3200

«Наша программа снизит смертность от рака на 30%»

Нина Белая

11 октября после десятиматчевой проигрышной серии хоккейный клуб «Лада» вышел на лед в розовой форме. Эпатажный ход для привлечения внимания на самом деле оказался поддержкой международной акции, посвященной борьбе с раком груди. Смелый шаг «Лады» был инициирован питерским Фондом профилактики рака. Туда же пошли деньги от матча, который команда внезапно для себя и фанатов выиграла.

Фонд ежегодно занимается привлечением внимания людей к проблемам профилактики. Работы в этой сфере — непочатый край: по данным Международного агентства по исследованию рака, Россия входит в топ-5 стран по смертности среди онкобольных, а одна из причин пугающей статистики — массовое нежелание проходить обследование, которое может выявить заболевание на ранней стадии и позволит начать лечение вовремя.

Поэтому петербургские медики решили бороться не с последствиями, а причиной заболевания. Фонд разработал онлайн-тест из простых вопросов, который дает информацию о предрасположенности человека к раку того или иного органа. Совсем скоро тест перерастет в специальный сервис, а Фонд запустит программу ранней диагностики онкологии в Москве, Петербурге, Самаре и Тольятти. Накануне масштабной программы «Большая Деревня» встретилась с врачом-онкологом и исполнительным директором фонда Ильей Фоминцевым и узнала, как тест снижает риск заболеть, можно ли предупредить рак и как обстоят дела с профилактикой заболевания в Самаре. В качестве иллюстраций мы выбрали кадры из самых известных фильмов о борьбе с раком.

— Предрасположенность к раку каких органов определяет ваш тест?

Можно умереть от пораженного участка молочной железы в один сантиметр

— Это пять видов рака по его локализации — молочной железы, легких, шейки матки, желудка, кожи и простаты (для мужчин). Причем некоторые раки можно не только рано выявить, но и предотвратить. При раннем выявлении роль играет не столько размер, сколько агрессивность опухоли: можно умереть от пораженного участка молочной железы в один сантиметр.

— Как работает онлайн-тестирование?

— Наша программа выявляет принадлежность человека к группе риска — грубо говоря, сообщает, нужно ли ему со своим здоровьем что-то делать прямо сейчас. Здесь мы опираемся на те факторы риска, которые знаем, исследованные и доказанные. Хотя учесть всего, конечно, невозможно, и бывают пациенты, у которых нет ни одного стандартного фактора, а вот нате — получите рак.

Дополнительная польза от исследований вроде нашего опросника — возможность обнаружить причины рака, которые до сих пор не известны. В тесте мы сравниваем людей, которые здоровы, оцениваем факторы риска. В будущем планируем сравнивать их анкеты с данными тех, кто  уже заболел — эти данные мы получим в рамках исследования с коллегами из разных регионов.

— Какого результата вы ожидаете в итоге?

— Единственный критерий, по которому можно измерять эффективность той или иной программы, — снижение смертности. У нас же в стране принято смотреть на какие-то странные мерки. Например, «у нас повысились показатели ранней диагностики рака», а смертность при этом не снижается годами. Ну, и дальше что? Наверное, что-то не так делаете, раз смертность не падает.

После массового внедрения приложения смертность должна снизиться на 20-30 процентов

— В таком случае, насколько эффективна ваша программа?

— Сейчас об этом сложно судить. Мы не знаем, как люди будут пользоваться приложением на самом деле, например, станут ли они выполнять рекомендации, которые мы им даем. Наши исследователи предполагают, что пользователи приложения, по идее, должны быть лучше проинформированы о заболевании, чем те, кто получает приглашение на обследование в рамках популяционной программы где-нибудь в Европе. Потому одно дело получить информацию от государства, а другое — пройти тест по собственной инициативе. Пользователи приложения — это те, кому правда интересно свое здоровье. Мы ожидаем, что после массового внедрения программы смертность активных пользователей, которые станут придерживаться рекомендаций, должна снизиться на 20-30 процентов.

Кадр из фильма «50/50», 2011

— После онлайн-теста вы планируете запуск приложения. Как оно будет выглядеть и что планируется по части функционала?

— В ближайшее время мы выпустим веб-версию приложения, что позволит людям не только пройти тест, но и записаться на обследование в своем городе. Причем качество обследования будет контролироваться референс-центрами по определенным критериям. В сервисе будет зашита также важная функция — пользователи смогут получать напоминание об обследованиях и разных контрольных анализах, которые нужно пройти или сдать. Там же мы будем давать рекомендации касательно образа жизни — например, что пользователю стоит отказаться от курения. Возьмет ли человек на вооружение эту рекомендацию или нет, — его дело.

— Какая целевая группа у вашего приложения? Это молодые ребята или 40+?

— По статистике, наш тест чаще всего проходят люди старше сорока. Это та возрастная группа, которая сейчас особенно нуждается в обследованиях. Мы не ориентируемся только на молодых — ведь смартфонами пользуются и люди сильно за 50. Но вообще, для тех, кому за, мы хотим сделать еще один допил — специальную вкладочку в регистрационном профиле, чтобы можно было протестировать своих родителей, которые не пользуются интернетом.

