454

Автостоп, путешествия Конюхова и «Тур де франс» с Познером: 5 книг о путешествиях

Люба Саранина, Юля Ваулина

Отпуск — личное дело каждого, и вам решать, как его провести: на самарском пляже, в Турции или, к примеру, в путешествии без гроша в кармане. Совместно с сетью магазинов «Читай-город» приготовили подборку книг, которые вдохновят на экстремальный отдых или поход к Северному полюсу. В ней — экстрим-дневник Федора Конюхова, путевые заметки о Франции Владимира Познера и философский отчет о кругосветке за 100 рублей.

Вокруг света за 100 дней и 100 рублей

Дмитрий Иуанов

Инженер-программист, фотограф и, как он сам себя называет, «эстет и дуралей» Дима Иуанов однажды съездил в Питер, а после решил, что должен путешествовать дальше: закончил универ, закинул за спину рюкзак и вышел на трассу со ста рублями в кармане. Условный отказ от денег стал одним из главных условий его эксперимента. Весь трип он записывал и сливал в свой блог на ютубе, а после выпустил книгу «Вокруг света за 100 дней и 100 рублей», которая стала библией начинающих путешественников и вдохновляет их на лоукост-вылазки.

Иуанов проехал Сибирь, Китай, Монголию, Техас, Калифорнию и захватил часть Европы, выживал и бродяжничал. Он жил на деньги, который добывал сам или принимал в дар: продавал заранее изготовленные открытки, получал донаты от вдохновленных зрителей ютуба, а еще встречал хороших людей, которые подвозили его, кормили, селили у себя дома или в гостиницах. Разумеется, все это время Дима много философствовал — так, перед самым началом путешествия он заявил, что «берет перерыв в сием вращающемся колесе жизни и выходит вне». После думал о людях, которых оставил дома, и правилах, которые нарушал: «Мне надоело перепрыгивать через турникеты, обманывать добрых контролеров. Все это поступки морального бомжа, который потребляет блага системы, не давая ничего взамен».

Это не конкретный маршрут для путешественников и даже не книга советов для автостопщиков — хотя подобные рекомендации тут тоже есть. Книга Иуанова — это очень вдохновенный рассказ ребенка, который впервые увидел мир и удивился всему — будь то серфинг в Южной Калифорнии, мост в Казани или уральские пацаны. Отсюда наивно-возвышенный авторский слог, чрезмерная многословность и излишнее стремление выразиться красиво, но главное — напоминание, что радоваться можно даже палке на дороге или последней сотке в кармане.

Тур де Франс

Владимир Познер

Телеведущий и абсолютный космополит Владимир Познер вместе с Иваном Ургантом исколесил всю Францию, выпустил серию передач о ней на Первом, а затем написал книгу, где рассказал о самих съемках и своих впечатлениях от страны, в которой, между прочим, родился.

Он описывает замки долины Луары и сообщает, что для французов «история жива», приплетая сюда фривольные легенды о Гинрихе II. Познер посетил завод в Тулузе, где делают аэробус А380, и АЭС в Нормандии, побывал на кинофестивале в Каннах и на достославной стекольной фабрике в Биоте. Он общался с мультикультурными семьями и пытался выяснить, что значит быть «как бы французом» и русским во Франции, — кстати, этническое многообразие страны со всеми его вытекающими Познер освещает без пиетета уроженца. Он изучал феномен местного парфюма и, конечно, восхитился вином и кухней — по словам автора, именно мать-француженка привила ему вкус к хорошей еде. Важно, что где бы ни оказывалась его съемочная группа, Познер всегда общался с людьми — будь то капитан корабля, главный «нос» дома «Герлен» или Жан Рено.

Надо отметить, что Познер-интервьюер, который ведет программу имени себя, и Познер-автор — два разных человека. Второй порой расшаркивается, пишет с уважением к кораблям и замкам, а главное, с большим желанием донести это отношение до читателей. Впрочем, попытка осветить примерно все оборачивается недосказанностью и возмущением: «Мало, Владимир Владимирович!». Так что, возможно, эта книга не заставит вас сорваться на французские виноградники, но сбегать за бутылочкой Мерло точно сподвигнет.

Мои путешествия. Истории легендарного российского путешественника

Федор Конюхов

Ну, тут все понятно: путешественник, чье имя стало нарицательным, выпустил книгу-дневник о приключениях, которые случались с ним с 1984 по 1994 год. Правда, сложно сказать «случались»: так, Конюхов описывает три попытки покорить Северный полюс — во второй из них погибли члены экспедиции, но это только подтолкнуло оголтелого альпиниста и полярника к следующему, сольному походу.

