2560

Редакция «Большой деревни» советует: 6 классных книг на каникулы

Добрая традиция «Большой деревни» и «Читай-города»: перед Новым годом мы рассказываем любимым читателям о любимых книгах. И — так сложилось! — это не добрые рождественские истории. В нашей подборке — шведская история одного убийства, антиутопия о борьбе за равенство полов и романы о судьбе целых народов (например, белорусского).

«1793. История одного убийства»

Никлас Натт-о-Дагг

Юля Ваулина, редактор:

Главное в этом романе, разумеется, не само убийство, хотя оно там тоже есть — причем зверское и описанное в таких подробностях, что время от времени хочется просто закрыть книгу и немного прийти в себя. Но поздно: вы уже настолько втянуты в сюжет, что просто не можете оторваться. Не так важно и аристократическое происхождение автора, которое зачем-то намеренно подчеркнуто в аннотации, хотя возможно, оно напрямую связано с его навыками работы с архивными материалами и способностью вычленить из истории Швеции тот самый год — показательный, яркий и, что важно, документально подтвержденный. Гораздо важнее то, что скрыто под оберткой детектива, — детальный рассказ о жизни в Стокгольме конца XVIII века.

Итак, кто есть в сюжете: блестящий юрист, ищущий справедливости и мечтающий, что когда-нибудь суд должен будет доказывать виновность подсудимого, а не наоборот, — именно он будет расследовать дело. Молодой авантюрист, который хочет выбраться из нищеты, а выбирается в самое жуткое место во всем городе. Четырнадцатилетняя девочка, которая по ложному обвинению в проституции попадает в местный вариант исправительной колонии для падших — и понимает, что не выберется живой. Еще есть инвалид русско-шведской войны с рассказами о морских баталиях — совсем не такими приятными, как в родных учебниках истории. Фоном — нищета, голод и самая лютая зима за всю историю Швеции. В общем, ужасно — но ужасно интересно.

«Лавр»

Евгений Водолазкин

Виталий Копалиани, руководитель «Большой деревни»:

Несмотря на то, что Дед Мороз и Русь-матушка почти никак не связаны временем и сюжетом, почему-то именно Новый год — время, когда принято вспоминать об истоках. Так вот книга Евгения Водолазкина создана как будто специально для этого. Главный герой — знахарь, средневековый русский врач, который лечит «чем бог послал» — то травами, то наложением рук, то просто искренней верой. О религии, кстати, в романе будет много — но это почти не напрягает, поскольку совершенно ясно, что жили и выживали тогда разве что с божьей помощью.

Интересно, что Лавр станет Лавром только к финалу книги, а до этого будет Арсением, Устином и Рукинцем, примеряя одну за другой разные личности и выбирая разные пути. Он успеет побыть и добровольным отшельником, и юродивым, и святым старцем, отправится бродить босиком по Псковской земле и поедет с купеческим караваном в Иерусалим. В декорациях — северные русские княжества, обычная жизнь обычных людей — и тем ярче ее инаковость, отличие от всего, к чему мы привыкли. И тем интереснее ее схожесть, которую автор, будучи не только писателем, но и специалистом по древнерусской литературе, умело демонстрирует через язык, легко переходя со старославянского на современный. Любовь, смерть, предательство и даже кандидат наук Юрий Александрович Строев — все это тут тоже будет, ребята.

«Рассказ служанки»

Маргарет Этвуд

Дарина Кочетова, коммерческий директор:

Опубликованный более 30 лет назад роман «Рассказ служанки» в 2019 году заиграл новыми красками — и не только из-за популярности сериала, снятого по мотивам книги. В повествовании удивительным образом отозвались темы, сопровождавшие нас весь год: борьба за равенство полов, частичное ограничение абортов и попытки принять закон о домашнем насилии.

В антиутопии описывается несуществующая республика Галаад с его устоями и законами: здесь у каждой бездетной семьи есть служанка, функция которой — зачать и выносить ребенка, затем отдать его и перейти в другую семью, чтобы выполнить ту же задачу. Если же родить так и не удается, девушку ссылают в колонию на тяжелые работы. Служанки не имеют права на собственность, любовь, чтение, им запрещено даже разговаривать между собой на прогулках. За малейший проступок девушек собирают на главной площади, чтобы прилюдно избить провинившихся, а за попытку сбежать — казнят. Главная героиня — служанка Фредова, принадлежащая семье командора Фреда и его жене Яснораде, идет против системы и пытается выбраться из Галаада, чтобы вернуться к своей настоящей семье. Но эта книга не столько про сильную женщину, сколько о том, как важно ценить свободу слова, выбора, действий, и о том, к чему мы можем прийти, если эту свободу у нас отнять.

