1437

Команда «Мама Рядом»: «Водим мамочек по модным местам — иначе можно сколхозиться»

Юля Ваулина

 

Семейная ярмарка «Мама рядом» в лучших традициях Moy Market задалась целью объединить активных родителей в один большой шабаш с колясками не в детском кафе «Макдоналдса», а в «Арт-Центре» или ресторане «Яр». Накануне очередной момми-тусовки мы встретились с организаторами проекта Леной Тепленькой, Аней Рожковой и Ариной Мурашкиной и узнали, зачем все это нужно руководителю проектов регионального экспоцентра и инспекторам Российского авторского общества.

Название

Аня: «Мама рядом»  — очень близкое для нас словосочетание. Всеобъемлющее просто. Мы в него, помимо прямого, вкладываем кучу дополнительных смыслов, своего личного опыта и переживаний.

Лена: Я несколько старше девочек, и вот эта фразочка: «Спокойно, мама Лена рядом!», постоянно присутствовала в моей жизни.

Аня: Мы долго думали, как назвать наш проект, перебрали миллион вариантов, а потом поняли, что придумывать ничего не надо.

Идея

Лена: Началось с того, что я сидела в декрете и тихо зверела от скуки. Аня, говорю, хелп ми, давай что-нибудь придумаем. И мы стали размышлять, что вообще умеем. Выставки, праздники — вообще любые мероприятия. Я до сих пор числюсь директором проектов в «Экспо-Волге», и Аня когда-то тоже там работала.

Аня: Подумали, если уж мы вдвоем наполняли выставку «КомАвтоТранс», устраивали мероприятия для министерств, чиновников, форумы, то уж мамскую-то пати на раз соберем!

Лена: Мы прописали тематику, продумали рекламную кампанию и концепт. Чем хорош выставочный бизнес (это секрет!)? Его можно начинать вообще без вливаний. Работаешь мозгами, пишешь коммерческое предложение, договариваешься с площадкой и начинаешь продавать участие. Деньги приходят, и ты приступаешь к выполнению своих обязанностей.

Все выходные по разным точкам раздаем флаеры — директор выставочных направлений «Экспо-Волги» и два инспектора РАО

Дело пошло

Лена: «Экспо-Волга» — это огромные ресурсы. Клининг — вот он, под носом, звук, свет — пожалуйста. И взять наше первое мероприятие в «Арт-Центре», когда у нас не было ни ведущего, ни звукаря, мы сами говорили в микрофон, ставили музыку, в перерывах Аня пылесосила ковролинчик, а я мыла унитазы, потому что клининг подвел.

Аня: Забираю колонку у знакомого звуковика, спрашиваю, что с ней делать, а он мне: «Ну, смотри, этот штекер — сюда, этот — сюда». Я нафоткала все на айфон, приехала, и мы начали сами монтировать звук.

Арина: А флаеры? Напечатали, и что с ними делать? Понятно, можно развезти по магазинам, участникам, партнерам, но куда девать остальные полторы тысячи? Вышли на улицу втроем и все выходные раздавали — директор выставочного направления «Экспо-Волги» и два инспектора Российского авторского общества.

Лена: Мы честно не ожидали такого количества людей. Делали проект пальцем в небо, опыта подобных мероприятий в Самаре не было. По посещаемости ориентировались на Sunday Up Market  — около 500 человек. Пришло полторы тысячи! В 11 утра все затылок в затылок встали — неконтролируемая толпа, не дай бог кому-то упасть. В половине отзывов рекомендовали сделать платный вход. Но я считаю, что сначала надо показать, что ты спец, а потом обозначать, сколько ты стоишь.

Доходы и расходы

Лена: О том, чтобы заработать денег, речи изначально не было. В первом коммерческом предложении мы писали, что соберем затраты в кучу и поделим на количество участников. Все честно, чисто, прозрачно.

Арина: Да и как может быть коммерческим проект, если стоимость участия у нас — тысяча рублей, в то время как уровень цен в выставочном бизнесе — от тридцати тысяч! Мы просто скидывались с участниками, чтобы сделать мероприятие комфортным для посетителей.

Лена: Затраты в любом случае есть. Даже с учетом, что «Арт-Центр» сдается за 500 рублей всего. Тут три тысячи, там восемь, уборка, охрана, реклама. Мы брали в аренду столы, стулья, пытаясь уйти от формата маркетов, где каждый участник «пыряет» свой стол. Нужны были чайники, салфетки, оборудованные места для пеленания и кормления детей.

Аня: Мы не экономим, не хотим делать дешевые мероприятия. Мы изначально задали определенный уровень и стараемся его поддерживать. Поэтому мы не идем в торговые центры, хотя нас туда зовут. Нам хочется, чтобы у нас было стильно. Поэтому мы наклейки делали не на бумажке, а резиновые, флаеры печатали на хорошей бумаге, а не резали А4.

Лена: Конечно, никто не будет врать, что хочется на этом заработать, чтобы на маникюр и педикюр хватало хотя бы. Но пока не очень получается.

Некоторые мамаши нас готовы были сожрать за пиво на детской площадке

Формат

Арина: Есть люди, которые за свои деньги готовы и глотку перегрызть, даже если это тысяча рублей.