И если до прочтения книги вы не могли понять его стремление к околосмертельным ситуациям и привычку сбегать из дома — то после тоже ничего этого не поймете. Ясно одно: только человек, по-настоящему влюбленный в природу и всю ее мощь, может раз за разом спать сидя или в снежной норе вместо спальника. Правда, есть и другие мотивы: «За годы я свыкся с тем, что могу умереть или погибнуть. Меня не страшит это. Только будет стыдно там, в том мире перед моим дедом и Седовым, и придется оправдываться за то, что я не могу дойти до плюса».

При этом об опасности, близости к смерти и собственной стойкости Конюхов пишет отрывисто, как Хемингуэй, и, мягко говоря, просто — как о ежедневном завтраке или походе в магазин: мол, вот я чуть не ушел под лед, «Неужели это конец?», а вот я уже жду, когда закипит чай. В общем, там, где Мадс Миккельсен давно бы оскотинился, Конюхов тихонько молится и уходит в кругосветное плавание на 224 дня — потому что он «родился не для легкой жизни, а для наслаждения ею через преодоление трудностей». Также из удивительного и непознанного: Конюхов — еще и художник. Все карандашные иллюстрации в книге — его рук дело.

Что я делала, пока вы рожали детей

Кристин Ньюман

Книга от автора сценария ситкома «Как я встретил вашу маму», поэтому про язык и юмор тут можно не волноваться. Почитать в путешествии, как одинокая Кристин становилась чуть менее одинокой во время своих вояжей по всему миру, — что вообще может быть органичнее?

В предисловии она утверждает, что в Америке не пользуется репутацией развратницы и не занимается сексом больше, чем с одним мужчиной за раз, — но так то в Америке. Попадая же в другую страну мисс Ньюман считает необходимым полностью погрузиться в ее культуру — и в этом смысле завести роман с аргентинцем в Буэнос-Айресе для нее то же самое, что есть пиццу в Италии, курить сигареты в парижском кафе или «дать себя отхлестать горячими мокрыми ветками в московской бане». Кстати, осознание, что вся эта философия родилась в голове Кристин именно в России, благодаря бармену Олегу, особенно приятно.

Не стоит считать книгу Ньюман путеводителем — тут не будет практических советов и рекомендаций серьезнее, чем напутствие не пренебрегать возможностью раздеться вместе с бразильским мужчиной, как только она появится. Это просто история поездок и романов, где описание эмоций не оставляет места описанию достопримечательностей. Но с поставленной задачей раскрывать глубины национальной культуры она вполне справляется: автор рассказывает об отелях для свиданий в Рио и о тесных двушках в российских панельках, о гостеприимстве жителей Новой Зеландии и об одиноких каникулах израильтян. В общем, тот самый случай, когда читать надо не для информации, а для настроения — но для хорошего отпуска второе гораздо важнее, чем первое, правда?

Стамбул. Город воспоминаний

Орхан Памук

Книгу «великого стамбульца» Памука про его родной город можно найти в каждой книжной подборке, посвященной путешествиям. Сам автор прожил в Стамбуле более 50 лет, действие едва ли не каждого его романа происходит именно здесь, поэтому трудно найти писателя, который может рассказывать о городе так критично, восторженно и въедливо одновременно. В конце концов, именно за «Город воспоминаний» писатель получил Нобелевскую премию как автор, «который в поисках меланхоличной души родного города нашел новые символы для столкновения и переплетения культур». Короче, попадание этой книги во все тревел-листы более, чем легально.

Итак, это автобиография и летопись в одном. Автор возвращается в детство, описывает свою семью, первую эрекцию, английские школьные песенки и далее всю жизнь до университетской юности — именно в эти годы он решает стать писателем и не быть художником. На фоне частной жизни Памука материализуется и сам Стамбул: его прошлое и настоящее, восхищающие туристов здания на берегу Босфора, которые рисовал сам Орхан, особняки, погорелые и разрушенные после падения империи, а также черно-белые улицы с лавками, витринами и брусчаткой, которую позже по воле властей закатали в асфальт — «водители долмушей постоянно жаловались, что от езды по брусчатке машины очень быстро изнашиваются».

Работа Памука, выражаясь терминами Галины Юзефович, — это «вторая книга для путешествий»: в трогательном мемуаре сплелись воспоминания писателя, его историко-культурные поиски, а по итогу получилось роскошное дополнение к путеводителю с припиской «must». Совет редакции: покупайте издание с фотографиями — без них уже не то.