Кадр из фильма «Умереть молодым», 1991
— Кроме обследований, можно ли как-то еще предупредить рак?

— Существует первичная профилактика. Например, если мы выявляем высочайший риск рака молочной железы у молодой девушки, одна из первых рекомендаций — пойти к онкогенетику. Он проводит исследования, а мы на основе его прогнозов предлагаем программу снижения риска заболеть.

Хоккеисты говорят: «Хотим бороться с раком. Так все делают, и мы хотим»

Кадр из фильма «Время прощания», 2005

— Помимо онлайн-теста, вы запускаете масштабную программу по профилактике рака. Как получилось, что Самара и Тольятти стали пилотными городами программы?

— У нас вышла интересная история с командой «Лада» (хоккейный клуб в Тольятти — прим.ред.). Они совершенно внезапно для нас нарисовались и сказали, что хотят бороться с раком. Я спросил, с чем это вообще связано. А они: мол, так все делают, и мы хотим. Ну, окей. Спрашиваю, как бороться будут, отвечают: играть в хоккей. Ребята решили пожертвовать нам выручку от одного из своих матчей, который провели в поддержку борьбы с раком. В тот день они вышли на лед в розовой форме, чтобы поддержать «Розовый октябрь» (международную акцию, посвященную борьбе с раком груди — прим.ред.). На тот момент у команды была десятиматчевая проигрышная серия — десяти, понимаете? Это очень серьезный негатив со стороны болельщиков. И они не побоялись разозлить толпу еще больше своей опасной выходкой. Матч в итоге «Лада» выиграла, и фонд получил чуть больше 400 тысяч рублей. Мы со своей стороны обязались Тольятти и Самару в числе первых подключить к программе и провести серию просветительских мероприятий для студентов.

В России наука привыкла финансироваться средствами государства, которое сейчас стало немножко победней

— Что планируете?

— Я привезу команду лекторов, договорюсь с вузами, и мы проведем дополнительное обучение студентов-медиков. В течение трех-четырех дней прочитаем лекции трем тысячам человек.

Кадр из фильма «Осень в Нью-Йорке», 2000

— Уже удалось договориться с какими-то нашими клиниками?

— Мы начали работать с самарским онкоцентром, там новый главный врач — вменяемый человек совершенно, очень приятный. Он готов на базе СОКОД создать региональный референсный центр по контролю качества обследования в клиниках, которые подключены к нашей системе.

— Государственные клиники планируете подключать?

— Они наименее заинтересованы в нашей программе. Им не нужен поток пациентов, у них и так достаточно обращений. Кроме того, с ними очень сложно работать в плане организации. Там не то что обратный звонок наладить невозможно, но и просто дозвониться: легче застрелиться. Но в будущем, конечно, планируем работать и с ними. Во всяком случае, пациентам в системе мы будем сообщать, что некоторые из рекомендованных обследований они могут пройти в рамках диспансеризации. К сообщению приложим телефоны государственных поликлиник. А вот дозвонятся они туда или нет — это вопрос .

—Фонд финансируют частные средства — как в случае с «Ладой». Вы не хотели бы получить господдержку?

В том, что нас не спонсирует государство, я не вижу ничего зазорного

— На самом деле все научные исследования во многих странах осуществляются через фонды. Это абсолютно нормальная ситуация, которая удивительна для России. У нас наука привыкла финансироваться средствами государства, которое сейчас стало немножко победней.

Онкоэпидемиология в России не была развита никогда. В том, что нас не спонсирует государство, я не вижу ничего зазорного, сейчас у него достаточно других насущных проблем. Каждый врач лоббирует свое. Пирог не шибко велик, а крикунов много.

Перед запуском программы в Самаре «Большая Деревня» связалась с главврачом самарского хосписа и попросила оценить предполагаемую эффективность программы профилактики рака:

 

Ольга Осетрова

Ольга Осетрова

Главный врач АНО «Самарский хоспис»

 

Для наших пациентов эта тема, конечно, уже не актуальна. Но остаются, например, их родственники. У меня за двадцать лет практики было много родственников наших пациентов, помешанных на ранней диагностике. И две наиболее озабоченные этим женщины умерли от рака груди — при том, что у обеих матери ушли из-за того же заболевания. Я знаю, что в Японии жители каждые полгода сдают анализ крови на полную биохимию — вот это и есть лучшее раннее выявление.

Ведущие клиники Самары сейчас проводят профилактические комплексные обследования. К тому же вокруг достаточно много говорят о раннем выявлении рака. А по факту раннее выявление — по-моему, просто случайность. Посмотрите на сильных мира сего — это люди состоятельные, которые имеют возможность постоянно обследоваться. Но рак не обходит и их. На страхах, конечно, тоже зарабатывают. Сейчас эта тема вообще сильно завязана на коммерции.

Каждый человек может сделать для себя многое, чтобы застраховаться от рака, и это не всегда сложные вещи. Ложись спать вовремя, не нервничай и будь доволен жизнью.

Источник фото спикера