1058

Личный опыт: я бегаю марафоны в костюмах Дарта Вейдера и Сейлор Мун

Люба Саранина

Пока весь спортивный мир обсуждает падение марафонских рекордов, для некоторых время забега — вообще не главное. К примеру, Михаил Майоров выходит на старт, чтобы порадоваться самому и развеселить остальных — и каждый раз придумывает для этого новый костюм. Он уже бежал 42 километра в образах Сейлор Мун и Крика, Саб Зиро и зайца из «Ну, Погоди!». Некоторые из луков он собирает из того, что нашлось в собственном шкафу, а другие печатает на 3D-принтере — и это еще одно его хобби. Мы пообщались с Мишей и узнали, почему ему не интересен бег как таковой, какие проблемы принес ему наряд Курта Кобейна и реально ли добраться до финиша в костюме Имперского штурмовика.

Костюм Алкофеи и 42 километра без подготовки

Я никогда не занимался спортом, не интересовался бегом и вообще не знал, что где-то происходят такие события. В 2015 году мой брат участвовал в III Московском марафоне. Я не представлял, что это такое, но поскольку все равно оказался в Москве и не был занят, поехал встретить его на финише.

Бежал он долго, а я все это время наблюдал за тем, что происходит. Стадион «Лужники», вокруг меня куча народу, все экипированы, заклеены тейпами, с медальками, уставшие, замученные, сидят обернутые фольгой. Я часа полтора смотрел, как люди финишируют, и думал: «Как круто! Это же надо себя настолько замучить, чтобы потом вот так сидеть на асфальте и кайфовать от того, что все закончилось!». Когда к финишу пришли девушки в костюмах домработницы и полицейской, у меня мелькнула мысль, что я тоже так сделаю через год.

Марафон приближался, я думал, буду готовиться, но набегал всего 70 километров: любой бегун скажет, что это вообще ни о чем. Это были несколько пробежек по 5-10 километров и одна на 21 километр — я сделал ее, просто чтобы понять, могу я преодолеть хотя бы полумарафон и есть ли вообще смысл ехать в Москву. Я не бегал по вечерам и не спрашивал у других, как они тренируются, — мне хотелось не столько заниматься спортом, сколько делать это весело. Я понимал, что мой результат будет не очень хорошим, а может, я вообще не добегу до конца — но по крайней мере, развлекусь. Уже в 2015 году, глядя на «домработницу» в «Лужниках», я сразу прикинул, что побегу в юбочке, с волшебной палочкой и короной на голове — как фея. Меня, кстати, тогда прозвали Алкофеей — потому что вид у меня был соответствующий.

За месяц до марафона оказалось, что раздачу слотов (мест на старте — прим. ред.) закрыли раньше времени. Чтобы получить их, мне пришлось договариваться со знакомыми в Москве. Сразу скажу, что теперь, если слоты заканчиваются, я списываюсь с организаторами, и они без проблем мне их дают — потому что меня уже все знают.

Бежать без подготовки было невероятно тяжело, хотя я сразу понимал, что не надо разгоняться. Примерно с 28-го километра я поймал «беговую стену»: это такое состояние усталости, когда ты вроде бы бежишь в ту же силу, но расстояние при этом не уменьшается. Так как у меня не было никакого опыта, я еще не знал, что такое энергетические гели (специализированное питание во время физической нагрузки, часто используется во время бега или триатлона — прим. ред.), и взял на дистанцию батончики, но еле жевал эту сухомятку.

Первые 28 километров я бежал под группу Flëur, а когда понял, что сильно устал, включил в наушниках дэт-метал, но это уже не помогало. Главная проблема была в том, что у меня жутко разболелись колени. Поначалу еще можно было терпеть, но километру к 30-му ноги просто подкашивались, а боль простреливала настолько сильно, что если бы я не был в таком костюме, то сошел бы с дистанции. Я просто подумал, что это стремно — вот так разодеться и не добежать.

