78

Музыка сдохла: местные группы, которых уже нет

Никита Лёвкин

Группа, сосущая кукольные головы, герлз-бэнд с рок-каверами на Жанну Фриске и другие важные команды, которых уже нет (почти), рассказывают, как это было.

«Адора Вега»

Русскоязычный синти-рок где-то между Depeche Mode и поздними A-ha. За одиннадцать лет группа не изменила стилю, несмотря на то что в ней отметились чуть ли не все представители самарской рок-сцены. Завсегдатаи местных фестивалей стали образцами качественной музыки жанровой культуры клуба «Подвал» и смогли дотянуться до эфиров «Нашего радио», но, увы, 23 мая 2014 года команда объявила о закрытии проекта.

 

Антон Анисимов (вокал):

«Группа, конечно же, значила для меня очень многое. Это мое взросление, становление, опыт, ошибки, радость и тоска, люди и одиночество. Все вместе. Команда жила довольно долго — одиннадцать лет, да и если подумать, сколько известных самарских музыкантов успело в ней поиграть в разные периоды, это было здорово. Конечно, всем благодарен. Каждому — за ту частичку себя, которую эти люди приносили в группу и музыку. Мы экспериментировали, не боялись, пробовали и двигались дальше. Для меня лично это было время поиска своего самого главного пристрастия в музыке, избавления от стереотипов. Это часть жизни, конечно. Хорошая часть.

Сейчас я занят новым проектом. Афишировать и обещать пока ничего не буду. Я, как обычно, взялся за что-то новое. Учусь, постигаю, работаю. Как говорится, следите за новостями».

 

 

TETRIS

 

Когда вместе собираются школьницы с гитарами, большинство ожидает, что молодость возьмет свое, и инструменты покроются пылью в родительских гаражах. Это правило дало осечку в случае с бабкор-командой TETRIS. Девичий рок-бэнд отличался от прочих действительно интересным и гладким звуком, подобно Evanescence — c акцентом на электронику. В записи девушки брали мелодичностью, а их концерты запомнились каверами на поп-исполнителей вроде Рианы и Жанны Фриске, которые не отличались чувством ритма. В 2012 году герлз-бэнд выпустил и-пишку «Level 1» и напустил тумана по поводу своего распада: «Game Over. Или нет?»

Настя Курносенкова (вокал):

«Группа для всех из нас значила много. Для меня, например, она была не только способом проявить себя. Я наслаждалась самим процессом написания новых песен, общением на репетициях, ведь мы с девочками были (да и есть) не только коллегами, но и друзьями. Сейчас каждая занимается своим хобби — музыкой, и мы не раз поднимали тему воссоединения.

Основное время уходит только на учебу, но бывают вечера, когда удается заскочить к другу на студию, где мы репетируем с новым коллективом Gerty’s Ice. Недавно мы выпустили первый сингл.

 

 

DeafDeaf

 

 

Бас и барабан — все, что нужно для ураганного рока, посчитали Максим и Кирилл и создали где-то в гараже на окраине одну из мощнейших групп города. Без любви к The White Stripes не обошлось, но музыка несмотря на это вышла совершенно иная, больше похожая на Ex Hex, Ty Segall или «Death from Above 1979». По сути, они начали делать, как и многие их коллеги в разных концах планеты, музыку, которая вот-вот должна была стать популярной. Сейчас же lo-fi и суровый панк-рок на волне, а вот самой группы уже нет. Зато есть другая, которую «Большая деревня» номинировала на «Итоги года», — WLVS.

Максим Смирнов (вокал, гитара):

«Группа „Дэфдэф“ — знаковый период жизни. Именно с ней я выпустил свой первый полноформатный и на тот момент, считаю, крайне успешный альбом. С ним мы отправились в первый тур, с ним же впервые выехали за пределы страны. Записали четыре релиза, сняли один хитовый клип, отработали тонну концертов — в битком набитых залах и для пяти человек. Играли мы вдвоем, когда это еще не было мейнстримом, а модной группы Royal Blood и в помине не было.

