6731

Личный опыт: я работала моделью в Китае

Текст: Максим Мельников Иллюстрации: Яна Сачук

Со стороны кажется, что модельная жизнь — это постоянные показы у модных дизайнеров и фотосеты для глянцевых журналов. Реальность, как всегда, разрушает стереотипы. Публикуем анонимный рассказ самарской модели о 14-часовых съемках, фейковых знаменитостях и непристойных предложениях.

Обучение моделингу и «тольяттинские соски»

Я никогда не считалась самой красивой девочкой в классе, по которой сохнут все пацаны. Поэтому киношных сюжетов про коварную красотку, которая пользуется своей внешностью в корыстных интересах, в моей жизни не было. Но я всегда держала себя в хорошей форме и после поступления в университет на учителя русского языка и литературы открыла для себя занятия пилоном. Однажды руководитель студии, где я тренировалась, предложила мне побыть моделью на каком-то соревновании фотографов. Я подумала, что это хорошая возможность сделать новую качественную аватарку, и согласилась.

Макияж для фото-баттла мне делала профессиональная визажистка. Она сказала, что у меня хорошие данные, и спросила, не хочу ли я попробовать себя в моделинге. Во время разговора я согласилась, но в итоге слилась — подумала про себя: «Ну какая из меня модель? Меня точно не возьмут». В итоге та девушка просто показала мои фотографии руководителю модельного агентства, и та сама написала мне и предложила начать обучение. Родители и мой тогдашний парень были не в восторге от этой идеи — шутили, что я стану проституткой, но в итоге все же поддержали меня, и я решила попробовать. Так в 20 лет я попала в модельный бизнес.

Во время разговора я согласилась, но в итоге слилась — подумала про себя: «Ну какая из меня модель? Меня точно не возьмут»

Обучение проходило два раза в неделю по вечерам, в день было по два часовых занятия: учили правильно вести себя на съемке, ходить по подиуму, танцевать и накладывать макияж — на случай, если под рукой не окажется визажиста. Ну и разумеется, нас постоянно фотографировали. Я совмещала курсы с универом и тренировками на пилоне. Они длились 4 месяца и обошлись мне в 12 000 рублей — учитывая, что в эту сумму входит портфолио с хорошо обработанными фотографиями, это совсем недорого.

Когда я училась, в агентство попадали только те, кто соответствовал определенным критериям: был выше 170 сантиметров и имел параметры, близкие к популярным цифрам 90-60-90. Сейчас все изменилось — берут чуть ли ни всех подряд, лишь бы платили за обучение: «Рост 165? — Не проблема», «Лишний вес? — Ничего, надо будет, похудеешь». Есть категория девушек, которую я называю «тольяттинские соски», — они идут на курс без малейшего желания работать в модельном бизнесе, просто отвешивая бабло за «официальный» статус модели и дипломчик, которым можно похвастаться в инстаграме.

Подработка в эскорте и появление агента

Если ты хорошо проявляешь себя во время обучения, агентство может предложить тебе подработать. Чаще всего это роль promo girl на каких-то крупных мероприятиях, но бывает и то, что называют эскортом. Обычно такие услуги востребованы летом: богатые мужики заваливаются в какое-нибудь заведение и хотят видеть за своим столом красивых девушек. Ставка за 4 часа — 3000 рублей, за 5 часов — 4000, плюс ты бесплатно ешь и пьешь. До приставаний обычно не доходит — дяди [напиваются] настолько, что с трудом погружаются в такси. Конкретно мне агентство ничего напрямую связанное с интимом не предлагало, но знаю, что и такое бывает.

Вообще уровень заработка целиком и полностью зависит от моральных устоев — не только в провинции, но и в столицах. Если говорить про съемки, в Самаре можно заработать хорошие деньги только на ню — другой работы для фотомодели здесь почти нет. Сама я ни разу не снималась обнаженной, потому что считаю: если ты модель, ты всегда что-то рекламируешь. Значит, когда ты голая в кадре, ты рекламируешь свои сиськи и [вагину]. Если ты проститутка — пожалуйста, а во всех остальных случаях это просто нелогично.

Сама я ни разу не снималась обнаженной, потому что считаю: если ты модель, ты всегда что-то рекламируешь

После завершения модельного обучения ты подписываешь контракт с агентством, где прописано, кто кому сколько и за что отчисляет. В нашем случае было так: если я работаю в Самаре, отдаю 40% заработка, если за границей — 10%. Вместе с контрактом у тебя появляется местный агент — поскольку в Самаре агентства небольшие, им становится либо директор, либо кто-то из ведущих мастер-классов. Он рассылает твое портфолио по всем странам, с которыми работает, и какие-то отзываются.

Работа за границей — это более серьезный опыт, относительно хороший фотограф и съемка рекламы более-менее известного магазина, после чего заказчик может сказать: «Если она там работала, значит, она уже не кусок говна». Поэтому когда мне предложили поехать в Китай, я согласилась и перевелась в универе на заочку. Родители поддержали, а вот мой парень был против — ему казалось, что отношения на расстоянии сохранить не получится. Забегая вперед, скажу, что в итоге так оно и вышло: из-за его тотального недоверия у нас все развалилось, хотя до моего отъезда мы планировали пожениться.

