695

Гид: что смотреть на выставке «Венера и геометрия»

Сергей Баландин

В четверг, 23 января, в галерее «Виктория» открывается выставка классика советской неофициальной живописи Владимира Вейсберга «Венера и геометрия». Большую часть работ привезли из ГМИИ имени Пушкина. Почему на это стоит глянуть и к чему готовиться, рассказывает куратор галереи Сергей Баландин.

Зачем в галерее «Виктория» выставка натюрмортов и портретов?

Выставка Вейсберга посвящена тому, как художник осмысляет материал своего искусства, — последние проекты «Виктории» были о том же. Выставка кураторов Третьяковской галереи рассказывала о взаимодействии живописи и фотографии, «Нежные касания цифровых тел», собранная Анастасией Альбокриновой, была о том, как искусство осваивает новую диджитальную эстетику.

Творчество Владимира Вейсберга пережило переход от ярких цветов и густых мазков к живописи «белое на белом», в которой он искал подлинную основу, «дно» живописного изображения. Так что выставка «натюрмортов» становится важной частью цикла о российском искусстве второй половины ХХ — XXI веков.

«Плоды», 1955 —из коллекции ГМИИ им. А.С.Пушкина

Перед тем, как ее посетить, нужно что-нибудь почитать?

Много читать необязательно. Достаточно освежить свои воспоминания об импрессионистах и Сезанне. Еще рекомендую погуглить Жоржа Сёра и его «пуантилизм», а также картины русских авангардистов — Ильи Машкова, Петра Кончаловского и других, — на которых Вейсберг ориентировался в начале своего пути. Напоследок посмотрите статью на «Википедии» о Джордже Моранди, повлиявшем на последний этап творчества художника.

Может, расскажете хоть что-то про самого автора?

Вейсберг среди других художников был отщепенцем: уже в детстве у него была диагностирована шизофрения. В двадцать лет он был близок к кругу писателя-мистика Даниила Андреева. В двадцать четыре пытался покончить с собой, по собственному признанию, «из-за живописи». Не написал на заказ ни одной работы. Вместе с другими художниками-новаторами организовал группу «Восемь» и принимал участие в «дискуссионных» выставках молодых художников, на которые пускали только по удостоверениям. Его работы не рецензировал ни один критик, а глава о нем в книге искусствоведа Юрия Герчука о натюрмортах была вымарана цензурой. В 1977 году его работы демонстрировались на легендарной «биеннале диссидентов» в Венеции, посвященной неофициальному искусству СССР и стран соцлагеря.

«Галя в зеленой блузке», 1955 — из коллекции ГМИИ им. А.С.Пушкина
«Маша Либединская», 1958 — из коллекции Инны Баженовой

Как смотреть саму выставку?

Идите по часовой стрелке. Работы расположены в хронологическом порядке: в начале цветные, импрессионистские, затем те, в которых художник сближает цвета по тону, приглушая их, и делает мазки мельче. Заканчивается экспозиция картинами «белое на белом», включая последнюю работу Вейсберга «Венера и геометрия», а в отдельном зале демонстрируются сами предметы, с которых писал художник.

Не стесняйтесь играть в знатока живописи, ведите себя, как завзятый искусствовед: смотрите на каждую картину подольше. Из-за множества мазков изображения кажутся вибрирующими, лишенные контуров образы дрожат, как отражения на воде. Этим стоит насладиться. Подходите к работам близко и снова отходите подальше. Делайте так несколько раз. Крупные мазки расположены почти хаотично, так что, накладываясь, они производят впечатление, будто лежат на разных планах: одни — на переднем, другие — на заднем. Этот эффект «глубины» виден только с расстояния. А вблизи можно полюбоваться мозаичностью изображения и кропотливостью художника, который не смешивает, а именно накладывает друг на друга множество разнонаправленных мазков различных цветов. Поглядите на каждую картину и так, и эдак, живопись Вейсберга можно смотреть очень долго.

«Лежащая обнаженная», 1973 — из коллекции Инны Баженовой

Что значит «белое на белом»? Я там вообще что-нибудь разгляжу?

Это не так страшно, как звучит. В 1970-е годы живопись Вейсберга становится более метафизической: он больше не пишет натюрморты с растениями, отдавая предпочтение гипсовым слепкам геометрических тел, раковинам и маленькой статуэтке Венеры. Эти предметы он пишет почти (!) белыми красками, добавляя в них немного зеленого или голубого, получая множество тонких оттенков бежевого, серого или кремового. Часто на таких картинах форма предмета создается даже не краской, а фактурой холста. При близком рассмотрении, вы увидите только пятна цвета и грубые нити, но если отойдете, то, словно в тумане, всплывут предметы. «Я хочу, чтобы материя осознанно стала духом», — говорил художник. И любая его работа — это «силомер» для глаз.

«Шесть кубов», 1976 —из коллекции ГМИИ им. А.С.Пушкина
«Венера и геометрия», 1984 —из коллекции ГМИИ им. А.С.Пушкина