772

Я организатор гик-ивентов: 4 истории

Павел Чечулин

Самарский гик-интертеймент если еще не встал с колен, то точно вот-вот поднимется: в городе появились кибер-пространства с профессиональными компами и отделение Федерации компьютерного спорта, а на «Самара Арене» теперь играют еще и в кибер-футбол. К ежегодным косплей-фестивалям «Драгонфест» и «Поход за солнцем» добавился сначала «Котмонавт», а совсем недавно «Игрополис» — большой конвент, занявший целый этаж ТЦ «Гудок». При поддержке клуба CyberGame.club поговорили с организаторами мероприятий о том, какой ценой удается развивать гик-индустрию в городе и кому это нужно.

Вадим Смоленков

«Игрополис»

Идея провести фестиваль родилась где-то в 2015 году. Вместе с Аней Ширяевой и ее магазином комиксов мы только-только провели небольшое интерактивное шоу на премьере седьмого эпизода «Звездных войн» и собрали 130 человек. Сейчас это не кажется достижением, но тогда мы были в шоке — и, окрыленные успехом, решили, что надо расти. Мысль была такой: мы возьмем модель фестиваля, которого еще нет в Самаре, — например, «Старкона» или «Бигфеста» — и перенесем ее на местные реалии. Так появился «Котмонавт» — ивент, который мы делали и одновременно учились, как его делать. Мы не гнушались примитивных методов промоушена типа рассылки сообщений вконтакте и не жалели собственных сбережений, познавали основы smm и сборки сцены. В общем действительно начинали с нуля.

На мне лежала вся креативная часть, а на Ане — работа с локальными партнерами. Кроме того, первые два фестиваля с нами был Дима Вишняков, который выполнял роль проджект-менеджера. Перед третьим «Котмонавтом» он ушел, и его обязанности добавились к моим. Поэтому тот фестиваль дался мне особенно тяжело — я просто не успевал сделать все как следует. В итоге он прошел как-то скомкано, а вопрос об его проведении на следующий год повис в воздухе.

После этого попробовал свои силы в качестве организатора в музыкальной сфере: привез в Самару группу Anacondaz, и концерт удался во всех смыслах. Ближе к концу 2018-го мы с Аней решили все-таки не продолжать «Котмонавт», а уже на следующий день со мной связалась компания Mirey robotics с предложением стать куратором их нового проекта. Это был фестиваль «Игрополис».

Как главный куратор, я отвечал и за проджект-менеджмент, и за креативную часть, а еще занимался набором команды. Благодаря опыту организации концертов и «Котмонавта», со всеми новоиспеченными коллегами я уже работал раньше, что позволило войти в процесс сразу, без раскачки. Сроки были поставлены жесткие: мы начали работать в феврале, а фестиваль был запланирован на апрель. Тем не менее, в отличие от «Котмонавта», я уже не боялся провала, да и никаких других страхов тоже не испытывал. Работая в команде профессионалов, с бюджетом и четким планом, мысли «окупится или нет» и «придут люди или нет» посещают гораздо реже. Подготовительная кампания была разбита на несколько этапов и все члены команды знали: стоит недоработать в одном — все пойдет под откос, поэтому концентрация была на выполнении задач, а не на страхе.

Я впервые работал в режиме трехдневного конвента. По программе все было примерно также, как на «Котмонавте», только масштабнее: больше косплееров, больше интерактивных стендов и гостей. Кстати, за неделю до фестиваля отвалился наш главный секретный гость и пришлось решать эту задачу в режиме «не сделай, а роди».

Главное преимущество трехдневной программы, с точки зрения организации, — возможность исправить косяки предыдущего дня и улучшить фестиваль прямо на ходу. Отрабатывать недочеты приходилось по ночам вместо сна, так что для команды это был жесткий режим. Еще один сюрприз преподнесла Mirey robotics: все руководство компании без предупреждения заявилось на фестиваль — как я понял, это не то чтобы обычная практика. Помню, они были сильно удивлены хаосом вокруг и высказали опасение, что такой формат может не зайти публике. Однако посыпавшиеся вскоре положительные отзывы сгладили весь негатив.

Несмотря на бессонные ночи, работа на «Игрополисе» мне очень понравилась. Я понял, что принцип «хочешь сделать что-то хорошо — сделай это сам» — полный отстой, а концентрация на мелочах позволила избежать многих косяков. В итоге фестиваль собрал около двух тысяч человек и, несмотря на слабую окупаемость, оставил позитивные эмоции.

В Самаре, на мой взгляд, очень развита гик-культура, кто бы что ни говорил. У нас очень крутые косплееры и два крутых фестиваля — «Драгонфест» и «Поход за солнцем». А в 2015 добавились еще «Котмонавт» и теперь вот «Игрополис», история которого только начинается.

