29

«Дети становятся точкой сборки для взрослых»

Полина Кузнецова

Юра Рычков — автор детской раскраски «Мой город» с двухсторонней печатью: на одной стороне — реалистичные изображения памятников архитектуры города, а на другой — их история, описание архитектурного стиля и карта местности, на которой они находятся. Летом проектом Юры «Микрополис» заинтересовались на фестивале «iВолга», и уже в ближайшем будущем грядет реализация этой задумки. О том, как менять мир вокруг себя и почему нужно делать ставку на детей — в интервью для «Большой Деревни».

— В чем идея раскраски «Мой город»?

— Хочется, чтобы люди увидели город, в котором живут и потрогали его руками. Ребенок, раскрашивая, может понять линии и формы домов, прикоснуться к модерну и классицизму. Плюс, там ведь есть еще история дома с обратной стороны раскраски. Мы часто ходим и не замечаем того, что вокруг нас. Мне захотелось привлечь внимание к этому.

— Как пришла идея раскраски?

— Короче, все очень просто, это было давно, года два назад, мне захотелось посмотреть, как дети видят город, сделал раскраски в Октябрьске, пришел в школу, раздал им и спросил, каким бы они хотят видеть свой город. Потом пошло-поехало.

Сначала я думал, что было бы здорово раскрасить по детским рисункам город, и не с той мыслью, чтобы «город был красивше, смотрите, рисуют дети», хотя и это тоже, в любом случае, будет лучше, чем сейчас. Но главное в том, когда дети раскрашивали, я видел их глаза: они так верили в то, что они делают. И я подумал, что, если воплотить их мечту в жизнь, то они увидят, что могут изменять мир. Они ведь тогда вырастут людьми, способными что-то менять, а не тупыми потребителями. Мне важно, чтобы в моем городе, да и в стране, жили люди, которые не ждут, что придет царь и все им сделает, а сами были в состоянии изменить мир вокруг себя. Которые относятся к городу, как к дому.

13375672465_daf6714954_n 13375672385_750437a02e_n

— У тебя скоро запускается проект «Микрополис». В чем его суть?

— Тут все очень просто. Мы говорим о горожанине, который сам изменяет тот город, в котором живет, помнит его историю и проявляет ее в городском пространстве. Мы начинаем с детей, потому что творческое мышление должно закладываться в детстве. У детей граница дома шире, чем у взрослого, нет жестких рамок: это дом, а это улица. Дети легче расширяют свои границы.

 13376040174_26712291cc_z

— «Микрополис» — это что-то типа квеста?

— Нет, это городская игра.

— А что там за правила?

— Действующие лица в «Микрополисе» — это дети, которые играют роль героев, совершающих подвиги. Подвиг — это доброе дело.

— Например?

— Самой простой пример — вот мы перед Новым годом делали. Я пришел к детям, они нарисовали подковы, и потом мы их вырезали, написали с обратной стороны пожелания и развесили людям на входные двери. Это такой маленький подвиг.

Если говорить про большой подвиг — это, например то, как мы сделали детскую площадку. Была заброшенная площадка, там когда-то очень давно показывали кино. Мы ее почистили, скамейки поменяли и раскрасили, сделали кинобудку, и теперь там смотрим мультфильмы летом.

Главная игровая цель «Микрополиса» — открыть карту города. Открытая карта «Микрополиса» — измененное пространство реального города. Мы берем и изменяем отдельный дом, раскрашиваем его, к примеру, и этот дом становится открытым на карте.

В маленьких городах вчерашняя история настолько призрачная, что еще десять лет — и мы ее потеряем. Люди мало знают о том, откуда взялся Октябрьск, чем занимались раньше люди.

 «В маленьких городах вчерашняя история настолько призрачная, что еще десять лет — и мы ее потеряем»

Эта культура никак не передается и нигде не остается. Она есть только в головах у людей, которые скоро умрут. И наша задача сейчас сохранить историю — это самые важные миссии, которые мы предлагаем героям.

Как это делается — мы организуем встречу детей и стариков из того дома, который мы хотим изменить. Это серый дом, который не является памятником архитектуры — казалось бы, у него нет никакой истории. Но она есть — это история тех людей, которые там живут. Бабушки и дедушки рассказывают детям о том, во что они верили, в какие игры играли, какую музыку слушали, где работали — в общем, какие-то истории из жизни. Задача детей — внимательно слушать то, что им говорят. Затем они должны нарисовать истории так, как они их поняли. Следующий этап — мы берем детские рисунки, фотографии бабушек и дедушек, соединяем их в единый сюжет и переносим все это на стены подъезда, в котором они живут. И так у нас получается подъезд-музей, который рассказывает историю его жителей.

Собрав все эти истории, у нас возникает некое имя дома. Раньше это был серый дом, а теперь это дом с именем, которое мы повесим на табличке. Имя будет диктовать визуальный образ дома, который нарисуют дети. Мы же перенесем этот образ на фасад.

«Микрополис» оживляет город, в котором он играется. Это игра о любви, о том, как мы относимся к городу. Чем больше человек проникнется прошлым пространства вокруг, тем больше у него будет связей с городом, в котором он находится.

— «Микрополис» будет и в Октябрьске, и в Самаре?

— Хотелось бы, но он пока еще только запускается. Надеюсь, уже в конце марта стартанет. Мы подготовили реквизит: значки, книгу, в которую будем записывать все подвиги, такую летопись. Мы пишем новую историю, которую создают дети.

— Как ты в своем творчестве дошел до понимания того, что творить нужно в городе и для города?

— Да ну просто хочется жить нормально. Устаешь ходить, когда вокруг мусор, грязно, это начинает раздражать. Я просто почувствовал, что город — это мой дом, и хочется держать его в приличном состоянии. Чтобы он был красивым, чтобы люди нормально к нему относились.

Я понимаю, что дети являются центром притяжения. Почему дети? Не только потому, что воспитание начинается с детства. Они видят все проблемы и все понимают. Важно сохранить в них желание менять мир. В какой-то момент, я не знаю, что с ними происходит, они вдруг становятся взрослыми и все забывают. Важно в них сохранить желание творить.

Дети являются точкой сборки, вокруг них начинают собираться взрослые, это реальная штука. Вот, например, когда мы делали площадку, нам одни взрослые подарили 55 литров краски. Она у них просто в гараже стояла без дела. Соседи тоже помогали. Дети вокруг себя собирают людей эффективнее, чем молодежь — это проверенный факт.

— И ты дальше тоже планируешь работать с детьми?

— Да, я вообще, собственно, только в них-то и вижу смысл. Мне с ними нравится, они живые, они настоящие, искренние, в них больше любви.

— Ты по образованию дизайнер?

— Нет, я режиссер театра. И юрист. По факту же самоучка, тому, чем я сейчас занимаюсь, я нигде не учился.

— У тебя есть любимые места в Самаре?

— Я в Самаре по-настоящему знаю и люблю только центр. Набережная, улица Некрасова, все эти кафешечки. Для меня Октябрьск — это не только дом, но и город-лаборатория, где создаются проекты, которые я вывожу дальше. Мне хочется развивать его именно в этом плане.

— Не хочешь освоить Самару как лабораторию?

— Мне пока Октябрьска хватает. Мне здесь нравится, тихо, спокойно, свежо. Я быстро устаю от больших городов. Там колесо такое, блин, можно быстро свой смысл потерять. Понимание общего смысла в больших городах теряется. Октябрьск более ясный. В больших городах много шелухи.

— Ты хотел бы, чтобы Самара избавлялась от этой шелухи?

— Я хотел бы, чтобы люди избавлялись от этой шелухи.