473

Михаил Савченко: «Работать с детьми нужно качественно, иначе не стоит и начинать»

Юля Ваулина

В городе примерно миллиард развлечений для детей, которые условно можно разделить на две группы. Это либо мастер-классы про то, как лепить из пластилина или еды, либо анимация в торговых центрах, которая призвана привлечь родителей в отделы ритейлеров. Третья категория ивентов для малышни —  особенная, потому что ей занялись самарские музеи, которые не ограничиваются просто выставками. Один из них —  самый молодой —  Музей Модерна, где за последний год открылась школа «Сеттльмент», появилась игра-квест для познания азов ар-нуво и регулярно проходят спектакли. О том, почему статичная экспозиция больше не работает, как пробудить у детей и подростков интерес к высокому, мы поговорили с директором Музея Модерна Михаилом Савченко.

Дети нужны любому музею

У нас сейчас не так много детских предложений. Большую часть нашей аудитории составляет молодежь, много туристов. Это связано с определенной спецификой музея. Модерн вообще не вполне понятная детям эстетика.

Однако практически любой музей, за редким исключением, работает с детьми либо стремится к этому. Особенно это важно для музеев с художественным уклоном. И здесь очень широкое поле для деятельности. Тот же Центр современного искусства «Гараж» в Москве — абсолютно серьезная взрослая институция и, тем не менее, шикарные детские программы, которые интерпретируют проходящие там взрослые серьезные выставки. Мне кажется, это очень круто. Большой сектор детских программ и в Пушкинском музее. Пермский Музей современного искусства реализует программу «Черта», где современные художники работают с детьми. Так что это очень богатый и очень интересный пласт.

Однако он требует большей на нем сосредоточенности. Мы пока многого не можем себе позволить в силу объективных причин. К примеру, у нас в команде нет профессионального педагога, и это действительно минус. Но нашему музею нет еще и трех лет. В перспективе я вижу этот сектор максимально растущим.

Завлекать, но не затаскивать

Нужно, чтобы ребенок чувствовал себя в музее комфортно. Если мы посмотрим на западные музеи, они существуют в абсолютно свободной форме диалога, поэтому дети с удовольствием там находятся, а потом туда приводят своих детей. У нас же в городе и области многие музеи работают с позиции: надо затащить ребенка в музей, и пытаются учить строго. Не надо затаскивать. Важно сделать так, чтобы ребенок сам был заинтересован.

Сегодня для детей в Музее Модерна есть школа эстетического развития «Сеттльмент» — главный наш детский проект, направленный на расширение кругозора ребенка в области искусства, воспитание вкуса, развитие творческих способностей (подробно о принципах работы школы — в нашем интервью — прим. авт.).

С лета 2015 года мы проводим специальную детскую экскурсию по дому Курлиных. «Тайна старого особняка».

Стандартная экскурсия по особняку на детей не рассчитана — они многие вещи понять не смогут, и им не очень-то интересно. Поэтому, чтобы познакомить подрастающее поколение со стилем модерн, нашим домом и нашей экспозицией, мы придумали игру-квест, которую ребята проходят вместе с экскурсоводом. Они сыщики, а их цель — найти пропавший экспонат.

Взрослую экскурсию по особняку переформатировали в игру-квест

Дети осматривают все комнаты музея — будуар, кабинет, столовую, гостиную, — одновременно решая логические задачи, разгадывая загадки. В конце спускаются в подвал с фонариками — им очень нравится — и обнаруживают там то, что ищут. В завершение мы проводим мастер-класс, где предлагаем ребятам создать открытку в стиле модерн, которую они могут забрать с собой и кому-то подарить.

В течение всего учебного года в кинозале музея проходят спектакли кукольного театра «Лукоморье». Несмотря на то что театр кукольный, часть репертуара больше подходит для подростков, чем для детей. Спектакль «Маленький принц», к примеру, который мы постараемся включить в программу этого сезона.