Никому не советую выходить на 42 километра безо всякого опыта. Во время бега я проклял все и тысячу раз пожалел, что подписался на это; думал, что больше никогда не выйду на старт. Да, если ты невероятно выносливый и сильный человек, ты, конечно, доберешься до финиша. Но после первого марафона я еще несколько дней не мог спать: колени болели так, что нельзя было ни заснуть, ни перевернуться. Это было жутко.

Я финишировал со временем 4 часа 35 минут. Для меня это был очень хороший результат, потому что брат годом ранее пробежал на час хуже — притом что он готовился, бегал по десятке каждый день. На финише играла громкая музыка — и в момент, когда я заканчивал дистанцию, началась Smells like teen spirit. А я невероятный фанат группы Nirvana, и это было так круто, что я даже подумал: «Может, это для меня включили?». Со мной тут же подбежали фоткаться, да и вообще все так радовались, когда видели меня, что я все-таки задумался о том, чтобы поучаствовать еще раз.

И со следующего года я стал бегать по пять-шесть марафонов в год. Сегодня их накопилось уже 17. В течение трех лет я последовательно езжу по кругу: Казань, Питер, Самара, Уфа, Москва. В 2018 году к ним добавился Екатеринбург. Получается так, что порой выпадает по три марафона в месяц, а бывает, что и по два в неделю.

Костюм Курта Кобейна и 3D-гитара

Поначалу я даже не знал, что подобные марафоны проходят где-то, кроме столицы, но рассмотрев рекламки в зоне, где выдавали стартовые номера перед началом моего первого забега, обратил внимание, что в Казани через полгода тоже будет марафон — и прикинул, что можно было бы туда поехать.

Правда, после Москвы я долго прокрастинировал, не тренировался: тяжело заставить себя бегать, когда можно просто этого не делать. Плюс, я мог придумать, в чем выйти на дистанцию, а поскольку я не спортсмен, то не вижу смысла бежать просто так. Мне нравится, когда люди радуются, веселятся, — когда-то я даже хотел стать комиком. Идея второго образа возникла спонтанно: я вспомнил, что давным давно видел ролик, где ребята бегают в костюмах гномиков или лепреконов, которые будто бы несут их на себе, а сами парни в это время шатаются и держат по стакану пива.

Но одной идеи мало. Самое сложное в любом костюме — приступить к его изготовлению. Так и тут: время поджимало, до старта оставался месяц, а я не мог понять, что мне делать: это же надо шить, а я шить не умею. Тогда я решил просто купить все на AliExpress. Костюм доставили буквально за несколько дней до марафона, и я впервые надел его уже в день старта. С тех пор так происходит постоянно: я успеваю померить костюм, а вот заранее пробежаться в нем — нет.

Но в итоге все получилось круто. Я вышел на дистанцию не просто со стаканом пива, а с полторахой «Самара красная», все кричали «Самара, беги», веселились. Да и бежать было уже полегче: ноги и стопы сводило судорогой, колено разболелось, но только одно и не так сильно, как в прошлый раз. К тому же, уже зная, что такое может произойти, я взял с собой обезболивающее. По итогу в Казани я финишировал быстрее — со временем 4 часа 21 минута.

Мое фото опубликовали в группе Казанского марафона. После этого мне начали скидывать видео со мной, фотки, в комментариях все писали: «Парень, с тобой было классной бежать! Мы смотрели на тебя и думали, как это круто: чувак бежит в таком костюме, значит, и я смогу». И это то, чего я изначально хотел: радовать и нести свет в массы.

По образованию я инженер-конструктор. Мое основное занятие — проектирование и изготовление корпусных деталей из листового металла. А в качестве хобби я оказываю услуги по 3D-печати. И некоторые детали своих костюмов тоже печатаю на принтере.