«Homo Deus. Краткая история будущего»

Юваль Ной Харари

Ксения Якурнова, журналист:

Весь мир — 11 iPhone, а ты в нем — старенькая Nokia: под таким девизом проходило чтение этой книги. Пока мы с опаской относимся к умным розеткам, которые сами отключают от сети бытовые приборы, и продолжаем по нескольку раз возвращаться домой, чтобы проверить, не спалил ли утюг всю квартиру, мир захватывают роботы. В первой книге автор бестселлера «Sapiens. Краткая история человечества» Юваль Харари подробно рассказал, какие этапы эволюции прошел человек и как стал тем, кого мы видим в зеркале в XXI веке. «Homo Deus. Краткая история будущего» — это своеобразное продолжение истории — о том, кем мы можем стать уже к концу столетия.

Сложно поверить, что к 2030 году роботизация достигнет такого уровня, что без работы с точностью до 90% останутся страховые агенты, кассиры, официанты и водители автобусов, а мир захватит единая религия — датаизм. Согласно этой концепции, люди перестанут чтить богов, а всю веру отдадут главной силе — данным. Юваль Харари уверен, что «Датаизм сотворит с Человеком Разумным то, что Человек Разумный сотворил со всеми прочими животными» — и люди, как вымирающий вид растений, будут обречены на исчезновение. Повторим: это только теория!

«Союз еврейских полисменов»

Майкл Шейбон

Люба Саранина, главный редактор:

Если говорить очень грубо, то к книге Шейбона я пришла по «национальному» следу. А точнее, сначала прочитала «Собак Европы» Ольгерда Бахаревича, который 800 страниц рассуждает на тему настоящего, прошлого и будущего Беларуси. Сразу после этого мне попалась рецензия Галины Юзефович на «Еврейских полисменов» — а точнее, пять причин узнать о том, что было бы, если бы евреи в 1940-е поселились на Аляске.

«Союз еврейских полисменов» — это альтернативно-исторический роман: по сюжету Израиль был разрушен в 1848 году, а уцелевшие во Второй Мировой евреи обрели новый дом в промозглом городе Ситка на берегу Тихого океана. Мало того, «Союз еврейских полисменов» — это еще и детектив: критики спорят, «крутой» или хулиганский, но точно образцовый. В дешевом отеле «Заменгоф» находят тело мужчины, убитого выстрелом в затылок, а рядом с ним — молитвенный шнурок, который покойник использовал как жгут перед введением героина. Расследует это дело полицейский Мейер Ландсман. Он непотопляем, как Джон Уик, много пьет, говорит отрывисто и вечно иронизирует — в общем, брутальный, неустрашимый, но при этом обаятельный и такой нежный внутри.

Рассуждая о «Союзе еврейских полисменов», критики в первую очередь говорят о его переводе: сама книга вышла в России в 2008 году и вроде как была адаптирована из рук вон плохо. В 2019-м Шейбона переиздали с новым переводом, который хвалят за точность. Наше дело — заочно согласиться и поблагодарить за то, что никакие огрехи не вмешались в атмосферу этой книги — угрюмую, немного пуарошную и по-осеннему туманную из-за вечно моросящего дождя. И да, Бахаревича тоже обязательно прочтите: если бы я подводила итоги года, то однозначно включила туда «Собак Европы» как лучшую книгу 2019-го.

«Расколотый мир»

Феликс Гилман

Андрей Олех, писатель, внештатный автор «Большой деревни»:

Считаю, что в праздники надо читать сюжетную, интересную прозу. Феликс Гилман — незаслуженно малоизвестный британский фантаст — написал дилогию о Диком Западе: первая часть — «Расколотый мир» и вторая — «Восхождение Рэнсом-сити». По безумному жанровому определению — это стимпанк вестерн.

Далекий Запад в книгах не просто дикий — он буйный и непредсказуемый. Пространство там еще буквально формируется и законы природы пока не действуют: время и погода ведут себя взбалмошно, места могут обладать магической силой, а живые существа принимать странные формы. Восточнее, где мир более-менее определился, ведут бесконечную битву разумные локомотивы — их называют Линией — и жестокие духи, обитающие в огнестрельном оружии — Стволы. Словом, идеальное место, чтобы провести долгие похмельные выходные.