сажали на диван — там начинался первый этап собеседования. Я плюхнулась на бархатную серую обивку рядом с двумя девушками (одна в кожаных лосинах) и тремя парнями (один в спортивных трениках со спущенной до колен ширинкой — простите за мой лукизм). Девушка Александра из команды организаторов по очереди забирала анкеты и задавала все те же заветные вопросы: к кому вы идете на проект и что особенного можете ему дать?

Сидевший рядом парень, явно косящий под Оксимирона, начал неудачно: он заявил, что буквально послан сюда богом, а проекту нужен потому, что выделяется из серой бездумной массы. Доказать свои связи с высшими силами и блеснуть глубокими мыслями он так и не смог — и сразу был мягко, но настойчиво отправлен домой. Еще один претендент в ходе разговора признал, что пришел на кастинг бухой. Следующую девушку завернули за картавость. Когда подошла моя очередь (у меня к тому моменту уже начали заметно подергиваться конечности), Александра просто сказала: «Пошли со мной». Я обалдела, но пошла — вместе с мистером «Спортивный костюм», которого тоже почему-то не слили.

Кто в числе претендентов

Следующий диванчик, на который я рухнула, располагался в непосредственной близости от жюри из трех человек, среди которых была и Александра. Возможно, эти люди известны миллионам, но я завязала с телевизором еще в 2014-м, а бейджами их снабжать не стали.

Парень в спортивках решил проявить инициативу и сесть к ним первым — я мельком слышала, как его журили за то, что он даже не додумался побриться. Я же разговорилась со своим новым соседом по дивану Алексеем — работником науки чуть старше тридцати. Он честно признал, что пришел сюда просто по фану, а организаторы сразу сказали, что 30 лет — это слишком много, но дело можно поправить наличием хорошего бизнеса или еще каким-нибудь успешным бэкграундом. По его рассказам, одну 26-летнюю девушку отправили домой с аргументом, что она выглядит старше своего возраста. Мое сердце клокотало: тут и эйджизм, и токсичная маскулинность. Мне не хотелось верить в то, что работник науки старше 30 не достоин любви — по крайней мере, пока не разживется бизнес-империей.

Рядом с нами сидела пара дрожащих от ужаса девчонок с крайне длинными ногтями и ресницами — перед тем, как прийти сюда, они явно потратили на мейк не меньше полутора часов. Алексея я попросила как-нибудь украдкой меня сфотографировать — и он-таки сделал это, хотя жюри и протестовало.

Почему я прошла

Я села за стол и сразу поинтересовалась, почему меня взяли на кастинг без первого этапа. Выяснилось, что причина просто-напросто в моем росте 183 сантиметра. Я начала бодро гнать свою бодипозитивную чушь: девушки — не объекты, бьюти может быть натуральной, личные границы любимого человека нарушать нельзя, от абьюза меня аж трясет. Откройте словарь Wonderzine, всю матчасть я беззастенчиво позаимствовала оттуда. Не думала, что когда-нибудь смогу использовать подобные знания себе на руку.

Жюри впечатлилось: я не стремалась использовать сленг и сыпала терминами, говорила немного лихорадочно, но самоуверенно. Труднее всего было не слажать в вопросах о действующих героях проекта. Так, меня спросили, чем вся моя бодипозитивная теория отличается от миссии Саши Черно, которая пришла на «Дом-2» с заявлением, что полные люди вообще-то очень даже секси и тоже достойны любви. Не имея представления о том, что говорю, я ляпнула, что отношения Саши с Иосифом все равно далеки от идеальных — она абьюзит парня просто беспощадно, — но согласилась, что отбивать у нее Иосифа (а именно к нему, по легенде, я шла на проект) как-то не по-сестрински.

Ребята с кастинга засмеялись и дружно решили, что мне можно и не идти к кому-то конкретному — и я и без краша придумаю, как провести свой 19873-й день стройки. Конечно, они спросили и про 30 партнеров, которых я указала в анкете. Меня уже несло, так что я призналась, что просто посчитала не только мужчин, но и женщин, с которыми мутила. Жюри немного выпало и на всякий случай заметило, что подобная тема на проекте — запрещеночка, так что мне лучше ни в коем случае об этом не упоминать.

Почему я слилась

Мы сняли видеовизитку, в которой я кратко резюмировала вышесказанное. Меня спросили, насколько оперативно я в случае чего смогу собраться и уйти на проект. Не выходя из образа, я ответила, что меня в этом захолустье ничего не держит — на Сейшелы хоть завтра.

Спустя час, когда мы с подругой доедали наши акционные «Роялы» в «Маке», мне позвонили с сообщением, что пора собирать чемодан. Пара платьев, блузки, джинсы, верхняя одежда — ничего черного, полосатого, клетчатого и в мелкий горох. С собой также посоветовали взять всю косметику, которой я обычно пользуюсь. После прохождения испытательного срока в 50 дней пообещали неплохие гонорары: при самом низком рейтинге моего героя мне бы платили 70 тысяч рублей в месяц, а при высоком цифра стремилась бы к 170 тысячам.

Как выяснилось, кроме меня, самарский кастинг прошла всего одна девочка — у нее уже был загран, так что она полетела прямиком на Сейшелы. Предполагалось, что я пару недель перекантуюсь на московской поляне, и отправлюсь следом за ней сразу же, как будут готовы документы.

На этой ноте я прощаюсь с самарской журналистикой в целом и «Большой деревней» в частности — ребята, работать вместе было весело, но Сейшелы и мир русского шоубиза так и манят. Да нет, опять шучу, конечно же: я слилась к вечеру воскресенья — прикидываться поехавшей фемкой на всю страну никак не входило в мои планы.