656

«Бутсы — мои каблуки»: как живет женский футбол в Самаре

Павел Чечулин

Престиж женского футбола растет с каждым годом. В некоторых странах — например, в США — он уже популярнее мужского, а среди спортсменок ходят слухи о введении соревновательных ограничений для команд, в структуре которых нет женского состава. Тем не менее, даже на Западе футболисток не всегда воспринимают всерьез: над ними неудачно шутят и платят меньше призовых.

«Большая деревня» решила выяснить, как с этим обстоят дела в Самаре, и встретилась с воспитанницами спортивной школы ЦСКА, учениц которой приглашают в молодежную сборную России и именитые европейские клубы. Узнали, зачем девушки выходят на поле, отличаются ли их тренировки от мужских и почему они никогда не будут корчиться от воображаемой боли.

Женская психология, тренировки без поблажек и честность на поле

Женский футбол появился в самарском подразделении ЦСКА еще в 1993 году, когда в город перебралась взрослая команда из Алма-Аты. В 2003 году она распалась, но уже в 2005-м руководство клуба приняло решение сохранить и развивать женский футбол на базе армейской спортивной школы. Обучением юных футболисток занялись тренеры и игроки взрослого состава.

Сейчас здесь обучается сразу несколько возрастных групп в диапазоне от 13 до 19 лет — всего 24 девушки. Многие из них играют в командах области своих возрастов. Есть и местные звездочки — например, Соня Иванова регулярно выступает в основном составе сборной России до 17 лет, Валентина Орлова выходит на поле в немецкой Бундеслиге, а Екатерина Поздеева защищает цвета основной команды московских армейцев. Отбор перспективных игроков происходит на матчах чемпионата России и области, куда приезжают скауты от Российского футбольного союза. Тех спортсменок, которые им понравились, приглашают на смотр, где оценивается их готовность к матчам в составе национальной команды.

Владимир Белов


тренер

Я сам в прошлом профессиональный футболист, на тренерскую работу перешел в 2004 году. Сначала тренировал мужские команды в родном Нижнем Новгороде, а в 2017-м по семейным обстоятельствам переехал в Самару и уже через год начал работать с девчонками школы спортивного клуба ЦСКА.

До этого у меня не было никакого опыта работы с девочками. Первое, что бросилось в глаза, это психология: бывает, к примеру, что одна из моих подопечных поссорится с подругой и все негативные эмоции приносит на поле — приходиться сначала разбираться, что случилось, и только потом продолжать занятие. Или настроение у игроков меняется по нескольку раз за тренировку. В общем, здесь я стараюсь быть более внимательным, чем с мальчишками: на них-то можно просто прикрикнуть, а тут нужен более тонкий подход — когда успокоить, поговорить, а когда просто оставить в покое на кромке поля.

Девушки гораздо болезненнее, чем парни, воспринимают критику и более чувствительны к стилю общения: каждое повышение голоса может быть чревато слезами — и прощайте поставленные задачи на занятие. Но с другой стороны, девчонки и отходят гораздо быстрее. Вот если пацан обиделся, он может уйти из команды навсегда, и никто его не переубедит, а девочки соберутся вместе, все обсудят и вернут игрока уже на следующий день. Они более командные, что ли, и более чуткие — прислушиваются друг к другу.

В том, что касается самих тренировок, никаких поблажек я не делаю — ну разве что для новеньких или игроков после травмы. Даже методики и упражнения использую те же, по которым тренировал мужские группы. Вообще, девушки оказались более выносливыми и внимательными, чем я ожидал. Они быстрее схватывают суть тактических заданий и лучше понимают стратегию игры.

Все игроки в школе поделены на возрастные группы. Для каждой из них в регионе и в целом по стране проводятся отдельные турниры, которых, по словам тренера, могло бы быть и побольше. Особенно не везет младшим командам до 15 лет — для них организуют всего около четырех-пяти соревнований в год: первенства области по большому футболу и мини-футболу, праздничный турнир к 8 Марта в Тольятти и «Кубок Таркетт» в Отрадном — вот и все. Остальные мероприятия проводятся нерегулярно. Средние и старшие играют чаще: для них устраивают кубок и первенство области, а также игры в различных дивизионах чемпионата России — всего от восьми до двенадцати соревнований в год.

Владимир Белов

Для развития женского футбола этого мало. У девчонок недостаточно игровой практики, а мне как тренеру тяжело понимать результаты своей работы и следить за прогрессом игроков. Высшее руководство, в ведении которого находится этот вопрос, конечно, тоже можно понять: команд все-таки мало, да и интерес к женскому футболу невелик — особенно по сравнению с Европой.

И вот последнее для меня странно: девушки добрее, а главное, честнее на поле. Поэтому у них в игре нет места симуляциям, подлости и жестокости — только борьба и желание выигрывать. И этого желания — хоть отбавляй. Я вижу его в глазах учениц, они приходят в футбол и с самого начала, еще во дворах, начинают доказывать мальчишкам — смотрите, мы не хуже вас!

Насмешки, непонимание и растущая конкуренция

Прийти в ЦСКА и бесплатно учиться может любая девушка старше 12 лет, которая покажет необходимые навыки игры — уровень оценивает тренерский штаб и руководство клуба. Если претендентка младше нижней возрастной планки, ее отправляют в дружественную школу «Мега», где можно тренироваться с пяти лет.

Ксения и Валерия начали гонять мяч еще в начальных классах, а сейчас уверены, что хотят связать свою жизнь с профессиональным футболом. Для этого есть все предпосылки — девушек уже вызывали на селекционные сборы в молодежные сборные России. При этом им все равно приходится выдерживать нападки сверстников, непонимание подруг и заодно — растущую конкуренцию за место на поле.