К примеру, в 2017 году в Питере я бежал в костюме своего кумира Курта Кобейна и сделал очень крутую гитару: напечатал на 3D-принтере все детальки, и она смотрелась прямо как настоящая. Вообще-то гитар было даже две — я изначально так придумал, чтобы одну из них разбить на финише, а другую оставить для фоток. Накануне забега не спал двое суток, потому что, как обычно, ничего не успевал — я всегда доделываю костюмы в ночь перед марафоном. В результате одна гитара получилась четкой, я даже струны на нее натянул, а на другой остались недоделки и косяки. Поэтому почти всю дистанцию я бежал с классной гитарой, а за два километра до конца заменил ее на лажовую, которую не жалко было разбивать.

На мне были покупной парик, очки, тельняшка нашлась у меня в шкафу. Рваные джинсы тоже были мои — я просто порвал их еще больше. Чтобы было полегче, надел компрессионные наколенники — но сделал это зря. Да, в этот раз колени не болели, но при поднятии ноги колено застревало в дырке на джинсах. Это был треш, и уже метров через пятьсот я думал: «Как же побегу дальше?». Вдобавок штаны промокли от пота и прилипали к телу. По итогу я пробежал дистанцию за 4:25. Расстроился, потому что в отличие от предыдущих марафонов уже не останавливался на трассе, а результат все равно оказался на несколько минут хуже, чем в Казани, — видать, из-за короткого шага.

Проблемный Дарт Вейдер и душный Саб Зиро

В 2018 году в Казани я был Дартом Вейдером. Это куча работы: к примеру, шлем печатается из кусков, склеивается, шлифуется, шпаклюется, красится. На этот костюм я потратил больше всего сил, времени и денег — он только по материалам обошелся мне в 15000 рублей. А еще незадолго до марафона я вспомнил, что ходил в музыкальную школу по классу баяна, купил инструмент, разучил имперский марш, и играл его перед стартом и после финиша.

Пробежаться заранее в костюме, конечно же, тоже не вышло, поэтому проблемы обнаружились уже во время марафона. Глаза запотели еще со старта, и я просто ориентировался по цветным пятнам перед собой, несколько раз падал. В шлеме отсутствовал воздух, и приходилось периодически снимать его, чтобы отдышаться и понять, куда я вообще бегу. Помимо шлема во всю голову, на мне были пластмассовые доспехи, руки и ноги были целиком закрыты. Я был полностью изолирован от внешнего мира, и к примеру, о том, что на дистанции идет дождь, узнал, только в очередной раз сняв шлем, когда захотел попить воды.

Сложности возникли и с костюмом Саб Зиро, в котором я бежал в Казани в 2019 году. Я подумал, что слишком дохлый для этого персонажа, поэтому для начала решил сделать костюм мускулистым — и набил в него кучу поролона. Плюс, надел белые линзы — прямо поверх своих линз, чтобы хоть что-то видеть. В итоге они очень плохо сидели, резали глаза. Но обойтись без них я не мог — образ был бы незаконченным.

В 2017 году в Уфе я бежал в костюме Кори Тейлора. Я предварительно списался с организаторами, рассказал, что бегаю марафоны в костюмах и попросил стартовый номер «666» — и они переделали для меня слот. Я купил комбинезон, отдал его в термопечать, чтобы нанести принты, которые сам отрисовал, и на заказ изготовил дредастую маску из латекса. Было классно: дистанция в Башкирии — это четыре круга по десять километров, и каждый раз, когда я пробегал мимо девушки-полицейского, она кричала «Слипкнот — это круто!».

Как правило, я не успеваю сделать новый костюм к Московскому марафону, так как он идет сразу после Уфы. Поэтому я придумал, что просто сменю маску, потому что у группы Slipknot они были разные, и напечатал новую на 3D-принтере. И вот в ней было очень тяжело бежать: она крепится на ремнях — не снимешь и не высморкаешься. А еще невыносимо жарко — латексную маску можно хотя бы оттянуть, чтобы проветриться.