Мария Згонникова

«Драгонфест»

Я с 2003 года посещала «Черный дракон» (так до 2013 года назывался «Драгонфест» — прим. ред.) — увлекалась косплеем и ставила вместе с командой различные номера. Тогда я не уставала критиковать организаторов за всевозможные косяки. Главным образом, вопросы были по промоушену, а точнее его полному отсутствию. Я выступала за то, чтобы фестиваль стал более понятным и доступным для большего количества людей. Еще не являясь организатором, я активно пиарила его на локальных анимешных тусовках и среди друзей. Еще были претензии к расписанию программы, задержкам, системе оценивания и не только. В итоге, в 2009-м меня позвали организовать секцию караоке, а еще через пару лет я отвечала за несколько номинаций и сценическую часть программы.

Главным координатором «Драгонфеста» я стала накануне его пятнадцатилетия. Человек, который занимался этим до меня, ушел. Вообще «Драгонфест» — это очень дорогое и трудоемкое увлечение, поэтому состав организаторов менялся довольно часто: люди находили хорошую работу или другой проект, либо просто не могли посвящать ему столько времени. В 2018 году пришла моя очередь. У меня, по факту, не было выбора, потому что если бы я отказалась, фестиваль бы просто не состоялся.

Предыдущий координатор не оставил после себя никаких инструкций: поиск помещения, финансовые вопросы, промо и многое другое — все это было для меня в новинку. Пришлось много общаться с коллегами из других городов и учиться, опираясь на их опыт. К сожалению, он не всегда срабатывал в Самаре — без самостоятельно набитых шишек не обошлось. Так, у меня не получилось привлечь более-менее серьезные средства от спонсоров, поэтому деньги на аренду «Звезды» и наружную рекламу пришлось собирать из собственного кармана. Перед фестивалем их все равно не хватало — ровно как и времени на сон: на заводе, где я работаю инженером, мне не дали отпуск и готовиться приходилось по ночам. Спасали энергетики и надежда, что скоро это все закончится. Телефон разрывался, дедлайны горели, я нервничала. Куда не посмотри, казалось, везде были одни проблемы: с оборудованием на площадке, волонтерами, полиграфией. А время на подготовку таяло на глазах.

Горькое понимание, что я главный координатор фестиваля пришло сразу, как только он начался. Кажется я была нужна всем: спросить, обвинить, пожаловаться. В дни проведения некоторых людей узнаешь по-новому: кто-то очень активен во время подготовки, но куда-то сливается в самый нужный момент, а кто-то наоборот — из пофигиста превращается в надежного коллегу. Думаю, это магия фестиваля.

Таким же магическим образом в разгар веселья в здании «Звезды» сработала пожарная сигнализация. Мы спешно начали эвакуацию, но к счастью, через десять минут выяснилось, что тревога ложная, и вот мы уже пытаемся успокоить перепуганных людей и как-то затащить их обратно в зал. В подобных заботах время пролетело совершенно незаметно. В себя я пришла только на награждении. Люди кругом поздравляли друг друга, а меня благодарили за отличный праздник. Тогда я испытала то самое чувство, которое не позволяет теперь просто взять и все бросить. Я не знаю, как его назвать.

Если опустить все эмоции, могу сказать, что справилась. Конечно, направлений для роста очень много. Главное — поиск спонсоров. Опыта у меня в этом нет, поэтому предстоит много учиться. Но есть и то, чему учиться уже не надо — например, выдержке. До сих пор не пойму, я стала сдержаннее, потому что нервная система стала крепче или потому что ее у меня больше нет. Как бы там ни было, мне хочется продолжать. Хочется, чтобы на фестиваль приходило много людей, чтобы дело росло и развивалось. Ну и, конечно, неплохо было бы выжить в этом во всем. И доделать, наконец, ремонт в квартире — уже два года стоит.

Андрей Шишканов

Самарская киберспортивная лига

Киберспортивные турниры привлекали меня давно. Я часами смотрел их на твиче и мечтал сделать что-то свое. Практиковаться начал несколько лет назад в клубе «Точка ру», где тогда работал. Правда, на тот момент там не получалось реализовать все мои замыслы: компьютеры были слабые и вдобавок крайне неудобно расставлены — слишком далеко друг от друга. В результате терялся командный дух, а за ним и интерес к турнирам.

Все изменилось в 2018-м, когда название клуба поменяли на Cybergame.club и провели в нем капитальный ремонт. На этот раз все сделали по уму — и смотреть, и играть стало удобно. Все из-за игровых капсул: идею я подсмотрел в многочисленных трансляциях на твиче, и долго уговаривал начальство клуба ее реализовать. Капсулы — это профессиональные игровые зоны для команды из пяти человек. Они изолированы от основного зала, что позволяет игрокам лучше сконцентрироваться на ходе матча. В капсулах установлены мощнейшие компьютеры и удобная гарнитура для коммуникаций. Результат превзошел все наши ожидания — новинка стала очень популярной среди игроков.

Народ пошел: некоторые турниры собирали больше сотни человек, и это были только участники. Места стало не хватать, и нам пришлось немного пересмотреть формат состязаний. Так, обычно все матчи проходили одним днем, а теперь мы попробовали растянуть их сначала на неделю, а потом на месяц. Новое расписание зашло игрокам: за неделю можно провести больше игр — а это здорово повышает спортивный интерес и конкуренцию. Выросли и призовые: в среднем мы разыгрываем около 15 тысяч рублей, плюс подарки от партнеров.

