92

Как это работает: детские программы Самарского литературного музея

Юля Ваулина

По-хорошему кративные и творческие детские мероприятия в городе — редкость и скорее исключение из массового потока праздников с пугающими ростовыми куклами и однотипными конкурсами. На фоне общего потока выгодно отличается Литмузей, который в течение всего лета делал массу событий для детей и их родителей — от точечных мастер-классов по мотивом сказок до масштабного «Яблочного дня». Заведующая отделом по работе с публикой и детским программам Литературного музея Ольга Служаева рассказала нам, как рождаются идеи мероприятий, кто приходит на фестивали и на какие хитрости приходится идти, чтобы привить детям любовь к литературе.

 

Ольга Служаева, заведующая отделом по работе с публикой и детским программам Литературного музея 

— Самарский литературный музей, в отличие от многих, летом совсем не снижал обороты по работе с детьми, поэтому хочется спросить именно об этом: как все меняется в летний период — программы, аудитория, посещаемость?

— Весь учебный год мы водим по выставкам большие группы детей, которые к нам привозят экскурсионные компании и школы. Бывает, что в день музей посещают до двухсот человек. Несколько автобусов по 45-50 школьников, к примеру, это нормально. Летом их нет — акцент смещается в сторону индивидуальных посетителей — детей с родителями. Поэтому летом у нас появились программы выходного дня, когда мы проводим экскурсию для всех желающих: по выставкам «Тыловое детство», «Приключения c Буратино» или «Жили-были царь с царицей…».

Летом появляется больше возможностей для реализации масштабных проектов: погода позволяет вынести все детские программы на усадьбу. Мастер-классы в этом случае обретают определенную специфику: можно создавать, к примеру, сказочных персонажей большего размера, да и пропускная способность увеличивается. Мы можем пригласить на игровую или образовательную программу не пятнадцать человек, а триста, — они разойдутся по различным тематическим зонам, и никто не будет скучать.

— И к вам действительно приходят эти триста человек? Летом же активность горожан в отношении подобных мероприятий падает.

— Это довольно сложно спрогнозировать. В середине лета мы проводили фестиваль «Однажды в сказке» — такое квест-путешествие по сказочному сюжету. На него пришло как раз около трехсот человек, хотя мы, честно говоря, рассчитывали на сто, сто пятьдесят посетителей, даже не были морально готовы к такому наплыву: теплый день, конец июля, все в отпусках.

Для детей очень важен элемент игры, и образовательную часть нужно все время совмещать с интерактивом

— Новые проекты разной степени масштабности появлялись летом в Литературном музее чуть ли не каждый выходной. Какие из них вам запомнились и чем?

— В июне прошел интерактивный фестиваль «Военное детство — игра и реальность», во время которого мы предлагали прожить один день из жизни ребенка, чье детство пришлось на военные годы. Такое закономерное продолжение выставки «Тыловое детство». Сначала родители с детьми проходили экскурсию по этой выставке, а потом мы вместе с ними готовили настоящий обед, который мог бы быть на столе у ребенка того времени — варили пшенную кашу, делали напиток из сушеной моркови. Дети играли в военизированные игры, которые были тогда очень популярны, потом мастерили военные самолеты и пароходы из бумаги, клеили на них звезды, давали победоносные имена. Прошло несколько сеансов, и посетители уходили действительно погруженные в атмосферу, которую мы хотели создать.

— Как появляются идеи праздников и новых программ, кто все придумывает?

 

— Поскольку в рабочем процессе заинтересованы все сотрудники музея, приветствуются все предложения. Мы обсуждаем любую идею, даже если она на первый взгляд не кажется интересной. После этого она проходит пробную презентацию на небольшой фокус-группе детей и, если все в порядке, становится полноправным предложением музея. Ошибки есть почти всегда, поэтому мы вместе дорабатываем концепцию, придумываем новый интересный поворот или включаем какой-то игровой момент. Понятно, что для детей очень важен элемент игры, и образовательную часть нужно все время совмещать с интерактивом.

Выясняется, что в 14 лет у человека нет любимой книги или он, к примеру, не знает, кто такой Буратино. Для многих современных детей литература — это что-то далекое из школьной программы, что относится к ним крайне опосредованно и никогда в жизни не пригодится

— Какие программы появятся в новом учебном году?