Забеги в команде и Billy Doll с велосипедом

У меня есть друг Фаниль Рахимов, который подключился к моей истории с костюмами. Сам он из Башкирии, но познакомились мы на самарском марафоне. Он вдохновился моим примером, написал мне после финиша, и я предложил ему пробежаться вместе — как раз в Казани в 2018 году. Я давно хотел примерить костюм штурмовика и предложить ему стать Дартом Вейдером. Он согласился, а я передумал: все-таки Дарт Вейдер круче штурмовика по рангу — и мы решили поменяться.

Мы бежали 42 километра. Весь его костюм был пластмассовый и жутко натирал кожу — до крови. По итогу Фаниль сошел с дистанции — не только из-за ужасного дискомфорта, но и потому, что элементарно не укладывался по времени. Лимит на марафоне — 6 часов, и он уже на экваторе понял, что не успевает.

Позже мы на пару пробежали следующий марафон в Уфе: я бежал в костюме Billy Doll с красным трехколесным велосипедом в руках, а мой приятель был Разрывателем челюсти из того же фильма. Это была уже его идея: он давно хотел пробежать в костюме этого персонажа и установить таймер на затылке, который будет отсчитывать время до финиша. В тот раз он, кстати, сразу вышел на полумарафон (21 километр — прим. ред.) — потому что понимал, что не вывезет. Так, например, на предыдущем марафон в Башкирии я был Кори Тейлором, а Фаниль бежал 42 километра без костюма — и все равно финишировал на час позже меня, хотя перед этим много тренировался. Видимо, мне просто повезло: организм устроен так, что у меня получается преодолевать большие дистанции. Причем мои результаты зачастую даже лучше, чем у людей, которые несколько лет занимаются спортом.

Личный рекорд и популярность

Мое лучшее время на данный момент — 3 часа 57 минут. Я бежал на первом самарском марафоне в костюме Кейси Джонса из «Черепашек Ниндзя»: на мне были футболка с логотипом Linkin Park, сделанная в память о Честере, и 3D-маска, а в руках — бейсбольная бита, тоже напечатанная на принтере.

У меня есть список костюмов, которые я хотел бы надеть на забег. Например, хочу нарядиться Зефирным великаном из «Охотников за привидениями», Хищником, Даффменом или Человеком-печенькой из «Шрека» — правда, пока я не знаю, как его сделать, печенька ведь довольно плоская.

Со временем я начал пытаться готовиться к забегам. К примеру, в этом году перед казанским марафоном устраивал регулярные тренировки. Если сейчас я выхожу на пробежку, то в основном это дистанция 10-20 километров. Бывает, что бегаю ежедневно, чередуя 5 и 10 километров — и так по двадцать дней подряд. А потом бросаю — или уезжаю, или отвлекаюсь на какие-то проблемы.

Я до сих пор не вникаю в тонкости бега, но вообще планирую это сделать — правда, не знаю, сколько лет на это потребуется. Пока я не готов примкнуть к какому-то беговому комьюнити — я не настолько дисциплинированный человек. Для меня важнее творческая составляющая, нежели спортивная. Да, я уже потихоньку втягиваюсь во всю эту движуху, но надеюсь, не втянусь до конца.

Ко мне часто подходят, чтобы сфоткаться, говорят: «Это вы та самая Алкофея?». В Екатеринбурге, когда я бежал в костюме Крика, ко мне подъехал парень на велосипеде, попросил записать видео для соцсетей, а потом еще и сфотографировался. А после финиша мне начали писать: «Ой, с тобой сделал селфи сам Антон Шипулин!» (российский биатлонист — прим. ред.). Я даже сначала не понял, кто это и о чем они. Тогда же у меня взяли интервью для местного сайта «E1», запись репостнули самарский портал и самый большой форум по 3D-печати 3dtoday.ru — потому что в статье было указано, что я бежал в маске, напечатанной на принтере. А еще после того случая Антон Шипулин подписался на меня инстаграме — причем я завел его буквально накануне поездки в Екатеринбург. Спустя год я так и не разобрался, как все это работает. У Антона в инстаграме больше 300 тысяч подписчиков, а сам он подписан только на 220 человек — в том числе и на меня.