Китайский контракт и многочасовые съемки

Контракт, который я заключила, был сроком на три месяца с фиксированной ставкой 36 000 рублей в месяц. В числе прочего там было прописано, что если ты употребляешь наркотики, беременеешь или заболеваешь СПИДом, они умывают руки и бросают тебя. Так что все эти рассказы про моделей, купающихся в кокаине, из какой-то параллельной вселенной. Принимающее агентство оплачивает тебе билет в одну сторону, проживание и все рабочие передвижения. Еду и личные потребности, включая обратный билет до дома, ты обеспечиваешь себе сама.

Рабочую визу в Китай сделать очень легко: нужен стандартный набор из заграна, копии русского паспорта и фотографии. Все это я отправила в Москву, где за неделю оформили документы и отправили обратно — у модельного агентства много подвязок, в том числе среди тех, кто делает визы. По багажу у нас всегда есть обязательный список: документы, одежда, бытовые вещи типа фена и плойки, деньги на первое время, лекарства.

На новом месте у тебя появляется агент-китаец, который рассылает твое портфолио по всей стране, и если кто-то откликается, ты едешь работать. Общение с ним происходит благодаря гугл-переводчику, который постоянно косячит, и языку жестов. С понедельника по среду — выходные, когда ты ешь, пьешь и наслаждаешься жизнью, а с четверга по воскресенье пашешь как угорелый. Мой агент оказался [негодяем], которого абсолютно не волновало мое моральное состояние и чувство комфорта. Он никогда не разъяснял мне подробности съемок — говорил только время, когда нужно быть готовой к отъезду, и вещи, которые нужно взять с собой. Однажды я добиралась на показ семь часов с четырьмя пересадками — и это только в одну сторону.

Мой агент оказался [негодяем], которого абсолютно не волновало мое моральное состояние и чувство комфорта

Стандартный модельный набор — это показы и съемки. Показы — это то, с чем у большинства в принципе ассоциируется слово модель, то есть проходки по подиуму. Съемки нужны для рекламы чего угодно — украшений, нижнего белья, косметики, одежды, мебели. Например, я как-то снималась в рекламе детских кроваток в роли молодой мамаши. Мне выдали няшные китайские вещи и живого китайского младенца — учитывая мою европейскую внешность, это, конечно, очень смешно. Более того, на месте съемки лежала куча непонятных досок и деталей — я подумала, что площадку просто не успели подготовить. Но нет, оказалось, что эту «легко собирающуюся кровать» мне нужно было собрать самой, да еще и улыбаясь в камеру. Естественно, я потратила на это несколько часов.

Рабочий процесс выглядел следующим образом. Вечером в среду тебе приходит сообщение от агента: «У тебя завтра съемка, будь готова к 4 утра. С собой — красные туфли, без макияжа». В назначенное время ты стоишь на углу дома, тебя забирает агент на такси, протягивает билет и говорит: «Ты сегодня едешь в Лоян!» — а это другой город. 3 часа трясешься в поезде, приезжаешь примерно в 8-9 утра. Выходишь на вокзал незнакомого города, не зная, кто тебя встретит, — и среди тысячи китайцев ищешь своего. С помощью местного приложения WeChat, которое в Китае заменяет вообще все приложения, вы находитесь, едете на место, где часа 2-3 тебя будут красить, — и начинается съемка, которая может идти до 14 часов.

Чаще всего мы работали в паре — иногда с кем-то из нашего же агентства, иногда знакомились с девочкой уже на месте. Если это съемка для рекламы одежды, одна ты будешь сниматься двое суток подряд, не меньше: съемка одного лука занимает 10-12 минут, а одежды очень много — около 40-50 комплектов. Когда моделей две, процесс идет динамичнее: сначала одевают и фотографируют напарницу, и пока она переодевается, фотографируют меня.

Если это съемка для рекламы одежды, одна ты будешь сниматься двое суток подряд, не меньше

Люди думают, что моделью быть легко — это красивая девочка, которая просто стоит и ничего не делает. По факту же это напряженная работа. Ты должна выдавать новую позу каждые две-три секунды, и при этом фотограф не просит тебя «показать тигрицу», как в плохих русских сериалах, — он вообще ничего не говорит. Поэтому в голове должен быть набор фотогеничных поз — этому как раз и учат в модельной школе. Кроме того, если ты модель, у тебя нет возможности быть неряшливой — ты должна следить за фигурой, кожей и волосами: стараешься контролировать питание, делать маски и чистки.

Модельные будни и фейковые знаменитости

Китайцы очень любят европейскую внешность. Настолько, что я могу покупать огурцы на рынке, а меня обступят дети с телефонами. Благодаря такому отношению у меня было много бесплатных ништяков. Однажды я пошла в клуб, и мне организовали бесплатный стол с бухлом и закусками — просто потому что любой человек «с круглыми глазами» по умолчанию пиарит то заведение, в котором находится: они потом играют на том, что к ним ходят иностранцы.