— С августа начнет работать программа по стихотворению Корнея Чуковского «Мойдодыр». Это такой игровой анализ стихотворения для детей от 3 лет, который будет происходить в экспозиции.  В произведении упоминается много предметов, которые не знакомы новому поколению — например, слова «ушат» и «печь» у ребят 3-4 лет не вызывают никаких ассоциаций. И вот с этими предметами дети будут знакомиться, самостоятельно находить их, встраивать в контекст стихотворения.

Еще с середины осени, возможно, заработает программа по созданию комиксов на основе сказки «Приключения Буратино». Это серия занятий для подростков 12-14 лет — лекции и семинары, на которых мы разберем произведение по кусочкам и каждый текстовый кусочек будем анализировать. Предусмотрены разноплановые занятия: мы научимся писать сценарий на основе этой сказки и попытаемся сделать какое-то театрализованное действо, узнаем историю Серебряного века и, опираясь на описание героев, попытаемся разобраться, кто послужил их прототипами.

Будет программа «Бумажная усадьба». Она уже проходила летом, но из-за каникул не собрала такой аудитории, которая, я думаю, придет осенью. В ходе занятий дети сконструируют из бумаги всю нашу усадьбу — дом, сад, надворные постройки, две беседки, колодец, — и создадут бумажную семью Алексея Толстого. Там будет маленький Алеша Толстой, его мама Александра Леонтьевна, отчим Алексей Апполонович Бостром и приемная сестра Шурочка Первякова. Через 4-5 занятий ребенок сможет воссоздать макет всей этой усадьбы, забрать его домой и использовать для игр. Программа рассчитана на детей от шести лет — там довольно сложная работа с бумагой.

— Какова цель этих проектов? Чему вы стремитесь научить детей — в глобальном смысле?

— Современные дети почти совсем не читают книг. Сейчас эпоха визуального пространства, планшетов, айпадов, айфонов, век электроники. К нам приходят школьники на летнюю работу и выясняется, что в 14 лет у человека нет любимой книги или он, к примеру, не знает, кто такой Буратино. Для многих современных детей литература — это что-то далекое из школьной программы, что относится к ним крайне опосредованно и никогда в жизни не пригодится. И понятно, что они теряют целый культурный пласт, не осознавая важности погружения в историю самарской или общероссийской культуры. Поэтому свою сверхзадачу музей видит в том, чтобы включить детей в мир литературы, персонажей, героев.

— Мне кажется, что здесь возникает противоречие: родители, которые ведут своих детей в Литературный музей, это наверняка читающие люди, раз заинтересованы в том, чтобы ребенка в этом направлении развивать. То есть, получается, что к вам приходят дети как раз из читающих семей, а не читающие так и остаются за бортом.

— На массовые программы приходят люди совершенно разные. Мы недавно делали теневой театр, где разыгрывали сказку «Репка». Участвовали дети от 3 до 12 лет. И, как выяснилось, не все знают сюжет. Или, к примеру, ребенок в 7 лет с трудом читает. Это, конечно, кажется удивительным, но бывает на самом деле.

Деньги копятся на большие проекты — интересные и важные для музея, но результат по которым нельзя предугадать заранее

— Если говорить о создании детских программ в финансовом смысле — это альтруизм или бизнес?

— В широком смысле бизнесом это, конечно, сложно назвать. Но вообще да — все программы у нас окупаются. Я не помню такого случая, чтобы мы потратили больше, чем заработали.

— Сколько стоит масштабное мероприятие провести? Фестиваль, к примеру, который вы проводили в июле.

— Бюджет там составил порядка 17 000 рублей. То есть, в материальном плане не особо затратно. Расходуются главным образом человеческие ресурсы — много сил и энергии уходит на подготовку. При этом зарплату работников музея в бюджет я не включаю — она рассчитывается отдельно и от проведенного мероприятия не зависит. Ну могут премировать, да.

— Участие в фестивале при этом платное?

— Да, конечно. Стоимость обычно фиксированная — 150 рублей для детей, 200 для взрослых, малышам до 3 лет бесплатно. Но это только для масштабных праздников и фестивалей. Тематическое занятие по текущей программе, как правило, стоит дешевле — 100 рублей. Основу затрат тут опять же составляет работа сотрудника музея, а материалы самые простые — бумага, картон.