Ксения Костина, 19 лет


кандидат в мастера спорта

Я занимаюсь в школе ЦСКА уже девять лет, и успела несколько раз съездить на селекционные сборы в молодежную сборную России, в команду U-17. В игру я пришла случайно: увидела, как пацаны гоняют мяч во дворе и тоже захотела попробовать. Мне очень понравилось, а ребята оценили мои способности и стиль игры. В итоге я стала регулярно выходить на дворовую площадку в качестве нападающего и увлеклась футболом не на шутку.

Поначалу, парни, против которых я играла, отпускали шуточки — типа, где уж девчонке с нами соперничать! А после матча подходили и жали руку — их мнение менялось, и я очень этим гордилась. Случались и конфликты. Как-то раз парень, который стоял на воротах, грубо ударил меня по ногам. Моя команда заступилась за меня, но он ничего не хотел слушать — говорил, что я либо должна принять условия игры и не ныть, либо уйти. Я осталась, а его пыл сошел на нет, когда я забила ему гол. Такие моменты здорово меня подстегивают и заставляют бороться дальше.

Я играла во дворе около года, пока моя подруга Катя не посоветовала прийти в школу ЦСКА, где занималась сама. На тренировках я сразу ощутила, что тут совсем другой уровень. Самое главное, что изменилось — поле: почувствовав, что под ногами мягкий газон, а не бетон, я раскрепостилась, перестала бояться искалечить ноги и начала прогрессировать быстрее.

Мне нравилось все — занятия, атмосфера и, конечно, сама игра. Я так погрузилась в процесс, что после тренировок со своей возрастной группой оставалась на занятия со старшими девочками и пропадала до самого вечера. Возвращалась домой еле волоча ноги и падала в кровать замертво — времени на другие дела просто не оставалось.

Помню, некоторые подруги говорили мне: «Ну куда ты лезешь, ты же девчонка! Искалечишь ноги, как будешь потом каблуки носить?». А я отвечала, что футбольные бутсы и есть мои каблуки.

Валерия Рыбакова, 14 лет


игрок сборной Самарской области

В ЦСКА я попала из школы — на уроках физкультуры играла с пацанами, и учитель, заметив, что я ни в чем им не уступаю, посоветовал попробовать силы на более высоком уровне. И здесь он действительно совсем другой.

В команде мы всегда друг друга поддерживаем и не допускаем каких-то оскорблений, как это иногда бывает у парней. Мы стараемся поддерживать дружеские отношения вне зависимости от конкуренции и эмоций. В остальном же у нас все, как у мальчишек: каждый игровой эпизод мы доигрываем до конца, стараемся отдать на поле все силы.

Мне кажется, что в плане техники мы ни в чем не уступаем мужским командам, а где-то и превосходим их. Например, мы никогда не будем изображать, что получили серьезную травму, чтобы разжалобить судью или тренера, потому что выходим на поле только для того, чтобы играть и выигрывать.

Мне кажется, конкуренция в женском футболе только растет. Я ездила на просмотр в расположение юношеской сборной — там собралось несколько десятков девочек только 2005 года рождения! Я тогда немного растерялась и не смогла произвести нужного впечатления, но в следующий раз намерена приложить все усилия и все-таки пробиться в молодежку.

Низкая популярность, высокая травматичность и планы на будущее

Несмотря на большую популярность в Европе и США, где для девушек проводятся отдельные чемпионаты, в России женский футбол развиваться не спешит. Фем-составы есть далеко не у каждого клуба Премьер-лиги — взять, к примеру, родные «Крылья Советов». Отсутствие профессиональной перспективы часто отпугивает родителей потенциальных футболисток: ведь цена травмы высока, а возможность реализоваться в спорте — как раз наоборот.

Ксения Костина

На поле я больше всего боюсь травм, но с ростом скоростей растет и опасность их получить. Сейчас, например, я как раз восстанавливаюсь после разрыва передней крестообразной связки, которую получила в Казани во время кубкового матча. Из-за нее я выбыла на длительный срок — даже потребовалась операция. Вероятность рецидива или новых травм сильно меня тревожит, но я просто не могу не играть: мое место — на поле. К тому же меня здорово поддерживает семья. Мама, правда, поначалу сомневалась в разумности такого выбора, а вот отец подбадривал с первого дня. Теперь они оба гордятся моими успехами — для меня это очень важно.

Вернуться в норму помогают и девчонки из команды. Мы все дружим и часто встречаемся вне клуба: ходим в кино или просто гуляем вместе.

Некоторые парни называют меня пацанкой, но, думаю, это скорее из зависти или непонимания. Футбол не мешает быть красивой, носить платья или ходить на свидания. Просто пока у меня на это нет времени — и любой профессиональный футболист меня поймет.

Единственное, что меня по настоящему обижает — это иронично-снисходительное отношение к моему делу. Именно с ним, кстати, можно связать низкую популярность женского футбола по сравнению с мужским. А ведь мы абсолютно ни в чем не уступаем парням! Мы выходим на поле не для того, чтобы валяться и корчиться от боли или получать деньги, а чтобы доказать свое право на победу. Нас так же переполняют эмоции и жажда трофеев — а именно это и есть самая важная составляющая любого вида спорта, разве не так?

Зрительское недоверие является для меня не только главной несправедливостью, но и главным мотиватором. Хочется доказать всем, что девушка на поле — полноценный игрок и тоже достойна внимания камер и оваций.