Перспектива в растительном орнаменте

Поскольку помещение кинозала используется лишь время от времени, у нас с группой коллег-архитекторов, с кем мы вместе работали над одним из проектов, возникла идея переформатировать его в отдельный детский центр, в котором мы могли бы воплотить многие педагогические идеи Александра Зеленко (архитектор Дома Курлиных, в котором расположен Музей Модерна, педагог-новатор — прим. авт.). «Зеленая школа Зеленко», как мы это назвали. Сейчас мы ищем финансирование на этот проект.

Зеленко писал о значимости природных объектов для формирования эстетического восприятия. В модерне вообще очень важно ощущение природы: листок, к примеру, с его прожилками, которые потом переходят в орнамент в живописи. Мне кажется, в этом направлении много чего можно сделать, но пока все на начальном этапе.

В этом году мы хотим разработать путеводитель для родителей с детьми, который заменял бы экскурсию для индивидуальных посетителей. Чтобы можно было самостоятельно пройти по особняку и разобраться, а еще ребенку рассказать, что к чему.

Мы хотим работать с подростками 12-14 лет. В этом возрасте родители перестают куда-то водить детей

Мы очень хотим работать с подростками 12-14 лет. Это такой возраст, когда дети сами еще никуда не ходят, еще не доросли до того, чтобы пойти и самостоятельно купить билет на лекцию. Родители же перестают их водить. Поэтому надо действовать через школу, увязывая наши возможности и учебную программу. Я думал пообщаться с учителями МХК, истории — теми, кто преподает такие специфические темы, которые мы могли бы здесь раскрыть. Узнав, в какой период учебного года они идут, мы могли бы делать специальные программы.

Что касается старшеклассников и студентов — это постоянные посетители наших выставок, лекций, кинопоказов и творческих встреч.

Эстетика, которая проникает во все

В работе с детьми наша глобальная цель — приобщить их к определенному кругу эстетических мировоззрений, который складывается не только вокруг искусства. Это эстетика, которая проникает во все. Она есть и в искусстве, и в образе жизни, в том, что мы видим, слушаем, едим.

У нас очень маленькая команда — всего пять человек, поэтому любые проекты музея, и детские, и взрослые, мы придумываем вместе. Собираемся каждый месяц на мозговой штурм и обсуждаем идеи.

Мы не ставим задачу заработать на детских проектах

У нас нет жестких рамок. Конечно, музей — государственное учреждение, и есть какие-то проекты, которые запланированы и должны состояться. Но, во-первых, наполнение этих проектов не исключает (а порой и предусматривает) возможность творчества, а во-вторых, это далеко не все, что мы делаем.

Мы не ставим задачу заработать на детских проектах. У нас другой формат — мы зарабатываем на молодежных акциях (просто потому хотя бы, что на них приходит больше людей), а детские программы держим на уровне самоокупаемости. Обычно у музеев ситуация складывается ровно наоборот: дети считаются благодарной аудиторией в плане прибыли, а молодежь — проблемой, потому что «молодежь не ходит в музей».

 

Если речь идет о проектах вроде «Сеттльмента», то мы, конечно, привлекаем педагогов. Планомерная работа с детьми, пластика, музыка — тут нужны люди с профильным образованием. В остальном же пытаемся справляться своими силами: сотрудники музея проводят и детские экскурсии, и мастер-классы.

К детской аудитории нужен другой подход. Ее нужно лучше чувствовать, быстрее реагировать, чтобы не потерять внимание.

Взрослым мы рассказываем об истории, бытовой жизни того времени. Они могут оценить, что электричество в доме Курлиных — это «вау», и водопровод — тоже «вау», и дверь, которая открывается в обе стороны. Детям это не интересно, для них более важно визуальное. Кроме того, им нужна динамика, общение, игра.

Детям нужно качество. В работе экскурсовода, в подготовке мастер-класса — во всем. Качество важно и для взрослых, но для детей особенно. Взрослый может понять, что что-то где-то — просто форма, которую можно показать попроще, а ребенок нет. Он должен быть уверен, что все хорошее — и бумага, и рисунок, и рассказ. Поэтому, если уж делать что-то для детей — нужно делать качественно. Иначе не стоит и начинать.