Кому-то повезет на кастинге, и она станет моделью, а кто-то может на открытии кафе стоять возле входа в нижнем белье с крылышками и перьями — китайцы обожают подобные аксессуары

Сфотографироваться с красивой европейской девушкой для китайцев ценность, и они ее очень успешно продают. Как я узнала, для работы в Китае подойдёт любая девочка, если она от 165 сантиметров и с нашими глазами, вопрос только в том, что предложат делать. Кому-то повезет на кастинге, и она станет моделью, а кто-то может на открытии кафе стоять возле входа в нижнем белье с крылышками и перьями — китайцы обожают подобные аксессуары.

Вариантов заработать тут хватает. Бывало такое, что к нашим девочкам подходили местные мужчины и просто спрашивали: «Сколько ты стоишь?». Случались и очень странные истории. Интернет-изоляция Китая играет с жителями плохую шутку: из-за того, что они ничего не могут загуглить, их очень легко обмануть. Например, знакомые девчонки сидели в жюри какого-то детского танцевального шоу в Китае. Одна китаянка — и куча русских моделей. Их представили как балерин из Большого театра, разложили на столах какие-то бумажки с иероглифами, и попросили играть серьезность — хотя они вообще не понимали, что происходит.

Ещё одну мою знакомую наняли «играть» посла какого-то европейского государства, приехавшего в китайскую провинцию. Она вышла к местным чиновникам, поговорила с ними на русском, её слова перевели как надо, потом пара фотографий — и дело сделано. Но самая смешная работа была у нашего знакомого парня-модели из Украины. Его привезли к трапу самолета, как будто он очень известный певец, переодели в яркий концертный костюм, приставили охрану — все это было для китайского телевидения, где потом вышел сюжет, как великий артист приехал заключать контракт с китайским лейблом.

Ещё одну мою знакомую наняли «играть» посла какого-то европейского государства

Эскорт тоже предлагают. В Китае очень популярны караоке-клубы — KTV, и горланить песни им приятнее в компании красивых европейских девушек. По сути, это работа в роли «украшения стола», почти так же, как и в Самаре: ты можешь пить и есть все, что захочешь. Правда, оплата существенно ниже — всего около 3000 рублей за ночь. Китаец может тебя приобнять, но не больше. Хотя предложения, естественно, бывали разные — один раз за ночь со мной предложили сумму, на которую в Самаре можно купить однокомнатную квартиру. Я, естественно, отказалась, хоть и плакала потом от осознания, что такие деньги самостоятельно мне не заработать. На отказ мужчины всегда реагировали адекватно — видимо, просто начинали искать другой вариант.

Возвращение и планы на будущее

Когда трехмесячный контракт закончился, я не стала его продлевать — в Китае мне не понравилось. Вернулась в Самару сдавать сессию. Хоть мне и нравится работа модели, я не чувствую себя комфортно, ведя тот образ жизни, с которым она свзяана: во мне просыпается волжская душа — хочется прыгать и творить херню, а не сидеть в лакшери-заведениях с томным лицом.

Я не знаю, красивая ли я. Иногда бываю. В повседневной жизни я практически не пользуюсь косметикой — мне хватает макияжа в работе, хочется дать коже отдохнуть и походить со своим лицом. В такие дни со мной практически не знакомятся.

Карьера моей мечты — стать лицом топовой компании типа Dior. Но как этого добиться, я не представляю. Во всех журналах написаны общие слова в духе «в 20 лет она стала ангелом Victoria’s secret», а как она стала — загадка. Мне сейчас 23 года, и я склонна думать, что успех в моделинге — это дело случая. По сути, твоя судьба зависит от вкуса человека, который сидит где-то в Европе и отсматривает сотни анкет. Возможно, еще от моды на типаж: например, сладкие мальчики уже неактуальны даже в Китае — всем подавай бруталов. Ну и есть место для какой-то магии: ты можешь не подходить по формальным параметрам, прописанным в контракте, но бывает, что заказчик видит тебя и говорит: «Я хочу дать тебе шанс». От чего это зависит — никто не знает.

Начинающим моделям я бы посоветовала банальность — никогда не сдаваться. Нужно работать и вылезать за уровень Самары. Нужно узнать свой типаж и понять, для рынка какой страны он больше всего подходит — значит, именно там ты можешь больше всего зарабатывать. Но не все готовы ехать за границу, потому что у них, видите ли, парни в 17 лет, и из-за этих обычно скоротечных отношений молодые и перспективные девчонки губят себе карьеру.

Профессией модели нужно гореть до безумия. Сидеть в Самаре с парнем, который будет по вечерам пить пиво у телевизора — не мой предел. Я готова бомжевать в Китае и есть вонючих насекомых, но работать над своей мечтой — попасть в Европу. Ничего, подвинутся — уж одно-то место для меня найдется. А там я еще что-нибудь придумаю.