Одна из экспозиций называется „Алексей Толстой от Сосновки до славы“. И эта тема не особенно привлекает посетителей. Но стоило заявить тему той же самой экскурсии как „Алексей Толстой — дитя любви и сын порока“ — мы собрали аж четыре группы людей

— То есть, все программы приносят доход. Появляется вопрос о том, куда и как распределяется прибыль.

— Вырученные средства поступают в музейный фонд, откуда распределяются на нужды музея. Это может быть и ремонт, и создание новой выставки. Создать экспозицию — дело довольно дорогостоящее, причем никогда нельзя понять заранее, окупится она в итоге или нет. У нас, к примеру, проходила выставка, посвященная гражданской войне, и посетителей почти не было. А потом стартовала выставка «Тыловое детство» и получила какой-то невероятный резонанс. Сейчас открылась совершенно потрясающая выставка «Воображаемая квартира Алексея Пешкова в Самаре». Там использовались новые композиционные подходы и затраты вышли очень большие, но неизвестно, сколько людей ее в итоге увидит, будут ли родители и учителя заинтересованы в том, чтобы привести детей и рассказать им о Горьком. Деньги копятся на такие вот большие проекты — интересные и важные для музея, но результат по которым нельзя предугадать заранее.

Открытие выставки «Жили-были царь с царицей…» вообще можно назвать одним из самых значимых событий музея в 2015 году, и это один из самым популярных проектов на сегодня. Экспозицию для нас делала группа высококлассных экспертов из Санкт-Петербурга, которым удалось создать интерактивное арт-пространство, необычное не только для Самары, а вообще для всех литературных музеев страны. Ребенок оказывается вовлечен в ключевые сказочные моменты — он участвует в приключениях, проходит испытания, сражается с чудовищем — и таким образом понимает механизм создания сказки.

Литературный музей — это, по сути, единственный музей города, который полноценно работает с детьми

— Не связываете ли вы провалы выставок с меньшей активностью музея в области продвижения?

— Может быть и так — что-то продвигается лучше, что-то хуже. Многое зависит просто от названия. У нас одна из экспозиций традиционно называется «Алексей Толстой от Сосновки до славы». И эта тема не особенно привлекает посетителей. Но стоило нам на День Святого Валентина заявить тему той же самой экскурсии как «Алексей Толстой — дитя любви и сын порока» — мы собрали аж четыре группы людей, которые пришли узнать, что же там такого случилось.

Есть приемы, которые гарантированно привлекут аудиторию. Например, если включить фотосессию в мероприятие или анонсировать тематические фотозоны, людей придет намного больше. Удивительно, насколько важными оказываются такие мелочи.

У детских программ всегда яркое описание — понятное, примитивным языком, — поэтому родители с удовольствием приводят детей. А что-то посерьезнее, где нужно о чем-то подумать или прийти с определенным уровнем подготовки, многих отталкивает.

— Какую часть аудиторию музея составляют дети?

— Литературный музей — это, по сути, единственный музей города, который полноценно работает с детьми. У нас большое количество постоянных программ и выставок, которые интересны детям, ежемесячно появляется несколько новых мастер-классов. Но при этом и взрослых посетителей хватает. В количественном соотношении, наверное, детей все же немного больше, но, вообще, это довольно сложно оценить — ведь они приходят с родителями. А на взрослые мероприятия, бывает, приходят родители с детьми, понимая, что это будет удобно, что детям здесь все знакомо и они найдут, чем себя занять. Поэтому, в итоге, концепция семейного музея срабатывает.

— Что-то планируете на новый учебный год?

— В этом году запланировано литературное биеннале, на которое приедет Людмила Петрушевская. Она тоже хотела подготовить детскую программу.

В рамках литературного биеннале у нас еще будет небольшой фестиваль — книжный, посвященный истории книги и ее создания, истории появления письменности и книгопечатания. Все эти темы в рамках фестиваля соединятся, и дети станут ключевыми участниками всех событий — смогут постепенно, по кусочкам собрать и сделать свою маленькую книгу.

Фотографии взяты из группы Литературного музея «Вконтакте».