Лена: Они заплатили и хотят заработать — все понятно. Накануне первого мероприятия мы писали рекламные посты в паблике «ВКонтакте» абсолютно про всех. Сейчас — только о том, что прямо «вау», потому что отработать текст по каждому участнику, если их, к примеру, семьдесят, физически тяжело.

Лена: Мы не всегда можем гарантировать, что изделия наших рукодельников будут пользоваться спросом. Не проводить же маркетинговое исследование. Есть просто вещи не массовые, рассчитанные на отдельных людей.

Аня: Многим сразу говорим «нет». Отсеиваем все, что не соответствует тематике праздника, и то, что будет его портить. Например, фейк — китайские очки под Ray Ban, часы, дешевую бижутерию, плохих аниматоров.

Лена: В детской сфере мы работаем только с лучшими. Плюс есть куча молодых ребят, которые только начинают, но они прямо вот на волне, они чуют, они модные, они в теме. Все-таки мы стараемся, чтобы у нас было самое актуальное, самое интересное. Как писал bigvill, водим мамочек по модным местам — иначе можно сколхозиться и превратиться в обычную барахолку.

Какие-то ограничения диктуют сами площадки. Например, на «KIN.UP пляже» и в «ЯR баре» из еды можно было выставлять только десерты — никакого мяса, бургеров и напитков.

Аня: Зато в «Арт-Центре» некоторые мамаши нас готовы были сожрать за то, что был алкоголь: «Боже мой, пиво на детской площадке!» Но это было не для мам и детей, а для пап, где стоял Х-box и где они могли провести время, пока дети играют, мамы слушают лекцию и смотрят на цацки. Да, там была дегустация крафтового пива, но его можно было только попробовать — не напиться.

Вы обещали, что будет робот Bumble Bee, а Bumble Bee-то не настоящий!

Подход

Лена: На сегодня мы провели уже четыре мероприятия. Три масштабных — в «Арт-Центре», на «KIN.UP пляже» и в «ЯR баре», и одно камерное — в «Библиотеке». Все они очень разные, даже трудно сравнить. Мы не уникальны, подобные проекты есть в Питере, Москве, Киеве — в крупных городах. Но в Самаре мы первопроходцы — учимся на своих ошибках. После каждой встречи отмечаем плюсы и минусы, делаем выводы, читаем отзывы. Мы нормально относимся к критике. Просто есть конструктив, а есть бред.

Арина: Нам, к примеру, однажды написали возмущенный отзыв: «Вы обещали, что на мероприятии будет робот Bumble Bee, а Bumble Bee-то не настоящий! Это был не робот, а какой-то человек в костюме!» Прям реальная предъява!

Лена: Ну. к таким вещам мы с юмором относимся. Посидели, попили пивка, винца, поржали — и можно жить дальше.

Аня: Ответственность вообще-то треплет нервишки. Тяжело лично за что-то отвечать. Ведь нельзя никому сказать: мол, ой, это не мы. Потому что это — мы.

Лена: Сейчас много мамочек, которые что-то пытаются сделать, какие-то свои небольшие проекты, встречи. Почему у нас получилось? Потому что мы это умеем. Декрет — уникальное время, когда можно от души покопаться в себе, задуматься, что ты умеешь лучше всего.

Говорят, трудно работать с друзьями, но мы не друзья уже, мы семья. У каждого в работе над проектом есть своя четкая роль: Анюта занимается рекламой, я отвечаю за участников и техническую часть, Арина — главный переговорщик, работает с крупными клиентами.

Аня: И самое главное: у нас проект не получился бы, если бы не люди, которые нас поддерживают. Мужья, друзья, родственники и все, кто в нас поверил.

Поддержка

Лена: Быть благодарным — это самое главное. Многие нас поддерживают — просто так, потому что понимают, что наш проект нужен. Крайний раз в «Библиотеке» делали книжный день. На фудмаркете перед этим встретили Женю Козаченко, просто подошли к нему: «Жень, привет, проведи?» — «Да не вопрос!»

Арина: Или как с «ЯRом» получилось. Мы разговаривали, что неплохо бы организовать там мероприятие. Хотя на тот момент это было что-то из области фантастики. Недавно я выясняла стоимость аренды для друзей — там было тысяч триста, чтоб закрыть ресторан на время торжества. Куда мы со своими мамочками вообще!

Лена: Но я решила все-таки позвонить. Набрала на общий телефон, и мне ответила Маша Орлова, которая теперь заняла отдельное место в наших сердцах. Говорит: «Я тоже мама, была у вас на первом мероприятии — прикольно. Я поговорю с директором». И договорилась — нас пустили туда совершенно бесплатно. Нам исключительно везет в людях.

Аня: Да, мы фартовые! Очень круто, что с каждым шабашем к нам присоединяются новые ребята — творческие, яркие и ответственные. Миша Крылов, наш бессменный и суперталантливый ведущий, декоратор Аня Куропаткина, у которой руки вставлены в правильное место, диск жокей Леша Needow, который стоически терпит наши сборища и из раза в раз работает за еду. Ребята, спасибо вам! Спасибо Лене, Наташе, Нине — девочкам, которые помогают нам везде и всегда.

Арина: …маме, папе, всем, кто в меня верил! И «Оскар» гладит.
9H5pBT7BBXw