Сейчас я целиком и полностью живу группой WLVS, с которой мы выпустили восемь релизов, откатали большой тур по России и Украине, доехали с большим европейским туром до Эстонии, Латвии, Литвы, Польши и Чехии. С недавних пор периодически играем мощные концерты в своем гараже с друзьями из разных городов и даже стран, пишем новый альбом, который увидит свет в первой половине весны 2015 года, и мечтаем выпуститься на виниле».

Deceived Badgers

 

 

Красные волосы, куклы как инструменты, мегафон, музыка из игры «Mario Bros.», химзащита и накладная грудь — их выступления больше походили на фрик-шоу, где вокалист Александр Бердин-Лазурский (Саша Во) снимал толпу на свой Polaroid. Пробежки по залу и облизывание кукольных голов прилагались.

Родство в звуке с не менее чудоковатыми шведами Bondage Fairies и англичанами Clinic времен рекламы Mentos с овечками только шло на пользу и подтверждало большой потенциал. Коллектив даже выпустил анимационный клип, который невероятно напоминает вселенную «Время приключений», но был снят раньше показов первых серий мультфильма.

Алексей Тилли (вокал, гитара):

«О группе Deceived Badgers я вспоминаю как об ушедшей юности. У нас все получалось легко, выступали почти каждую неделю, придумывали безумные концертные костюмы, рисовали кислотные клипы. На шоу творилась абсолютная вакханалия. Мы были, пожалуй, самой странной группой города: электропанк с текстами про механических сов, самопальные электронные гаджеты, обязательный концертный генератор мыльных пузырей, малярные костюмы, сорванный голос после каждого выступления. Я не помню, почему команда прекратила свое существование, видимо, пора было остановиться. Новых идей было очень много, поэтому мы практически тем же составом продолжили играть музыку, немного умерив пыл. Чего только не было: и шумовые проекты, и электропоп на французском, и серф со стоунером, и вездесущий пост-панк. Сейчас я играю в Polly Wants, не так давно возродил свой старый проект Avignon Quintet».

 

 

Cold War Party

 

 

Тихо проплывая под радарами, эта группа путешествует в неведомом серф-мире. С живыми выступлениями Cold War Party появлялись редко, а в сети практически не писали о себе, от чего стало непонятно, жива ли группа? К счастью, по словам участников, коллектив не распался, но сменил состав. Будучи, чуть ли не единственными представителями жанра в городе, CWP делают музыку, достойную саундтреков Квентина Тарантино, известного поклонника серфа. Втроем, без вокала, группа мастерит композиции будто бы прямиком из 1960-х, когда на слуху были The Beach Boys, The Ventures и Дик Дейл. О том, что на дворе 2015-й, говорит лишь прорывающиеся мотивы пост-панка.

Илья Саморуков (гитара):

«Мы стали одной из первых серф-групп в Самаре. Сейчас есть еще одна — The Spoon Box. Ее лидер слушал нашу музыку, как кто-то слушает западные группы. Мы намеренно играли инструментальный примитив, потому что наши музыкальные и умственные способности позволяли это. Мы относились к занятию как к хобби, но были те, кто слушал наши записи всерьез, и это приятно осознавать. Музыканты перебрались в другой город, и группа была заморожена. Сейчас снова начали репетировать. Музыка стала еще более современной: мы оставили легкие интонации серфа, но добавили минималистских и нео-джазовых элементов. Мы, конечно, концертная группа. Для меня важно, что ходы, которые мы используем, некоторые самарские группы уже использовали. Хочется, чтобы музыкальный язык был узнаваем, чтобы в нем было место поиску. Но эта вся экспериментальность должна быть слушабельной. Я люблю нойзовые концерты, но танцы перед сценой я люблю больше».