Несмотря на хорошую динамику популярности турниров, мы понимаем, что стены компьютерного клуба становятся тесными для нарастающего интереса игроков, поэтому придумали Самарскую киберспортивную лигу — совместный проект с клубом «Манхеттен». Это такой большой чемпионат, заточенный на максимальное количество участников. Начнется он в мае — играть пока будем только в Counter Strike: GO, но впоследствии планируем и другие дисциплины. Основные фишки турнира — призовой фонд в 30 тысяч рублей и несколько площадок проведения.

Еще одна идея, над которой я сейчас активно работаю — общая база игроков Самарской области. В ней будут собраны все результаты игр в рамках СКЛ и других турниров, командные и личные достижения. Я уверен, что подобный список повысит интерес к соревнованиям не только у самих участников, но и сделает их более привлекательными для зрителей.

Разумеется, все это держится на чистом энтузиазме и не приносит никакой прибыли. Если честно, даже штатные турниры клуба уходят в глубокий минус. Нужно заплатить судье, фотографу и выплатить призовые — взносов от команд на это явно не хватает. Но растущая популярность киберспорта не дает поводов для сомнений. Чтобы что-то получить, сначала нужно вложиться — и не только финансово. В будущем я планирую реализовать еще несколько идей — например, открытие сначала киберспортивной секции, а затем, может, и целой школы.

Александр Мартынов

«Сугой за рекой»

«Сугой за рекой» — это духовный наследник фестиваля «Ватанагаши», который начали проводить еще в 2008-м. Идея мне зашла сразу: фест японской культуры на свежем воздухе, вдалеке от городской суеты и тесных ДК. Я профессиональный повар и большой любитель поесть на природе, поэтому быстро пристрастился к такому формату. Правда, вскоре выяснилось, что будущего у опен эйра нет — никто не хотел за него браться. Тут же пришла мысль о том, что стоит сделать проект-продолжение, и уже весной 2018 года я начал собирать новую команду организаторов.

В голове роилось множество идей, и важно было обсудить их с кем-то опытным. Хорошо, что я знал, куда пойти: в течение нескольких лет я делаю фуд-зону на «Драгонфесте» и знаю его команду. Ребята быстро загорелись идеей и предложили помощь. Первым делом мы поменяли название — хотелось, чтобы оно было более понятным и запоминающимся. Так и появился «Сугой за рекой».

В качестве площадки мы выбрали турбазу на Проране, и, определившись с местом, начали собирать деньги. В команде было десять человек, все скидывались поровну. По нашим расчетам, нужно было около ста тысяч рублей, это без рекламы. Сумма взноса не стала каким-то ощутимым ударом по моему бюджету, гораздо сильнее меня беспокоила ответственность перед гостями. Когда до фестиваля оставалось несколько недель, я посмотрел прогноз погоды на день проведения «Сугоя» — синоптики обещали проливной дождь. Почти всю программу — чайные церемонии, мастер-классы, битвы на мечах, квесты — мы собирались проводить на свежем воздухе, так что ливень означал смертный приговор нашим планам и надеждам. Я сразу представил недовольных людей, кучи негативных комментариев — меня аж затрясло. Почему-то казалось, что капризы погоды — это мой косяк. Однако переносить или отменять фест было уже нельзя: турбаза была оплачена и нам оставалось только верить в чудо.

Чуда не случилось, но я, кажется, этого не заметил. Последняя неделя и утро фестиваля напоминали ад: мы бегали и докупали фейерверки, печатали указатели, завозили инвентарь. Сказалось отсутствие опыта — я просто поздно начал шевелиться. Поэтому, когда последние приготовления были закончены, почти все гости уже приехали. А потом пошел дождь. Он был одновременно и провалом, и спасением. С одной стороны, пришлось урезать программу и отменить несколько площадок. С другой — за погодными катаклизмами стали незаметны наши косяки. Кроме того, непогода сплотила участников: к нам приехало 300 человек, и вся эта толпа все время была в отличном настроении. Думаю, свою роль сыграли ностальгия и природа — как раз то, на что мы делали ставку.

Стресс от проведенного фестиваля оказался настолько сильным, что я даже не смог отметить его окончание вместе с ребятами. Не было сил. Немного посидел в компании и пошел спать. Из смутных воспоминаний о том дне остались разве что несколько десятков благодарностей от гостей и этот проклятый дождь. На следующий день я узнал, что фестиваль окупился, но прибыли не принес. Правда, о деньгах совершенно не думалось — все мысли были уже о следующем ивенте. В голове появилась безумная идея — сделать его бесплатным и по объемам сравнимым, например, с «Грушей». Хотя, не думаю, это такая уж утопия: этим летом мы проводим фестиваль снова, и может быть, он станет первым шагом к осуществлению моего замысла.

Материал подготовлен при поддержке